13:08 / 5 августа 2013

Фундаментальная политика. Интервью с Евгением Заболотным, заместителем губернатора Тюменской области

Строительство и культура объединились в здании нового драматического театра, и в Тюмени появилась настоящая точка притяжения. С заместителем губернатора Тюменской области Евгением Заболотным, экс-ректором Тюменской государственной академии культуры, искусств и социальных технологий, мы встретились именно здесь, понимая, что в том числе от него зависит, в каком направлении будет расти и развиваться самая «горячая» сфера администрирования – строительство, дороги, транспорт и вопросы культурного наследия.

Валерий Гут: «В России две беды: дураки и дороги» – всем известная фраза. Ее авторство чаще всего приписывают Гоголю, хотя подлинных свидетельств об этом нет. И вот у меня в связи с этим вопрос к вам. Что это за исторический фарс, который из поколения в поколение муссируется в нашей стране?

Евгений Заболотный: Давайте мы дураков оставим в стороне, потому что это отдельная тема для беседы и говорить здесь можно очень много. А вот что касается дорог… Действительно, эту фразу приписывают Гоголю. Хотя некоторые считают, что это слова Пушкина, Вяземского, Карамзина… Но возникает вопрос: а откуда она вообще появилась? Хотелось бы уточнить, что в этой фразе нет упоминания о качестве асфальтобетонного покрытия. Скорее, дорога представляется как не самая удачная альтернатива дома. Это, наверное, специфика нашего российского менталитета. Для нас передвижение – это всегда суета, всегда отрыв от семьи, от дома и нечто такое, что причиняет неудобство человеку.

Особенно раньше, когда по полгода путешествовали…

И сейчас ничего не изменилось. Не знаю, как вы, молодые, но тем, кто постарше, всегда тяжело собираться в дорогу. Я как представлю себе: эти поездки, аэропорты, самолеты, ожидание… Так и возникает наше отношение к дороге. И это неправда, что все дороги в России плохие. В Тюменской области они вполне приличные.

Занять должность готовы многие, а вот нести ответственность за то, что ты делаешь на конкретном месте – немногие, поверьте мне

Мы работали над решением этой проблемы не одно десятилетие и приложили немало сил. И сейчас активно продолжаем строительство автомобильных дорог, которые находятся в компетенции правительства Тюменской области и муниципалитетов. Результат нашей работы положительно оценивают жители региона. Хотя вдумайтесь: в Тюменской области почти двадцать тысяч километров дорог!

Вы имеете в виду единую Тюменскую область?

Я говорю про юг Тюменской области. Из них лишь чуть более одной тысячи километров – это федеральные дороги, и как раз они-то и находятся не в лучшем состоянии. Возьмите любое направление: и на Тобольск, и на Екатеринбург, и на Ишим, и на Курган – везде надо серьезно потрудиться, ведь эти трассы в большинстве случаев проектировались и строились более 30 лет назад.

Раз уж я заговорил об истории, то следующий вопрос коснется темы вашей докторской диссертации. Она звучит так: «Российская историография революции 1917 года на Урале». Почему вы этой темой занимались?

Научная работа – это серьезный этап в моей жизни, который, безусловно, повлиял на меня и мое формирование, на карьеру и судьбу.

Когда я пришел из армии, передо мной встал вопрос, чем заниматься дальше. Я выбрал учебу в аспирантуре и в 1980 году уехал в Уральский государственный университет на кафедру историографии и источниковедения, где моим научным руководителем стал профессор Олег Андреевич Васьковский. Он и сформулировал тему моей тогда еще кандидатской диссертации. Эта тема была близка ему.

Революция семнадцатого года – очень яркое событие, как бы к ней ни относились. Событие, повлиявшее на ход истории России и развитие наших представлений об истории общества. Я всегда говорю, что это своего рода лакмусовая бумажка, которой определяется мировоззрение историка, его отношение к прошлому.

Есть такая поговорка: «Самый злейший враг – это бывший друг». Так вот, как ни странно, наиболее жесткими критиками Октябрьской революции стали историки партии. Те, кто на протяжении XX века воспевал это событие и всячески его превозносил, – именно они явились его очернителями на рубеже восьмидесятых-девяностых.

Опять же надо вспомнить моего учителя Олега Андреевича Васьковского. Он умел очень взвешенно относиться к историческим процессам, к тому, что происходило в обществе. Он помог мне понять, что любое событие, любой факт мы должны оценивать с позиций того времени, когда они происходили, и того места, где они происходили. Принцип историзма, сформулированный в начале XIX века Василием Ключевским, во многом сформировал меня как личность.

