13:03 / 21 марта 2014

Олимпийское золото

noskova

Луиза Носкова, олимпийская чемпионка Тюменской области

Луиза Носкова, мастер сложных дистанций и точных выстрелов, начала заниматься лыжным спортом еще в Лабытнанги, но в биатлон пришла только в Тюмени. Первая олимпийская чемпионка Тюменской области рассказала tmn о сбывшихся мечтах, неслучайных людях и патриотизме без пафоса.

Центр подготовки спортивного резерва по лыжным гонкам и биатлону Луизы Носковой открылся летом 2013 года на Республики, 59. Сюда приходят «на имя», и tmn не стал исключением. В особых представлениях Луиза Николаевна не нуждается: она давно легенда в родном Лабытнанги и знаковая личность в не менее близкой сердцу Тюмени.

Мы говорим в ее офисе, где она разливает по чашкам кофе и угощает шоколадными конфетами. Домашняя атмосфера создается моментально. Совершенно точно в этом виновата ее улыбка – настолько теплая, что из февраля сразу попадаешь в лето. Начинаем разговор, конечно, с детства за Полярным кругом.

Папа спортсменки Николай Черепанов – почти коренной северянин. В царские времена его семья была раскулачена и выслана на Север. Казачка из Ростовской области, мама Луизы Николаевны приехала туда же, как и многие в Советском Союзе, на заработки. Лабытнанги, тогда типичное северное поселение с деревянными постройками, стало не только местом встречи родителей будущей олимпийской чемпионки, но и ее малой родиной.

«Два года назад я была там, на Севере. Мой родной город изменился в лучшую сторону, а вот дом, в котором мы жили, не поменял даже цвета стен. Салехард сейчас тоже стал респектабельным и выглядит совсем не так, как в моих детских воспоминаниях. Теперь сразу понятно, что это настоящая окружная столица».

Спортом Луиза начала заниматься с детства. Перепробовала все секции, и даже балет. Однажды на урок физкультуры пришли легендарные тренеры Татьяна и Хамит Ахатовы. Они приехали в Лабытнанги, когда в городе не было ни соответствующего финансирования, ни даже инвентаря для занятий лыжами, а в итоге смогли вырастить целую плеяду чемпионов, среди которых – Луиза Носкова. Тогда, больше 30 лет назад, они выстроили в ряд седьмой класс, чтобы отобрать в секцию лыжного спорта только самых сильных ребят. Не взяли к себе на тренировки всего несколько школьников, в том числе и Луизу.

«Я им не подошла. Но у меня характер упертый – в маму, поэтому все-таки пошла за компанию с подругой на тренировку. Раз пришла, мне дали лыжи. Ездить на них немного я умела, все-таки на уроках физкультуры мы катались, да и по тундре с родителями ходили. Ахатовы увидели, что я могу передвигаться, а характер было видно и так».

Почти все одноклассники Луизы через год сдались и покинули секцию, а «последняя девочка в ряду» все так же тренировалась. Мама была категорически против: после балета и в лыжный спорт… Отец поддерживал дочь, потому что сам занимался легкой атлетикой.

«Через личные рассказы, через истории про великих спортсменов мы узнавали о спорте, как о жизни»

 Биатлон – не бадминтон

Ахатовы, ставшие со временем близкими друзьями семьи, перевернули мир Луизы Носковой. Ее увлек и коллектив, который собрали вокруг себя тренеры. Чай с домашним печеньем после тренировки, дискотеки и турпоходы – все это создавало особую атмосферу близости, покидать которую не хотелось.

«Они были вторыми мамой и папой для всех нас. Я помню, как мы спешили на лыжную базу. Замотаешься шарфом и вперед на 500-метровый круг. А как иначе? На Севере морозы до -40 градусов постоянно, и, если не будешь тренироваться из-за этого, никаких результатов не добьешься. Уверена, что это талант – так заинтересовать детей, давать им больше, чем просто тренировки. Через личные рассказы, через истории про великих спортсменов, с которыми они учились в университете П.Ф. Лесгафта (старейшее высшее физкультурно-образовательное учебное заведение в мире – национальный университет основан в Санкт-Петербурге в 1896 году выдающимся ученым Петром Францевичем Лесгафтом. – Прим. ред.), мы узнавали о спорте как о жизни. Можете себе представить: те, кого мы считали своими героями, были их знакомыми. Мы видели этих спортсменов только по телевизору, а Ахатовы дружили с ними, общались. Тогда и у меня появился кумир – Татьяна Казанкина, трехкратная олимпийская чемпионка по легкой атлетике. Ее пример меня вдохновлял, и я помню, что загадала желание когда-нибудь с ней встретиться.

