18:02 / 27 февраля 2015

Любовные письма великих людей

главная5

Скрип гусиного пера, капля чернил, оброненная дрожащей рукой, пламенные послания, воспевающие главное чувство в жизни...

Мы подобрали для вас самые страстные письма, которые были когда-либо созданы влюбленными парами, знаменитыми на весь мир.

 

 

Александр II — Екатерине Долгоруковой

 

1.2png

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

На момент написания этих писем император Александр II женат на Марии Александровне уже 27 лет, но, конечно, он не мог развестись. Связь с Екатериной Долгоруковой длилась с 1866 года, а после смерти императрицы в 1880-м Александр II незамедлительно вступил в марганистический брак со своей возлюбленной. Однако счастье их длилось недолго: спустя год император погиб от бомбы, брошенной народовольцем Игнатием Гриневицким.

2.2

 

«Мы снова будем друг у друга в объятьях с тем же счастьем, что и прежде…»

1 октября 1868 года

«После возвращения с утренней прогулки по парку я, переполненный счастьем, занялся своим любимым занятием – чтением твоего письма. Был день моего возвращения, но я не
торопился. Мои мысли были полны как обычно моим милым чертенком, который простит меня и пообещает еще большее наслаждение, чем в нашу первую встречу.
И, мой Ангел, даю тебе обещание, что мы снова будем друг у друга в объятьях с тем же счастьем, что и прежде, но оставаясь благоразумными из-за твоего m.d.f., которого ты очень любишь. Но нам все-таки было сладко очутиться вместе после всего того, что мы перетерпели после Парижа. Но ничто не может сравниться с радостью того, что мы делаем. Мы двое жаждущих, которые не могут дождаться момента соединения один с другим, и мы неразлучны навсегда, чувствуя счастье быть мужем и женой перед Богом.
<…>
О! Спасибо, спасибо, дорогой Ангел, за все эти нежные воспоминания, которые принесли мне столько удовольствия, как и всё, что мне приносит моя сладкая женушка, которая является центром моей жизни. И я счастлив и горд быть ее мужем перед Богом. Не мы виноваты, что упустили свое счастье. Нашему счастью ничто не может помешать. Я так люблю счастливые воспоминания, которые ты даришь мне. Я не могу найти подобное в жизни с Марией, хотя, возможно, я забыл про них в нашем гнездышке. <…> Обнимаю тебя, душа моя Катя, и счастлив, что я твой навсегда».

 

 

Николай II — Александре Фёдоровне

 

3

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Любовь царской четы вспыхнула с первого взгляда, когда принцесса Алиса Гессен-Дармштадтская во второй раз приехала в Россию. Родители цесаревича и бабушка Аликс противились этому браку, однако Николай II упорствовал, и им пришлось согласиться. Супруги пронесли любовь через всю жизнь и не дрогнули перед лицом смерти, вместе с детьми и прислугой находясь под прицелом большевиков.

 

4

 

«Хоть мы и в разлуке, но наши души и мысли едины,
не правда ли…»

3 августа 1894 года

«Дорогая, не считай меня глупым, но я не могу начать ни одного письма, не повторив то, что постоянно чувствую и о чем думаю: я люблю тебя, я люблю тебя. О, милая, что это за сила, которая навсегда сделала меня твоим пленником? Я ни о чем не могу думать, кроме тебя, моя родная, и я отдаю свою жизнь в твои руки, большего я не могу отдать. Над моей любовью, каждой ее капелькой, ты имеешь полную власть! Хоть мы и в разлуке, но наши души и мысли едины, не правда ли, дорогая? О, моя Алики, если бы ты только знала, сколько счастья ты мне дала, ты была бы рада и ничто не потревожило бы мира твоего сердца. Как бы мне хотелось быть рядом с тобой, шептать тебе на ушко нежные слова любви и утешения…
И, милая, пожалуйста, всегда пиши мне, если тебе понадобится что-то узнать. Говори прямо и откровенно. Никогда не бойся сказать мне всё, что захочешь. Мы должны всё знать друг о друге и всегда помогать друг другу, правда ведь, дорогая?
…С самой горячей любовью и нежнейшими поцелуями, остаюсь твой преданный и глубоко любящий, Ники.
Да благословит тебя Бог».