Поэтому мне порой смешно слышать суждения и оценки, которые мы даем сегодня. Нельзя с точки зрения современных реалий выносить вердикт тому, что происходило в прошлом веке. Надо набраться терпения, знаний и окунуться в ту историческую обстановку.

 

 

Часто говорят, что руководителя характеризуют первые сто дней его работы. В 2006 году вы стали ректором Тюменского института искусств и культуры, ныне – Тюменской государственной академии культуры, искусств и социальных технологий. Как вы восприняли эту должность, какие задачи вы там решали?

Я пришел в академию, имея уже богатый опыт работы в вузе. Более чем за 20 лет прошел путь от ассистента до ректора. Единственная должность, которую я не занимал, – это заведующий кафедрой. Конечно, первое, что меня там поразило, – люди. Редко встретишь таких патриотов, самоотверженных личностей.

Мне пришлось очень много времени уделить изменению имиджа вуза. Именно в этот период институт и стал академией. И тогда же появились концертные залы, которыми сегодня ТГАКИиСТ гордится, новые специальности искусства.

Думаю, это был рывок, сделанный при поддержке губернатора и правительства области.

Я проработал в академии четыре года, и мои чувства к коллективу попрежнему самые теплые.

Вы помните свои ощущения в первый день?

Их невозможно забыть. Институт, конечно, был не в лучшем состоянии. Но, с другой стороны, меня встретили очень милые, открытые, добрые люди, я пообещал всячески оберегать, охранять их и способствовать развитию творчества. Я сдержал обещание.

Как вы считаете, сможет ли когда-нибудь Тюмень стать интересным культурным центром? Например, город Бильбао знаменит музеем современного искусства – это красивое здание привлекает весь мир. В Тюмени возможны подобные проекты когда-нибудь в будущем?

Почему мы постоянно говорим о будущем, не замечая настоящего? На самом деле история испанского Бильбао не такая безоблачная, как кажется. До конца XX века это был промышленный, металлургический центр. И только кризис промышленности дал толчок чему-то новому, город стал развиваться иначе. Но мы то не Испания, мы должны жить в тех условиях, которые у нас есть.

То, что Европа убрала промышленное производство со своей территории, это не есть хорошо и правильно. Ведь главное – это занятость населения. Поэтому здесь, безусловно, важно соблюсти баланс, и в Тюмени он существует. В городе сегодня активно наращивается промышленное производство: это и налогооблагаемая база, и занятость, и подготовка кадров. На этом фоне успешно и гармонично, на мой взгляд, развивается культура. 

Ежегодно мы более чем по восемь миллиардов рублей вкладываем в приобретение льготного жилья для нашего населения

Что вы ощущали при переходе с должности ректора на должность заместителя губернатора?

Изначально я предполагал, что всю жизнь проработаю в одном коллективе, не мыслил себя вне стен университета. Ведь это очень значимое для нашей семьи место. Педагогический институт окончила моя мама, я выучился в университете и с 1976 года работал в нем, там продолжает работать моя жена, обе дочери окончили университет. Покидать этот коллектив было психологически непросто, но так сложилась жизнь. И мне, если честно, впоследствии понравилось входить в различные профессиональные сообщества. Это всегда новое, отдельная, если хотите, самостоятельная жизнь.

Как человек достаточно ответственный, я всегда подхожу к своему новому перемещению, оценивая его с точки зрения завтрашнего дня. Сегодня стал заместителем губернатора – но надо понимать, что на следующий день тебя уже будут оценивать по результатам твоей работы. Конечно, надо очень много трудиться, чтобы показать этот результат. Чтобы в будущем ни тебе самому, ни тем, кто поверил в тебя, не было стыдно за принятые решения.

Какие ключевые правила сформировали всю вашу последующую деятельность в должности, в которой вы находитесь сейчас?

Во-первых, это системность: нужно разложить общее видение ситуации на составляющие и понять, как они взаимодействуют в том большом деле, за которое ты взялся. Во-вторых, ответственность – и личная, и тех, с кем ты работаешь рядом. Очень часто говорят о полномочиях – я бы это понятие заменил ответственностью. Человек должен отвечать за ту работу, которую он выполняет, перед руководителем, обществом, населением – это очень трудно… Занять должность готовы многие, а вот нести ответственность за то, что ты делаешь на конкретном месте, – немногие, поверьте мне. К тому же, как известно, не бывает коллективной ответственности. Сформировать такое отношение и у себя, и у тех, кто тебя окружает, тех, кто тебе подчинен, – на самом деле непростая задача. И в-третьих, немаловажную роль играет способность не лезть в те вопросы, где ты не являешься экспертом. И если я не имею необходимых знаний в строительстве дорог или гражданском строительстве, у меня, по крайней мере, пока хватает ума не учить людей строить.

