10:02 / 3 Февраль 2020

«Профсоюзам беспокоиться не стоит»

«Профсоюзам беспокоиться не стоит»

Анастасия Бондаренко, статс-секретарь — заместитель Министра энергетики РФ, о трендах развития нефтегазовой отрасли

1tmn.ru: Анастасия Борисовна, сегодня в нефтегазовом комплексе трудится порядка 22% специалистов в возрасте до 30 лет и это самый высокий показатель среди отраслей ТЭК. Чем, на ваш взгляд, кроме заработной платы интересны для молодых людей нефтегазовые компании? Что у них есть такого, чего нет в других компаниях?

Анастасия Бондаренко: Характеристики возрастной структуры персонала в отраслях ТЭК примерно одинаковы: больше половины составляют работники среднего возраста (30–50 лет), примерно в одинаковых пропорциях представлены молодые специалисты и работники старше 50 лет. Этот тренд сохраняется на протяжении последних четырех лет и вряд ли изменится в ближайшие годы в сторону увеличения доли молодых специалистов, учитывая негативную демографическую тенденцию и увеличение пенсионного возраста. На наш взгляд, существующая возрастная «конструкция» отраслей довольно надежна. Нет оснований считать ее неоптимальной и требующей существенной коррекции.

В нефтегазовом комплексе действительно работает немного больше молодежи, чем в других отраслях ТЭК. Думаю, это, прежде всего, заслуга компаний, которые реализуют эффективную социальную политику: ведут активную профориентационную работу со школьниками, плотно сотрудничают с вузами и, конечно, демонстрируют достойный уровень социальной ответственности, что в совокупности и делает их привлекательными площадками для трудоустройства молодых специалистов.

Жизненный цикл профессий сокращается — происходит «старение» профессий, растет востребованность «гибридных» специальностей

 
 


Энергетические профсоюзы всего мира озабочены революцией 4.0, в результате чего может произойти сокращение рабочих мест. Насколько это актуально для нашей страны?

Индустрия 4.0 – это, прежде всего, цифровая индустрия. Технологическая трансформация, безусловно, влияет на формирование глобальных трендов на рынке труда: жизненный цикл профессий сокращается – происходит «старение» профессий, растет востребованность «гибридных» специальностей, когда происходит совмещение знаний в одной или нескольких технических областях с навыками проектного управления и построения деловых коммуникаций.

И на российском рынке труда уже проявились эти тенденции. Вместе с тем мы понимаем, что любые изменения показателей занятости являются производными от степени изменения производств – уровня их цифровой трансформации и технологического оснащения.

Учитывая, что цифровизация энергетики – это сложный, поступательный процесс, пока не имеющий повсеместного распространения, говорить о массовом сокращении рабочих мест, конечно, не приходится. Думаю, нашим профсоюзам пока не стоит беспокоиться.

«Профсоюзам беспокоиться не стоит»

В настоящее время отрасль находится на стадии пилотирования, отработки новых компетенций

 
 

Сейчас много говорят о «компетенциях будущего». На ваш взгляд, какие компетенции будут актуальны в энергетике в ближайшие 10 лет?

В ближайшие 10 лет отраслевой рынок труда будет формироваться с учетом общемировых трендов глобальной технологической трансформации – переходом энергетики на нетрадиционные энергетические ресурсы и технологии. К таким трендам сейчас относятся энергоэффективность, декарбонизация, децентрализация, диджитализация. В каком объеме эти тренды будут влиять на экономику России – сложный, комплексный вопрос.

Глобальная повестка развития нефтегазовой промышленности, в которую включена и Россия, предусматривает модернизацию ряда ключевых технологических направлений таких, как повышение нефтеотдачи на традиционных месторождениях, развитие глубоководной добычи, разработка нефти и газа низкопроницаемых коллекторов, разработка сверхтяжелых нефтей и керогена, производство и транспортировка СПГ, обеспечение энергетической безопасности.

Исходя из актуальных технологических вызовов формируется не только набор компетенций, но и перечень профессий будущего. Например, это инженер-интерпретатор данных телеметрии, экоаналитик в добывающих отраслях, специалисты по проектированию на шельфовых месторождениях, оператор-инженер систем 3D-печати в нефтегазовой отрасли и другие.

В настоящее время отрасль находится на стадии пилотирования, отработки новых компетенций. Совет по профессиональным квалификациям в нефтегазовом комплексе, действующий на базе ПАО «Газпром», мониторит рынок труда и формирует прогноз появления новых должностей и профессий в связи с технологической модернизацией отрасли.

Основной ускоритель роста — это не рынок, технологии, конкуренция или продукты, а способность найти и удержать нужных людей

 
 

Не секрет, что сегодня быть социально-ответственным работодателем не выгодно. Устанавливая высокий уровень социальных льгот и гарантий для работников, ты сразу становишься аутсайдером в тендерах. Скажите, нужны ли со стороны государства стимулы для развития социальной ответственности у работодателей? Какого рода: налоговые льготы, преференции на государственных тендерах?

В рамках действующего трудового законодательства социальное партнерство – дело добровольное. Мы знаем примеры, когда работодатели действительно ограничиваются минимальным социальным пакетом для своих работников. Это их право. Главное, чтобы выполнялось требование Трудового кодекса – минимальный размер оплаты труда не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения.

И, конечно, компании, реализующие продуманную политику в отношении персонала, которые нацелены на повышение его мотивации, на профессиональное развитие своих сотрудников, на их неравнодушное отношение к делу, используют гибкие системы материального поощрения работников. Такие компании понимают, что основной ускоритель роста – это не рынок, технологии, конкуренция или продукты, а способность найти и удержать нужных людей.

Да, сегодня на государственном уровне у нас не сформирована система оценки эффективности социального партнерства, на которую могли бы ориентироваться стороны этого партнерства. Отсутствуют стимулы со стороны государства для расширения круга его участников, которые необходимы. Для этого могут использоваться разные преференциальные режимы, в том числе налоговые, но не только финансовые. Нам всем вместе нужно формировать такое отношение, когда для организации было бы престижным считаться социально ответственным работодателем. Поэтому однозначно нужно развивать механизмы повышения мотивации организаций к участию в социальном партнерстве. Именно такую позицию Министерство энергетики совсем недавно направило в Минтруд России.
 
 

Текст: Светлана Романовская
Фото из открытых источников