19:05 / 28 мая 2015

Картофельный король

сделано в тюмени 3

«Агрофирма «КРиММ» входит в тройку производителей семенного картофеля в России. Контракты с Lay’s и поставщиками «Макдоналдса» выведут в лидеры

Компания Геннадия Рязанова, расположенная в Упорово, по итогам 2014 года заработала рекордные 200 млн рублей. Как небольшое фермерское хозяйство за 25 лет превратилось в ведущий агрохолдинг страны и почему картошка стоит затраченных на нее сил? Мы узнали у генерального директора ООО «Агрофирма «КРиММ» Геннадия Рязанова.

Февраль. Ясный морозный день. Мы заезжаем в Упорово и через несколько минут оказываемся на огромной территории «КРиММа» – настоящий город посреди деревни! Казалось бы, зима – сельское хозяйство должно находиться в глубокой спячке? Но здесь понимаешь: современная агрофирма работает круглый год. Даже картофель рождается не в земле, как мы привыкли, а в стерильной лаборатории, в пробирках.

Нас встречает сам Геннадий Рязанов и, как гостеприимный хозяин, сначала проводит по своей территории. Показывает лабораторию, а затем овощехранилище компании, кстати, самое крупное в России: его емкость – 60 000 тонн. Тут есть специальные «спальники» для картошки, где поддерживается температура от 3 до 8 градусов.

Рассказывает, как сегодня в союзе с наукой и передовыми технологиями выращивается семенной картофель – главное и любимое детище компании.

Сначала в лаборатории специалисты получают в пробирках тоненькие стебельки картофеля из растений in vitro. Затем их пересаживают в теплицы. Через год, поясняет Геннадий Александрович, из нескольких пробирок вырастет 90 000 растений.

«Себестоимость такого картофеля в первый год очень высокая – около 240 рублей за килограмм, а вот после пяти лет эти 90 000 растений превратятся в 35 000 тонн картофеля “элита” себестоимостью уже 20 рублей за килограмм. Тогда уже можно и торговую надбавку сделать. И вот тут уже начинается прибыль». Цикл от растений in vitro до продажи семенного картофеля – 5 лет.

При этом Геннадий Рязанов подчеркивает: в самом процессе нет никаких секретов. «Многие пытаются заниматься тем же. Но далеко не у всех получается. Наше главное преимущество – специалисты. Купить пробирки, поставить оборудование – все это очень просто. А вот соблюсти технологию, сохранить чистоту растения – гораздо сложнее».
 

img-1

Геннадий Александрович, вы с самого начала понимали, какое это трудное дело?
Геннадий Рязанов: Когда начинал, я не имел никакого отношения к сельскому хозяйству. Мы с ребятами взялись за это только потому, что, как и все в Союзе, в свое время поездили «на картошку» – сначала в школе, потом от предприятий. Казалось, картофель, капуста, морковь, свекла – все это понятные, простые культуры и мы умеем с ними обращаться. Сейчас я знаю, что даже каждый сорт картофеля – отдельная культура, к выращиванию которой надо подходить по-особому. Но это знание пришло позже.
 

А в 88-м году?
В 80-х я возглавлял районный спорткомитет и проработал бы там, наверное, до самой пенсии. Но началась перестройка, и мы с приятелями стали смотреть, за какой бизнес могли бы взяться. Выбрали продовольственную картошку.

Тогда в районе порядка 14 хозяйств получили самостоятельность. И в первую очередь все они бросили картофель – это технологически сложная культура, много ручной работы… А мы, наоборот, поняли, что хоть культура и трудоемкая, энергозатратная, но в конечном итоге она – высокорентабельная. А для бизнеса это самое главное. Поэтому мы организовали небольшое фермерское хозяйство «Нива».

Поначалу это было вроде хобби: у каждого есть основная работа, а в свободное время он трудится в поле. Сами ездили по деревням собирать семена, сами резали их… Я лично стоял на комбайне, потом переодевался и ехал грузить вагоны. Такой у нас был стиль. Все были молодые, энергичные.

Мы – это Юрий Криворучкин, наш технолог, на мой взгляд, один из лучших технологов в России; Александр Медведев, с которым мы вместе были заняты в спорте, но он показал склонность к строительству: хранилища, зернокомплекс – его рук дело; Геннадий Муромцев – наш инженер и я – поскольку в спорткомитете познавал азы организационной работы, то в хозяйстве мне было предложено взять на себя управление. Один день в неделю руководил, в остальные дни был разнорабочим. (Смеется.) Денег-то было мало, считать было нечего. Тогда вся бухгалтерия умещалась в один ящик стола.
 