 

19 сентября 1914 года
(первое письмо Александры Фёдоровны после начала войны)

«С эгоистической точки зрения я страшно страдаю от этой разлуки. Мы не привыкли к ней, и я так бесконечно люблю моего драгоценного милого мальчика. Вот уже скоро двадцать лет, что я принадлежу тебе, и какое блаженство это было для твоей маленькой женки!
<…>
Мои усердные молитвы следуют за тобой днем и ночью. Пусть Господь хранит тебя, пусть он оберегает, руководит и ведет тебя, и приведет тебя здоровым и крепким домой.
Благословляю и люблю тебя, как редко когда-либо был кто любим, и целую каждое дорогое местечко, и прижимаю тебя нежно к моему сердцу.
Навсегда твоя собственная старая женка».

 

 

Владимир Маяковский — Лиле Брик

 

5

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Пожалуй, самый загадочный и драматичный любовный треугольник: Владимир Маяковский – Лиля Брик – Осип Брик. Они втроем жили в одной квартире, поэт регулярно снабжал деньгами супругов и почти все стихи посвящал своей «Лилик». Несмотря на другие многочисленные связи всех участников этого странного союза, Маяковский всегда любил только главную Музу, он ужасно страдал и был так крепко привязан к ней, что разорвать опутавшие его узы смог только выстрелом в сердце.

« Раньше, прогоняемый тобою, я верил во встречу. Теперь я чувствую, что меня совсем отодрали от жизни, что  больше ничего и никогда не будет.
Жизни без тебя нет…»

28 декабря 1922 года

«Лилек.
Я вижу, ты решила твердо. Я знаю, что мое приставание к тебе для тебя боль. Но, Лилик, слишком страшно то, что случилось сегодня со мной, чтоб я не ухватился за последнюю соломинку, за письмо.
Так тяжело мне не было никогда – я, должно быть, действительно чересчур вырос. Раньше, прогоняемый тобою, я верил во встречу. Теперь я чувствую, что меня совсем отодрали от жизни, что больше ничего и никогда не будет. Жизни без тебя нет. Я это всегда говорил, всегда знал. Теперь я это чувствую, чувствую всем своим существом. Всё, всё, о чем я думал с удовольствием, сейчас не имеет никакой цены – отвратительно.
<…>
И все-таки я не в состоянии не писать, не просить тебя простить меня за всё. Если ты принимала решение с тяжестью, с борьбой, если ты хочешь попробовать последнее, ты простишь, ты ответишь.
Но если ты даже не ответишь – ты одна моя мысль. Как любил я тебя семь лет назад, так люблю и сию секунду, что б ты ни захотела, что б ты ни велела, я сделаю сейчас же, сделаю с восторгом. Как ужасно расставаться, если знаешь, что любишь и в расставании сам виноват.
Я сижу в кафе и реву. Надо мной смеются продавщицы. Страшно думать, что вся моя жизнь дальше будет такою.
Я пишу только о себе, а не о тебе, мне страшно думать, что ты спокойна и что с каждой секундой ты дальше и дальше от меня и еще несколько их и я забыт совсем.
Если ты почувствуешь от этого письма что-нибудь кроме боли и отвращения, ответь ради Христа, ответь сейчас же, я бегу домой, я буду ждать. Если нет – страшное, страшное горе.
Целую. Твой весь.
Я».

 

 

Наполеон I Бонапарт — Жозефине Богарне

 

6.2

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Они поженились, когда Наполеон был еще генералом. Разница в возрасте в шесть лет не мешала влюбленным, и, находясь в армии, он страшно ревновал и слал жаркие письма, умоляя Жозефину присоединиться к нему. Ветреная красавица не скучала в обществе многочисленных любовников, и Наполеон несколько раз порывался расстаться с ней, но влияние Жозефины оказывалось сильней. И все-таки они развелись, когда стало ясно, что она не может подарить императору наследника.