Тюменская область – лидер по количеству вводимого жилья. Какова основная причина этого феномена, на ваш взгляд?

Мы работаем системно: формируем земельные участки, подводим сети, сотрудничаем с застройщиками, стимулируя их инвестиционные проекты, подталкиваем возводить рядом с жильем объекты социальной сферы.

Ежегодно мы более чем по восемь миллиардов рублей вкладываем в приобретение жилья для нашего населения. В этот льготный список входят и бюджетники, и сироты, и ветераны, и проживающие в аварийном жилье, и молодые семьи. Такие программы стимулируют и строительные компании, ведь застройщик, возводя жилье, должен быть уверен, что он его продаст.

 

 

 Я недавно брал интервью у руководителя одной крупной компании, и он в сердцах сказал, что мы в Тюмени гонимся за квадратными метрами, но не за качеством жилья. Вы согласны с его утверждением?

Не согласен. Что, у нас Тюменская домостроительная компания строит некачественное жилье? Давайте съездим в жилой комплекс «Малахово», походим по подъездам. Недавно я там был. Вы знаете, я ощутил ностальгию: вспомнил свою первую квартиру, когда переезжал в Заречный микрорайон, на проезд Солнечный, из «болгарского» пансионата в том же Заречном, где у меня была комнатка в девять квадратов. Или давайте посмотрим жилье, которое сегодня возводит АИЖК. Я видел – хорошие, добротные квартиры. Интересное строительство ведут «Партнер-Инвест», ЖБИ-3, ЖБИ 5, «Загрос», «Ишимагрострой»… В Тюмени, к счастью, много хороших застройщиков. Однако бывает и такое, что мы получаем письма недовольных жителей и видим сами, какие квартиры появляются иногда в нашем городе, но это скорее исключение.

Возможно, он имел в виду не качество строительства, а качество жизни в целом. Побывав в Европе, в разных красивых городах планеты, он сделал вывод, что мы, наверное, не совсем так ведем градостроительную политику, как хотелось бы.

Тогда это уже другой вопрос. Есть знаменитая поговорка на этот счет: хорошо там, где нас нет. Надо быть патриотом и любить свой город. Все познается в сравнении. Я помню совершенно другую Тюмень. Нынешняя улица Малыгина (тогда она, по-моему, называлась Тарская) раньше была одним большим сараем. Я сам рос в «крестьянских местах», ходил в школу № 33 через поле и знаю, что это такое. Тюмень сейчас совершенно другая, безусловно. И те, кто любит город, приезжает к нам, хвалят его.

В нашем городе много уникальных объектов. Например, здание архитектурно-строительного университета, известное всем, кто хоть что-то знает о Тюмени. В начале XX века на выставке в Санкт-Петербурге этот проект был признан лучшим среди учебных заведений своего времени.

Не менее уникален мост Влюбленных, чье фото украсило недавний номер «Русского репортера». Он открылся летом 1987 года. Подобных мостов на тот момент в России было всего три: в Москве, в Тюмени и в Красноярске.

Еще одна визитная карточка Тюмени, которую мы скоро окончательно оформим, – набережная Туры. Я помню этот склон: в студенчестве мы на всех субботниках облагораживали его. Я его излазил вдоль и поперек, поэтому склон берега Туры в моей жизни – это отдельная тема. (Смеется.) И когда я смотрю на него сейчас, у меня дух захватывает.

Тогда что же за феномен такой: живем все лучше, а критикуют все больше?

Это вполне нормально. Критика двигатель прогресса. Иначе не было бы стремления к лучшему. Самодовольство и самоуспокоенность – это же источник стагнации. Поиск нового желание что-то увидеть и привнести в нашу жизнь, пусть даже из Европы, – в конечном итоге неплохо. А вот от брюзжания надо бы отучиться!

Критика – двигатель прогресса. Иначе не было бы стремления к лучшему. Самодовольство и самоуспокоенность – это же источник стагнации 

В одном из интервью вы сказали, что у вас большие планы. Цитирую: «В 2015 году объем ввода жилья должен увеличиться до 1 млн 625 тысяч, а к 2020 году – до 2,7 млн». Все идет по плану?

Речь шла о наших обязательствах перед Министерством регионального развития, где каждому региону предписано сдавать определенное количество квадратных метров каждый год вплоть до 2020 года. Эти цифры – как раз из данного плана. Думаю, что они не совсем реальны. Поэтому мы сегодня ведем переговоры с Минрегионразвития о том, чтобы их скорректировать. Впрочем, показатели этого года будут неплохие. Мы серьезно наращиваем объемы жилищного строительства. Подошли в 2012 году к вводу 0,98 м2 на человека. Порядка 700 000 м2 мы сдали в этом году – этот показатель тоже хороший.