Факты и цифры

Объем производства за 2014 год – 120 000 тонн продуктов:
80 000 тонн – картофель,
16 000 тонн – овощи,
пшеница и рапс.

Компания обеспечивает 15% российского рынка семенного картофеля, объем производства по итогам 2014 года составил 15 000 тонн.

Выращивают семена иностранных и отечественных фирм: Розара, Гала, Импала, Жуковский, Удача и другие.

Производит 34% всего картофеля и 29% овощей, выращенных коллективными хозяйствами Тюменской области.

35–40% овощей остается в Тюменской области.

Овощехранилище компании на 60 000 тонн признано самым крупным в России.

Оборот компании в 2014 году более 1 млрд рублей.

Прибыль по итогам 2014 года –
200 млн рублей.

240 млн рублей инвестиций вложено в 2014 году в развитие компании.

Стоимость активов – 2 млрд рублей.

В 2017 году должны произвести 35 000 тонн семенного картофеля элитных сортов:
7000 тонн – контракт
для «Фритолей – ПепсиКо Холдинг»,
5000 тонн – «Фарм Фритес»,
5000 тонн для «Белой дачи».

Численность сотрудников – 550 человек.

Когда вы поняли, что сельским хозяйством стоит заниматься серьезно?
Спустя два года, в 90-м, когда получили первую прибыль. Примерно тогда же познакомились с ученым Александром Николаевичем Сильнягиным, специалистом в семеноводстве, и через него подружились с наукой. Поняли, что такое качественные семена и какую огромную роль они играют в увеличении урожая.

«Нива» началась с трех гектаров земли, и первые десять лет нас не замечали даже в районе. Все это время мы проработали, можно сказать, обычными фермерами. Тогда, как и сейчас, все были нацелены на быстрые деньги, мы же строили долгоиграющий бизнес с поздней отдачей.

В 1999 году крестьянские хозяйства потеряли свой статус юрлиц. Чтобы остаться в правовом поле, мы организовали ООО «Агрофирма «КРиММ». Это аббревиатура от наших фамилий – Криворучкин, Рязанов и Медведев, Муромцев. Мы уже нормально зарабатывали, имели кое-какую собственность. А вокруг нас были хозяйства, у которых не все получалось, которые были экономически слабы. В 2001 году районная администрация обратилась к нам с предложением: может, возьмете их под свою опеку?.. Люди сами к нам приходили. Так безо всяких кровавых войн за пять-семь лет мы взяли пять хозяйств. Сейчас у нас под контролем более тридцати тысяч гектаров, половина из которых – в собственности компании.
 

Так же на четверых?
На двоих: остались я и Медведев. Фамилия у него знатная потому что… (Смеется.) А вчетвером мы проработали 18 лет. С бывшими партнерами живем бок о бок, без скандалов. Но аббревиатура осталась. Поначалу я сомневался насчет нее, а сейчас другое название компании и представить не могу.

Шутка осталась с тех времен. Связь была хуже, чем сейчас – на другом конце провода, бывало, переспрашивали: «Как? Какая фирма?» А Муромцев у нас парень с юмором: «Да “КРиММ” наше название. От слова “криминальный”!» – кричал. (Громко смеется.) Лихие 90-е, к слову, мы прошли достаточно благополучно. Я хорошо помню, как мы грузили три машины раннего картофеля и нас сопровождали два милиционера с автоматами – тогда легко можно было попросить их. Ехали на Север продавать. Я сам торговал на рынке. Тогда вывел собственный показатель: отдача* одного гектара именно раннего картофеля (*заработанные деньги от одного гектара) была в 2,34 раза выше, чем от того, что мы продавали в сентябре.
 

tmn_2015_1_IMG_9251_1

Когда занялись семенным картофелем?
Тогда же в 2001-м стали выращивать семена из пробирки. Вообще производство продовольственного картофеля и семян – это отдельные отрасли. И, например, на Западе принято, что разными видами деятельности занимаются разные компании. Мы слушали специалистов, но делали по-своему. И я уверен, что поступили правильно.