 

7

«Мне больно оттого, что ты не называешь меня по имени. Я буду ждать, когда ты напишешь его»

1796 год

«Не было дня, чтобы я не любил тебя; не было ночи, чтобы я не сжимал тебя в своих объятиях. Я не выпиваю и чашки чая, чтобы не проклинать свою гордость и амбиции, которые вынуждают меня оставаться вдалеке от тебя, душа моя. В самом разгаре службы, стоя во главе армии или проверяя лагеря, я чувствую, что мое сердце занято только возлюбленной Жозефиной. Она лишает меня разума, заполняет собой мои мысли.
Если я удаляюсь от тебя со скоростью течения Роны, это означает только то, что я, возможно, вскоре увижу тебя. Если я встаю среди ночи, чтобы сесть за работу, это потому, что так можно приблизить момент возвращения к тебе, любовь моя. В своем письме ты обращаешься ко мне на „Вы“. „Вы“? А, черт! Как ты могла написать такое? Как это холодно!..
Жозефина! Жозефина! Помнишь ли ты, что я тебе сказал когда-то: природа наградила меня сильной, непоколебимой душой. А тебя она вылепила из кружев и воздуха. Ты перестала любить меня? Прости меня, любовь всей моей жизни, моя душа разрывается.
Сердце мое, принадлежащее тебе, полно страха и тоски… Мне больно оттого, что ты не называешь меня по имени. Я буду ждать, когда ты напишешь его. Прощай! Ах, если ты разлюбила меня, значит, ты меня никогда не любила! И мне будет о чем сожалеть!»

 

27 ноября 1796 года

«Я прибыл в Милан, я кинулся в твои апартаменты, я бросил всё, чтобы увидеть тебя, сжать в своих объятиях… но тебя там не было. Ты ездишь по городам, в которых проходят праздники, ты покидаешь меня, когда я приезжаю, ты не думаешь больше о своем дорогом Наполеоне. Твоя любовь к нему была всего лишь капризом; непостоянство делает тебя равнодушной. Привыкший к опасности, я знаю лекарство от жизненных невзгод и болезней. Несчастье, которое обрушивается на меня, невыносимо; я имел право на сочувствие. Я буду здесь до вечера девятого числа. Не огорчайся; возвращайся после развлечений; ты создана для счастья. Весь мир рад тому, что может доставить тебе удовольствие, и лишь твой муж очень, очень несчастлив».

 

 

Фридрих Шиллер — Шарлотте Ленгефельд

 

8

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

С Шарлоттой (и ее сестрой Каролиной) Фридрих познакомился в 1785 году, однако свадьба состоялась несколькими годами позже, поскольку поэт не имел постоянного жалованья и мать девушки противилась браку. У них родилось четверо детей, а жизнь была практически безоблачной. Счастливые дни омрачались частыми болезнями Фридриха Шиллера, и он умер в 45 лет. Шарлотта пережила мужа на 15 лет.

«Забудьте всё, что могло стеснять Ваше сердце, позвольте говорить лишь Вашим чувствам»

3 августа 1789 года

(за семь месяцев до свадьбы)

«Правда ли это, дорогая Лотта? Могу ли я надеяться, что Каролина прочла в Вашей душе и передала мне из глубин Вашего сердца то, в чем я не осмеливался себе признаться? О, какою тяжелою казалась мне эта тайна, которую я должен был хранить всё время, с той минуты, как мы с Вами познакомились.
<…>
Вы могли отдать себя другому, но никто не мог любить Вас чище и нежнее, чем я. Ни для кого иного Наше счастье не могло быть священнее, чем оно всегда было и будет для меня. Всё мое существование, всё, что во мне живет, всё самое дорогое во мне посвящаю я Вам. И если я стремлюсь облагородить себя, то только для того, чтобы стать более достойным Вас, чтобы сделать Вас более счастливою. Благородство души способствует прекрасным и нерасторжимым узам дружбы и любви. Наша дружба и любовь будут нерасторжимы и вечны, как чувства, на которых мы их воздвигли.
Забудьте всё, что могло стеснять Ваше сердце, позвольте говорить лишь Вашим чувствам. Подтвердите то, на что позволила мне надеяться Каролина. Скажите, что Вы хотите быть моею и что мое счастье не составляет для Вас жертвы. О, убедите меня в этом одним-единственным словом. Близки друг другу наши сердца были уже давно. Пусть же отпадет то единственное чуждое, что стояло до сих пор между нами, и пусть ничто не мешает свободному общению наших душ.
До свиданья, дорогая Лотта. Я жажду подходящей минуты, чтобы описать Вам все чувства моего сердца; они делали меня то счастливым, то снова несчастным так долго. И теперь одно только это желание обитает в моей душе.
…Не медлите с тем, чтобы навсегда унять мое беспокойство. Отдаю в Ваши руки всё счастье моей жизни… До свиданья, дорогая!»

