12:09 / 6 сентября 2018

Бизнес cтарообрядцев

Магистр истории Николай Пачежерцев об организации предпринимательства по этическим нормам старообрядческой традиции

В обыденном сознании россиян старообрядцы представляются, как люди закрытые, обитающие где-то в глухой сибирской глубинке, отсталые, нецивилизованные и упертые фанатики. Так ли это на самом деле?
 

Николай Пачежерцев,
магистр истории, соискатель кафедры философии ТюмГУ,
студент Московского старообрядческого духовного училища

 
 

Вместе с тем, многие выдающиеся деятели науки, культуры, военного дела были выходцами из старообрядческой среды, знали и помнили свои корни: Михаил Ломоносов, атаман Матвей Платов, поэты Николай Клюев, Борис Корнилов, писатели Фёдор Гладков, Александр Волков, художник Кузьма Петров-Водкин, скульптор Анна Голубкина, академики Борис Рыбаков и Дмитрий Лихачев, театральные деятели Сергей Зимин и Константин Станиславский, советский министр обороны Дмитрий Устинов, а также величайший разведчик XX века, сибиряк Николай (Никанор) Кузнецов. Сложно говорить о них, как о необразованных, замкнутых и неграмотных.
 

С конца XVIII – начала XIX вв. в России текстильная промышленность, значительная часть хлеботоргового бизнеса, а также нижегородские и московские ярмарки были в руках старообрядцев. Наиболее известные старообрядческие династии, внесшие значительный вклад в экономику и культуру России, – Морозовы, Рябушинские, Гучковы, Солдатёнковы, Хлудовы, Коноваловы, Кузнецовы. Дореволюционный историк старообрядчества Иван Кириллов пишет, что «старообрядцы… благодаря своему трудолюбию и трезвости своим экономическим благосостоянием выделялись из общей массы крестьянства».
 

Известные старообрядческие династии России — Морозовы, Рябушинские, Гучковы, Солдатёнковы, Хлудовы, Коноваловы, Кузнецовы

 
 

Старообрядцы понимали, что их деятельность должна служить во благо народу, поскольку христанин-коммерсант – не только тот, кто торгует без обмана продукцией хорошего качества, но и тот, кто стремится учитывать подлинные потребности своих современников, а не использовать их легковерность и дурные наклонности. Он заводит новые производства и новый сервис, изобретателен и эффективен в своей деятельности.
 

Предприниматель-старообрядец Владимир Рябушинский отмечал, что «в Америке господствует идея «хозяина»; в России – идея «завистника и неудачника». Талант в России у нас скромнее, чем бездарность. У европейцев – скорее наоборот. Зато у нас еще сохранилось понимание хозяйственной святости и память о ней. Всё это, также как и представление о хозяйственном грехе, почти пропало на Западе». Давая положительную оценку протестантской реформации, Владимир Рябушинский говорит о различии подходов протестантов и православных-старообрядцев по этической организации бизнеса: «хозяин-православный во многом отличается от кальвиниста. Мирской аскетизм есть и у нас, но он не постоянный, а периодический, связанный с постами. Отношение к богатству тоже другое. Оно не считается греховным, но на бедность не смотрят как на доказательство неугодности Богу. Поэтому в России нет того сухого, презрительного отношения к беднякам, которое появилось на Западе».
 

Старообрядцы понимали, что их деятельность должна служить во благо народу, поскольку христанин-коммерсант — не только тот, кто торгует без обмана продукцией хорошего качества, но и тот, кто стремится учитывать подлинные потребности своих современников

 
 

Опыт организации бизнеса согласно этическим нормам старообрядческой традиции приобретает актуальность и в наше время. С тем, чтобы выстраивать грамотные отношения со своими экономическими партнерами, необходимо изучать и пропагандировать опыт ведения коммерции старообрядцами, которые являлись надежными партнерами по бизнесу как внутри России, так и с бизнесменами, воспитанными на традициях протестантизма. Ведь не случайно российское старообрядчество внесено в список ЮНЕСКО как нематериальная ценность для всего человечества.
 
 


*источник: журнал tmn №35 (январь–март 2018)


 
 

Фото: Виктория Ермакова