noskova

 

Лабытнанги дал Тюменской области плеяду чемпионов по биатлону. Кроме Луизы Носковой это Альбина Ахатова, Юлия Макарова, Анна Сорокина, Лариса Кузнецова и другие. О городе стали говорить как о кузнице выдающихся лыжников и биатлонистов. По мнению Луизы Николаевны, климатические условия Севера уже способствуют тому, чтобы дети занимались лыжами. Еще в Лабытнанги на 20% кислорода меньше, чем в Тюмени. Это помогает в тренировке легких, сердца.

Однажды по дороге на базу к Луизе подошел Леонид Гурьев (тренер женской сборной Тюменской области по биатлону, воспитавший несколько биатлонисток, участвовавших в Олимпийских играх. – Прим. ред.). В то время он как раз формировал женскую команду по биатлону – и пригласил Носкову переехать тренироваться в Тюмень.

«Я испугалась его. И сначала даже не поняла, куда он меня зовет. Мне показалось, он говорит что-то про бадминтон». (Смеется.)

На семейном совете того же дня родители вместе с Ахатовыми «сватали» Луизу в биатлон. Это был выпускной класс. В Тюмень ее пытались переманить обучением в сельскохозяйственной академии, «полезной» специальностью экономиста, лыжным спортом и в перспективе – профессиональным биатлоном. Но главным аргументом для нее лично стало расстояние от Тюмени до родительского дома в Лабытнанги. Луиза Николаевна сдалась.

«Я думаю, что не случайно попала в Тюмень. В юности я понимала на интуитивном уровне, а теперь точно знаю: где родился, там и пригодился. Нас воспитывали так, чтобы мы нашли себе место в своем регионе. В итоге я состоялась как спортсменка, преподаватель и руководитель именно здесь».

noskova

В жизни каждого этот рубеж болезнен, но уходить нужно. В тот момент со мной рядом оказались люди, которые поддержали. Я пришла на работу в Институт физической культуры, на кафедру лыжного спорта и биатлона

Родные люди

Тюменская область не была для нее чужой. Сборы в Ишиме и Заводоуковске, тренировки в Тюмени – все это она прошла еще во время учебы в школе. Но не было стрельбы.

 «Я промахивалась. Первые два года в биатлоне для меня были очень тяжелыми: стрельба не шла, была нестабильной, могу хорошо выстрелить, а могу плохо. Функционально я, конечно, была готова, стрельбу компенсировала скоростью». (Луиза Николаевна незаметно сбрасывает туфли на каблуках, берет кружку в руку, но во время разговора не делает ни глотка.)

Через три года Луиза Носкова попала в сборную Советского Союза. Спорт открыл все границы: сначала в социалистическую Болгарию, а потом в капиталистическую Австрию. До Олимпиады в Норвегии оставалось совсем немного, но в 1991 году спортсменка вышла из состава сборной по приятному поводу: родился сын.

 «Лыжники, биатлонисты ведь бегают по лесу в одиночку, их не видно, а после победы мы оказались на виду у всех»

«Я думала, что буду воспитывать сына и в сборную уже не вернусь. Но в 1990-е было довольно тяжело жить. Чем можно помочь семье? Преподавателей тогда хватало своих, а ничего, кроме спорта, я не знала, поэтому приняла решение вернуться, только уже в сборную Тюменской области».

Луиза Николаевна вновь лучше всех бежала дистанции, метко попадала в мишени, и казалось, что выход в сборную СНГ уже совсем рядом, но в 1993 году, за год до Олимпиады, на соревнованиях в Санкт-Петербурге она получила травму.