 

 

Генрих VIII — Анне Болейн

 

9

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Чтобы завоевать любовь обольстительной Анны, не желавшей выступать в роли фаворитки, Генрих VIII порвал отношения с Папой Римским, отказывавшимся расторгнуть брак короля с Екатериной Арагонской, и объявил себя главой новой, англиканской церкви. Однако, женившись на возлюбленной, Генрих VIII разочаровался в требовательной и своенравной Болейн. Увлекшись фрейлиной, король обвинил Анну в государственной и супружеской измене, в том числе с ее братом. Болейн была обезглавлена.

«Не видя возможности оказаться рядом с Вами, я посылаю Вам вещицу, которая более всего близка мне…»

XVI век

«Возлюбленная моя и друг мой, мое сердце и я передаем себя в Ваши руки, в смиренной мольбе о Вашем добром расположении и о том, чтобы Ваша привязанность к нам не стала бы меньше, пока нас нет рядом. Ибо не будет для меня большего несчастья, нежели усугубить Вашу печаль. Достаточно печали приносит разлука, даже больше, чем мне когда-либо представлялось. Сей факт напоминает мне об астрономии: чем дальше полюса от солнца, тем нестерпимей жар. То же с нашей любовью, ибо отсутствие Ваше разлучило нас, но любовь сохраняет свой пыл – по крайней мере с моей стороны. Надеюсь, с Вашей тоже.
Уверяю Вас, что в моем случае тоска от разлуки настолько велика, что была бы невыносима, не будь я твердо уверен в прочности Ваших чувств ко мне. Не видя возможности оказаться рядом с Вами, я посылаю Вам вещицу, которая более всего близка мне, сиречь браслет с моим портретом, с тем устройством, о котором Вам уже известно. Как бы я хотел оказаться на его месте, чтобы видеть Вас и то, как Вы будете радоваться ему. Писано рукой Вашего верного слуги и друга,
Г.Р.»

 

 

Альфред де Мюссе — Жорж Санд

 

10

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Известный драматург, познавший сладкий вкус славы еще до 20 лет, заинтересовался знаменитой писательницей, прочитав ее второй роман, а при личной встрече и вовсе потерял голову. Они стали любовниками, часто дурачились и придумывали разные забавы, а их сумасшедшую связь обсуждала вся Франция. Однако время, проведенное вместе в Италии, стало для них сущим кошмаром, и отношения Жорж Санд и Альфреда де Мюссе, продлившись всего два года, сошли на нет.

«Я буду меньше страдать, если Вы укажете мне на дверь сейчас»

3 августа 1789 года

«Моя дорогая Жорж, мне нужно сказать Вам кое-что глупое и смешное. Я по-дурацки пишу Вам, сам не знаю почему, вместо того чтобы сказать Вам все это, вернувшись с прогулки. Вечером же впаду из-за этого в отчаяние. Вы будете смеяться мне в лицо, сочтете меня фразером. Вы укажете мне на дверь и станете думать, что я лгу.
Я влюблен в Вас. Я влюбился в Вас с первого дня, когда был у Вас. Я думал, что исцелюсь от этого очень просто, видясь с Вами на правах друга. В Вашем характере много черт, способных исцелить меня; я изо всех сил старался убедить себя в этом. Но минуты, которые я провожу с Вами, слишком дорого мне обходятся. Лучше уж об этом сказать – я буду меньше страдать, если Вы укажете мне на дверь сейчас. Сегодня ночью, когда я… [Жорж Санд, редактируя письма Мюссе перед публикацией, перечеркнула два слова и ножницами вырезала следующую строку] я решил сказать Вам, что я был в деревне. Но я не хочу ни загадывать загадок, ни создавать видимость беспричинной ссоры. Теперь, Жорж, Вы, как обычно, скажете: “Еще один докучный воздыхатель!” Если я для Вас не совсем первый встречный, то скажите мне, как Вы сказали бы это мне вчера в разговоре о ком-то еще, – что мне делать. Но умоляю, – если Вы собираетесь сказать мне, что сомневаетесь в истинности того, что я Вам пишу, то лучше не отвечайте вовсе. Я знаю, что Вы обо мне думаете; говоря это, я ни на что не надеюсь. Я могу только потерять друга и те единственно приятные часы, которые провел в течение последнего месяца. Но я знаю, что Вы добры, что Вы любили, и я вверяюсь вам не как возлюбленной, а как искреннему и верному товарищу.
Жорж, я поступаю как безумец, лишая себя удовольствия видеть Вас в течение того короткого времени, которое Вам остается провести в Париже до отъезда в Италию. Там мы могли бы  ровести восхитительные ночи, если бы у меня было больше решительности. Но истина в том, что я страдаю, и мне неxхватает решительности».