Сейчас «Агрофирма «КРиММ» входит в пятерку компаний России по продажам продовольственного картофеля и в тройку – по продажам семенного, с поставками от Краснодара, Волгограда и Астрахани до Хабаровска, Сахалина и Узбекистана. Кроме картофеля, ежегодно выращивается до 16 000 тонн овощей, также пшеница и рапс. Построен завод по подготовке семян и зернобобовых культур мощностью 10 500 тонн. Работает линия по мойке и фасовке картофеля. Овощехранилище компании на 60 000 тонн, часть которого оборудована холодильными камерами, признано самым крупным в России. Впрочем, генеральный директор относится к статистике со скепсисом: «Когда говорят, что мы первые в России, думаешь, что просто все остальные какие-то слабые», – смеется он.

Факты и цифры

Объем производства за 2014 год – 120 000 тонн продуктов:
80 000 тонн – картофель,
16 000 тонн – овощи,
пшеница и рапс.

Компания обеспечивает 15% российского рынка семенного картофеля, объем производства по итогам 2014 года составил 15 000 тонн.

Выращивают семена иностранных и отечественных фирм: Розара, Гала, Импала, Жуковский, Удача и другие.

Производит 34% всего картофеля и 29% овощей, выращенных коллективными хозяйствами Тюменской области.

35–40% овощей остается в Тюменской области.

Овощехранилище компании на 60 000 тонн признано самым крупным в России.

Оборот компании в 2014 году более 1 млрд рублей.

Прибыль по итогам 2014 года –
200 млн рублей.

240 млн рублей инвестиций вложено в 2014 году в развитие компании.

Стоимость активов – 2 млрд рублей.

В 2017 году должны произвести 35 000 тонн семенного картофеля элитных сортов:
7000 тонн – контракт
для «Фритолей – ПепсиКо Холдинг»,
5000 тонн – «Фарм Фритес»,
5000 тонн для «Белой дачи».

Численность сотрудников – 550 человек.

Какие успехи компании на сегодняшний день вы бы отметили?
Сейчас – это контракты с тремя крупнейшими игроками на рынке. С прошлого года «Агрофирма «КРиММ» поставляет семенной картофель компании «Фритолей» (входит в холдинг «ПепсиКо Холдинг») – из этих семян вырастят картофель для изготовления чипсов Lay’s. И на 2016–2017 годы запланированы поставки для компаний «Фарм Фритес» и «Белая дача» – партнеров «Макдоналдса».
 

Как вы вышли на них?
На них не выходят. Эти компании сами выбирают себе поставщиков. Шесть лет назад я неоднократно делал попытки начать работу с ними, но это ничем не увенчалось. Контракт с «Фритолей – ПепсиКо» мы согласовывали целый год, с 2013-го к нам ездили их голландские эксперты. Оценивали техническую оснащенность, наблюдали за семенным материалом: есть ли бактериальные гнили, нет ли признаков вируса… Чистоту сорта отслеживали – они всегда проводят большие испытания, прежде чем выпустить продукт на рынок. И в 2014 году мы были признаны их лучшим поставщиком семенного картофеля.

Вы знаете, что по потреблению чипсов Россия занимает второе место в Европе после Великобритании? В подмосковной Кашире у Lay’s самый большой завод в Европе, также есть в Азове. Планируют строить предприятие в Новосибирске…

К счастью, нам удалось договориться. В 2014 году мы отгрузили их поставщикам небольшие объемы, в 2015-м будет 1000 тонн семенного картофеля, а вот в 2016 году произойдет большой скачок: поставим 7000 тонн. На выставке «Золотая осень» мы вновь общались с представителями компании, говорят, что и в 2019 году готовы купить у нас 10–12 тысяч тонн семян. То есть уже сейчас строят планы – картофель-то к тому времени вырастить надо.
 

Контракты с «Фарм Фритес» и «Белой дачей» другие?
У «Фарм Фритес» немного иные подходы. Ну, вопервых, сорт другой – Инноватор. Во-вторых, они привезли нам суперэлиту этого сорта – 200 тонн, – чтобы не ждать пять лет, таким образом через два года мы им должны будем поставить 5000 тонн. Изначально к нам обратилась совместная голландско-российская компания «Фарм Фритес – Белая дача», которая планировала выращивать сырье для картофеля фри и поставлять его в «Макдоналдс». Однако из-за санкций и прочего две фирмы больше не работают вместе. Уже по отдельности они подтвердили нам свои намерения купить по 5000 тонн семенного картофеля каждая.