«И вот я лежу дома с загипсованной ногой. Ничто не говорит о том, что я смогу вернуться в профессиональный спорт. Приехав на Север и встав на учет в местную поликлинику, попала на прием к врачу – жаль, не могу вспомнить сейчас его имени, – который сказал такую фразу: “Если хочешь заниматься спортом, снимаем гипс прямо сейчас. Еще олимпийской чемпионкой будешь!”»

Она последовала совету и начала разрабатывать ногу. Татьяна Ахатова своими руками делала бывшей воспитаннице массаж. Нога болела еще год, но это было ничто по сравнению с появившейся возможностью попасть на Олимпиаду.

«Гурьев увидел, что я вновь в строю и даже привела себя в форму, которой не обладала раньше. Старая память обо мне и контрольные нормативы дали возможность попасть в сборную страны. На Олимпиаду я отобралась вторым номером в команде».

Скромный триумф

Носкова стала первой в биатлоне в Лиллехаммере 1994 года (Норвегия). Ее возвращение в Тюмень было по-настоящему триумфальным: первая олимпийская чемпионка в Тюменской области!

«Мы сели в аэропорту, и в иллюминатор я увидела, что у трапа стоит “чайка”. Я еще подумала: наверное, с нами летит кто-то очень важный, раз встречают на такой машине. Вышли из самолета, вокруг столпилось много людей, которые, оказывается, встречали меня и Леонида Гурьева. И “чайка” тоже стояла у трапа для нас. Я растерялась. Лыжники, биатлонисты ведь бегают по лесу в одиночку, их не видно, а в тот момент мы оказались на виду у всех».

На торжественном чествовании ей вручили ключи от квартиры и собственной «Волги». Луиза Николаевна вновь приступила к тренировкам. Она готовилась к Олимпиаде-98, но в сборную так и не попала: одного места не хватило.

«Сейчас я думаю, что это, пожалуй, было правильно – не попасть на соревнования. Чем дальше ты оттягиваешь момент ухода из спорта, тем сложнее будет научиться чему-то новому. В жизни каждого этот рубеж болезнен, но уходить нужно. В этот момент со мной рядом оказались люди, которые поддержали. Я пришла на работу в Институт физической культуры, на кафедру лыжного спора и биатлона».

Семь лет она работала в университете и еще восемь – в департаменте по спорту и молодежной политике в должности заместителя директора.

В 2013 году Луиза Носкова перерезала ленточку в своем Центре подготовки спортивного резерва. Задача школы – дать ребятам из Тюмени и районов возможность заниматься лыжным спортом и биатлоном под присмотром талантливых и внимательных преподавателей. Имя Луизы Николаевны Носковой теперь может заинтересовать и привлечь детей, точно так же, как когда-то в средней школе города Лабытнанги детей завораживали имена Ахатовых.

«Детям важно иметь образец для подражания. Успехи чемпиона могут стать стимулом детской мечты повторить его триумф. В прошлую Олимпиаду мы остались без медалей, и все спрашивают: почему такое происходит? В лихие 90-е закрылись все школы, разогнали детей, уволили тренеров, а теперь мы хотим видеть в призерах ребят именно того возраста? Выстрелить сразу это не может. Те, кто остался, а это великовозрастные спортсмены, закрывали Олимпиаду. В Сочи на рубеж уже стучится молодежь. У нас сильная традиция. Я надеюсь, что в 2014 году будут медали».

В Ванкувере вместе с Галиной Куклевой (олимпийская чемпионка и трехкратная чемпионка мира по биатлону. – Прим. ред.) Луиза Носкова сфотографировалась с олимпийским огнем. В Лондоне ей удалось продолжить эту традицию. А в декабре 2013 года она несла олимпийский факел по Тюмени. «Мечты сбываются, это всегда находило подтверждение в моей жизни», – говорит она, понимая, какая это большая работа на самом деле – «сбывать» свои мечты. На Олимпиаду в Сочи Луиза Носкова тоже поедет – на другой ответ мы и не рассчитывали. Российский союз спортсменов, который возглавляет Галина Горохова, регулярно собирает вместе ветеранов спорта.

«Именно на такой встрече я и познакомилась спустя много лет со своим кумиром – Татьяной Казанкиной. Видите? Думаю, это судьба. И немного удачи».

Текст Елена Познахарёва

Фото Евгений Балыков

Журнал tmn №16 

Loading...