 

 

Людвиг ван Бетховен —

«Бессмертной  Возлюбленной»

 

11

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Будучи сложным и раздражительным человеком, к тому же отягченным страшным недугом – прогрессирующей глухотой, почти доведшей великого композитора до самоубийства, Бетховен никогда не был женат, однако не раз серьезно влюблялся, обычно в своих недосягаемых учениц. Три страстных неотправленных послания были найдены среди его бумаг, и все – адресованные «Бессмертной Возлюбленной». Предполагается, что за этим милым «именем» скрывалась Антония Брентано, венецианка, жена франкфуртского коммерсанта.

«Я решил до тех пор блуждать вдали от тебя, пока не буду в состоянии прилететь и броситься в твои объятия, чувствовать тебя вполне своей и наслаждаться этим блаженством»

7 июля

«Даже в постели мысли мои летят к тебе, Бессмертная Любовь моя! Меня охватывает то радость, то грусть в ожидании того, что готовит нам судьба. Я могу жить либо с тобой, либо не жить вовсе. Да, я решил до тех пор блуждать вдали от тебя, пока не буду в состоянии прилететь и броситься в твои объятия, чувствовать тебя вполне своей и наслаждаться этим блаженством. Так должно быть. Ты согласишься на это, ведь ты не сомневаешься в моей верности тебе; никогда другая не овладеет моим сердцем, никогда, никогда. О, Боже, зачем расставаться с тем, что так любишь!
Жизнь, которую я веду теперь в В., тяжела. Твоя любовь делает меня одновременно счастливейшим и несчастнейшим человеком. В мои годы требуется уже некоторое однообразие, устойчивость жизни, а разве они возможны при наших отношениях? Ангел мой, сейчас узнал только, что почта уходит ежедневно, я должен закончить, чтобы ты скорей получила письмо. Будь спокойна; будь спокойна, люби меня всегда.
Какое страстное желание видеть тебя! Ты – моя Жизнь – мое Всё – прощай. Люби меня по-прежнему – не сомневайся никогда в верности любимого тобою.
Л.
Навеки твой,
Навеки моя,
Навеки мы – наши».

 

 

Виссарион Белинский — Марии Орловой

 

12

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Выдающийся критик и публицист, несмотря на обширный круг знакомых, чувствовал себя страшно одиноким и часто даже не хотел идти домой, чтобы не оставаться наедине со своими тяжелыми мыслями. Влюбившись в Марию Орлову и сделав ей предложение, Белинский вновь ощутил счастье и прилив сил. Однако семейная жизнь не принесла ему желанного удовлетворения: супруги часто ссорились. Они прожили всего четыре года, когда Белинский скончался от чахотки в 36 лет.

«В мечтах я лучше говорю с вами, чем на письме, как некогда заочно я лучше говорил с вами, чем при свиданиях»