Они тоже очень жестко контролировали нас. Буквально жили здесь и в итоге остались довольны. Приезжал даже из Америки представитель «Макдоналдса» посмотреть, как его поставщики готовятся к 2016–2017 годам… Кроме нас семена им поставляет Екатеринбург, Чувашия, но мы будем самыми крупными. Что важно: у них еще нет завода, а они уже всю Россию объехали! Я считаю, нужно учиться их технологиям и масштабам ведениям бизнеса.
 

tmn_2015_1_IMG_9122_0

И вы учитесь у иностранных партнеров?
Безусловно. Многое из того, что касается технологий, мы переняли у европейцев. Российская наука, к сожалению, оторвана от практики: средства защиты от болезней, гербициды – все импортное. Плюс технологии посадки, полива, сбора урожая, его хранения…

Например, нам надо было отстроить точную навигацию при посадке семян: идет трактор, за ним второй, погрешность должна быть не более 2 см. Первые два года были сложные, многое не получалось. Потом прислали к нам из Голландии Кристиана – молодого парня, практиканта, и за две недели он все настроил. Можно, говорит, в мастерскую? Можно. И всех там распугал своей работоспособностью! Ему все интересно, он везде лезет, у него нет перекуров… Я спрашиваю у своих молодых специалистов: почему вы не такие, почему не меняетесь? Там со школьной скамьи людей настраивают на работу, а у нас студенты приходят на производство и видят в нас садистов, которые заставляют их что-то делать.
 

Тем не менее вы занимаетесь подготовкой кадров?
Первые три года после университета они просто учатся. Мы пошли на то, что стали каждый год брать на практику студентов аграрного университета, чтобы они побывали на предприятии, прочувствовали наш климат, стиль. В 2014 году практиковались девять человек, четверым мы предложили остаться. И все равно до западного образования нам пока далеко.
 

tmn_2015_1_IMG_9284_2

Сегодня деревня отличается от прежней. Кажется, теперь здесь больше надо работать головой, а не руками. Удается удержать людей?
Мы занимались этим последние 25 лет. Кое-что получилось. Сегодня уровнем некоторых специалистов я горжусь. С их интеллектом и знаниями они могут вести отдельные отрасли.

Да, у нас есть люди, которые переехали из города. Многое поменялось в том, что касается быта, сферы услуг, образования, – я вижу, что наших 30-летних специалистов это устраивает. Великая культура города к нам приблизилась. У нас 550 человек в штате, из них 86 руководителей производства, большая часть которых – молодые люди.

«Агрофирма «КРиММ» с самого начала сделала ставку на передовые технологии по высоким европейским стандартам. Картофель выращивается с использованием западной техники: «Спадник», «Гриме», «Гаугли», «Амазон», – 70% парка импортного производства. Фирма первой в регионе внедрила кассетную технологию выращивания капусты. В овощеводстве использует орошение с помощью итальянских поливальных машин и американских поливных комплексов. Для возделывания пшеницы первой в УрФО применила комплекс немецкой техники. Использует посевные комплексы «Нью-Холланд – Хорш» и уборочные комбайны «Джон-Дир».

Ударит ли по компании нынешний кризис?
Для нас в этой ситуации есть жирный плюс. Мы сработали на опережение – и в части оснащения, и в части подписания крупных контрактов. Что касается значительного увеличения производства, импортозамещения, я пока не вижу таких перспектив в сельском хозяйстве.
 

14141

Почему?
Время, деньги – это все не самое важное. Должно быть понимание, для кого мы выращиваем свой продукт.
 

А с этим есть проблемы?
Конечно! Напомнить вам недавнюю историю с капустой, когда из-за перепроизводства мы не смогли найти рынков сбыта? 3000 тонн пришлось продать за 3,5 рубля килограмм при себестоимости продукта в 5 рублей. И еще в поле у нас осталось 5000 тонн! На следующий год пришлось сократить производство, некоторые хозяйства вообще бросили выращивать эту культуру. На Западе такое невозможно. Если голландцы продают в Египет свои семена картофеля, то они и купят затем картошку, выращенную из этих семян. У нас же отсутствует макроэкономика. Что рынок все отрегулирует, говорят только те, кто не хочет им заниматься.
 

Что делать?
Очевидно, что с такой мощной системой протекционизма Европа не пустит нас на свои рынки как минимум лет 20, а Китай лет 10. Необходимо развивать свою переработку. Мы обсуждали с губернатором Владимиром Якушевым, что региону требуется мощный перерабатывающий комплекс для овощей. Стоимость его составит 1–1,5 млрд рублей. Мы участвуем в поиске инвестпроекта, а под него готовы выращивать строго определенные сорта, даже специалистами поделимся.