Если бюджет уменьшится, будут ли строить, например, ключевые мосты, которые запланированы, и будет ли продолжаться развитие города такими же бурными темпами?

Все идет по тому намеченному плану и согласно тем поручениям, которые дал строительному комплексу губернатор. Никаких изменений не предполагается.

Скажите, впишутся ли в облик Тюмени, например, небоскребы или какие-нибудь другие монументальные сооружения, о строительстве которых так много разговоров?

Есть у врачей такой принцип: не навреди. Это правило работает и в формировании городского облика.

Думаю, что те, кто застроил сегодня безликими домами историческую часть города, высокой оценки ни у современников, ни у потомков не получат. К сожалению, этого уже просто-напросто не переделать.

С одной стороны, есть исторический облик и сложившаяся архитектурная среда, а с другой – желание застройщика с каждого квадратного метра получить прибыль. Я думаю, что возведение небоскребов как раз из этой серии. В моем представлении они не очень вписываются в архитектурную среду. И архитекторы должны основательно потрудиться чтобы вписать такой объект в существующую обстановку.

А какие объекты историко-культурного наследия вы особенно любите, как житель города?

Я бы даже сказал: как житель области. Если говорить об объектах культурного наследия, то нельзя забывать о Тобольске с его кремлем, Гостиным двором, храмами, монастырями…Дорого сердцу симпатичное здание ТюмГУ по ул. Осипенко, 2: я там несколько лет проработал. Каждый памятник уникален и любим по-своему.

Теперь несколько личных вопросов. Ваша любимая книга, телевизионная передача?

Когда появляется желание взять книгу в руки, то чаще всего беру «Мертвые души» Гоголя. Кстати, очень люблю «Героя нашего времени» Лермонтова. Правда, Интернет и телевидение сыграли свою роль, и сегодня все мы читаем гораздо меньше.

Из телевизионных программ люблю встречи с нашими корифеями театрального и киноискусства. Буквально на днях была передача с Инной Макаровой, я с большим удовольствием смотрел, недавно повторяли программу с участием Ольги Аросевой. Замечательные люди.

Сколько раз вы прочитали «Героя нашего времени»?

Читаю отрывками, которые особенно созвучны с настроением и реалиями жизни. «Героя нашего времени» я бы всем педагогам рекомендовал выучить наизусть. Недавно с большим удовольствием прочитал воспоминания Михаила Козакова. Не могу отнести себя к активным читателям. Многие годы выписываю газеты, но все чаще по вечерам брать газету в руки не хочется. Время берет свое: Интернет становится основным источником информации.

Тюмень для вас – город особый. Какое чувство вы испытываете к нему?

С Тюменью связана, конечно, вся моя жизнь. Я дважды уезжал из Тюмени – один раз в армию в Красноярск, была полтора года отлучка, и второй раз в Екатеринбург в аспирантуру на три года. И была возможность, кстати, остаться в Екатеринбурге, предлагали мне там работу, но тянуло домой… Поэтому исповедую принцип «где родился, там и пригодился». Я ни разу не помышлял об отъезде. Здесь похоронены мои прадеды, деды, живут родители, дети и внуки…

По каким местам в Тюмени вам приятно прогуливаться?

Чаще всего гуляю за городом. У меня есть дом в деревне – это очень красивые места. И гулять там – одно удовольствие.

Какое самое обидное, на ваш взгляд, но справедливое сочетание вы слышали о Тюмени, над исправлением которого все-таки можно потрудиться?

Если вы намекаете на известную пословицу «Тюмень – столица деревень», то кроме рифмы ничего реального в этом нет. А хотя почему «деревня» кого-то обижает? Сама по себе она хороша. И то, что Тюмень является столицей наших сельских территорий, – это замечательно.

Какой главный совет или принцип вы передали своим дочерям или хотели бы им передать?

Вы знаете, давать советы – очень неблагодарное дело. Надо просто дарить детям любовь, сохранять семью – это и есть лучший пример для них. А в нашей семье принято бережно относиться друг к другу и поддерживать семейные ценности. Мы часто собираемся за одним столом, дети в выходные приезжают к нам, чтобы вместе провести время, порадоваться тому, как растут внуки.

А сколько у вас внуков?

Двое – внук и внучка. Скоро будет еще одна внучка.

текст Полина Волкова фото Владимир Семёнов