7 сентября 1843 года

«Мысль о вас делает меня счастливым, и я несчастен моим счастьем, ибо могу только думать о вас. Самая роскошная мечта стоит меньше самой небогатой существенности; а меня ожидает богатая существенность: что же и к чему мне все мечты, и могут ли они дать мне счастье? Нет, до тех пор, пока вы не со мной, – я сам не свой, не могу ничего делать, ничего думать. После этого очень естественно, что все мои думы, желания, стремления сосредоточились на одной мысли, в одном вопросе: когда же это будет? И пока я еще не знаю, когда именно, но что-то внутри меня говорит мне, что скоро. О, если бы это могло быть в будущем месяце!
<…>
Скажите: скоро ли получу я от вас письмо? Жду – и не верю, что дождусь, уверен, что получу скоро, – и боюсь даже надеяться. О, не мучьте меня, но ведь вы уже послали ваше письмо, и я получу его сегодня, завтра! – не правда ли?
Прощайте. Храни вас Господь! Пусть добрые духи окружают вас днем, нашептывают вам слова любви и счастья, а ночью посылают вам хорошие сны. А я – я хотел бы теперь хоть на минуту увидать вас, долго, долго посмотреть вам в глаза, обнять ваши колени и поцеловать край вашего платья. Но нет, лучше дольше, как можно дольше, не видаться совсем, нежели увидеться на одну только минуту и вновь расстаться, как мы уже расстались раз. Простите меня за эту болтовню; грудь моя горит; на глазах накипает слеза: в таком глупом состоянии обыкновенно хочется сказать много и ничего не говорится, или говорится очень глупо.
Странное дело! В мечтах я лучше говорю с вами, чем на письме, как некогда заочно я лучше говорил с вами, чем при свиданиях. Что-то теперь Сокольники? Что заветная дорожка, зеленая скамеечка, великолепная аллея? Как грустно вспомнить обо всем этом и сколько отрады и счастья в грусти этого воспоминания!»

 

 

Лев Толстой — Софье Берс

 

13

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Они были знакомы с самого детства и всю жизнь сохраняли любовь и уважение друг к другу. Когда они поженились, Льву Николаевичу было 34 года, а молодой жене – всего 18. Софья Андреевна была великому писателю не только супругой и матерью его 13 детей (пятеро умерли в детстве), но и верной подругой и помощницей во всех делах – переписчицей рукописей, переводчиком, секретарем, издателем его произведений. Именно она вела хозяйство и тоже писала повести и рассказы, мемуарные очерки.

«Ваше присутствие слишком живо напоминает мне мою старость, и именно вы»

16 сентября 1862 года

«Софья Андреевна, мне становится невыносимо. Три недели я каждый день говорю: нынче всё скажу, и ухожу с той же тоской, раскаянием, страхом и счастьем в душе. И каждую ночь, как и теперь, я перебираю прошлое, мучаюсь и говорю: зачем я не сказал, и как, и что бы я сказал. Я беру с собою это письмо, чтобы отдать его вам, ежели опять мне нельзя или недостанет духу сказать вам всё. Ложный взгляд вашего семейства на меня состоит в том, как мне кажется, что я влюблен в вашу сестру Лизу. Это несправедливо. Повесть ваша засела у меня в голове, оттого что, прочтя ее, я убедился в том, что мне, Дублицкому, не пристало мечтать о счастье, что ваши отличные поэтические требования любви… что я не завидую и не буду завидовать тому, кого вы полюбите. Мне казалось, что я могу радоваться на вас, как на детей.
В Ивицах я писал: “Ваше присутствие слишком живо напоминает мне мою старость, и именно вы”. Но и тогда, и теперь я лгал перед собой. Еще тогда я мог бы оборвать всё и опять пойти в свой монастырь одинокого труда и увлечения делом. Теперь я ничего не могу, а чувствую, что напутал у вас в семействе; что простые, дорогие отношения с вами, как с другом, честным человеком потеряны. И я  не могу уехать и не смею остаться. Вы честный человек, руку на сердце, не торопясь, ради Бога не торопясь, скажите, что мне делать? Чему посмеешься, тому поработаешь. Я бы помер со смеху, если бы месяц тому назад мне сказали, что можно мучиться, как я мучаюсь, и счастливо мучаюсь это время.
Скажите, как честный человек, хотите ли вы быть моей женой? Только ежели от всей души, смело вы можете сказать: да, а то лучше скажите: нет, ежели в вас есть тень сомнения в себе. Ради Бога, спросите себя хорошо. Мне страшно будет услышать: нет, но я его предвижу и найду в себе силы снести. Но ежели никогда мужем я не буду любимым так, как я люблю, это будет ужасно!»

 

Проект подготовила
Ксения Меньщикова

журнал ENTRER №3 (осень 2014)

logo FB

 

 

 

 

 

 

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-56899 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.01.2014 г.
Яндекс.Метрика