Пока запускаем новый инвестиционный проект: строительство овощехранилища емкостью 13 500 тонн. Под урожай 15-го года будут готовы холодильные камеры на 4500 тонн. Сможем, по крайней мере, сохранить продукт.

Любые разговоры о расширении, так или иначе, упираются в проблему сбыта. Мы готовы производить много овощей, минимизировать издержки, но не только от нас зависит, как мы будем это продавать.
 

tmn_2015_1_IMG_8888_1tmn_2015_1_IMG_8837_2

123232

Приходишь в какой-нибудь гипермаркет, а там привозная картошка…
Да, пытаемся по Тюмени войти во все федеральные сети, но пока не очень получается. Региональные менеджеры ничего не решают, слушают, что им скажет «голова». Вязнем в переговорах… Отчасти для решения этих трудностей мы открыли собственные логистические центры в Тюмени (на Дамбовской, 9) и в Ноябрьске. К концу года они обрастут магазинами.
 

Своя сеть?
Слова «сеть» я опасаюсь, все-таки масштабы не те. Но, думаю, четыре магазина в Тюмени и два в Ноябрьске появятся.
 

Как они будут называться?
Скорей всего, «КРиММ». Главный вопрос – смогут ли они себя содержать. Качество для нас на первом месте, а низкую цену мы можем себе позволить.
 

Геннадий Александрович, вы уже сделали то, чем можно гордиться? Оставили след в этом мире?
Что-то еще не доделал. И меня это подстегивает. Например, мы были закредитованы, хотели рассчитаться и не развивать больше производство. Но… опять входим в новые программы, разгоняем себя. Мой партнер – он такой же заводной. Не знаю, к плюсам это относится или к минусам.
 

Вам есть кому оставить свое дело?
Сын Валерий с 4-го класса после уроков приходил в поле и работал со мной на тракторе. И я должен сказать, что с самого начала он схватывал сложные технические моменты, разбирался в производстве. Последние семь-восемь лет работает коммерческим директором. Дочь тоже занята вместе с нами в семейном бизнесе.
 

Как вы считаете, в чем успех «Агрофирмы «КРиММ»?
Мы пытались ломать стереотипы. На Западе такого нет: там одна компания производит семена, другая выращивает овощи, третья перерабатывает, четвертая продает. А мы делаем все! И кто скажет, что это неправильно, – не соглашусь. Время доказало нашу правоту: мы хотим зарабатывать, а деньги появляются только в конце цепочки. Зачем же нам отказываться от них? «Тойота» ведь тоже все производит и продает сама. Вот и мы – не «Тойота», конечно, но денег заработать не против. (Улыбается.)
 

Блиц-опрос

Кто повлиял на вас больше всего?
Спортсмены, их целеустремленность. Я был очень предан спорту, до фанатизма, но потом понял, что олимпийским чемпионом мне уже не стать. Ушел. А целеустремленность осталась.

Какие качества необходимы предпринимателю, чтобы бизнес был успешным?
Вера в дело, которое начинаешь. Если скрупулезно работать, бизнес даст тебе заработать.

Если сотрудник провинился, даете ему второй шанс?
Был случай, когда часть картофеля мы не смогли продать, потому что не довели его до кондиции: специалист дал питания на 40 тонн, а выросло 58 тонн. Он ошибся – такие вещи приходится прощать.

Какие переломные моменты были в компании?
Интеграция 2000-х годов вселила надежду, что мы можем что-то делать.

Верите в судьбу?
Да. Самая большая удача – что я пришел в это дело.

Часто говорите нет?
Мне нравится поощрять людей, хвалить. Не жалко этого. Но приходится, к сожалению, работать в обратном направлении. Приходится быть жестким.

Когда чувствуете себя счастливым?
Когда все удается. Люблю радоваться своим свершениям. Это мной и движет.

Что нельзя купить за деньги?
Здоровье. И любовь – ее надо прочувствовать.

Какие у вас жизненные принципы?
Сейчас придерживаюсь того, чтобы работа была исполнена качественно. Стыдно делать некачественно. Это выше для меня, чем материальное.

Что хотите оставить после себя?
Успешное, работающее предприятие. Бывает много моментов, когда предприятие перестает работать.

Любимое блюдо из картофеля?
Обычная жареная картошка. Главное, чтобы сорт был хороший. Мне нравится Гала.
 

беседовала Вероника Мелконян
текст Дмитрий Зайцев
фото Владимир Семёнов
на правах рекламы

Loading...
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-56899 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.01.2014 г.
Яндекс.Метрика