14:06 / 11 июня 2015

Елизавета Петровна

tmn_2015_2_Художник Иван Яковлевич Вишняков. 1743_0

В проекте «История жизни двадцати одной королевы» — дочь Петра Великого. Годы ее правления: 1741–1762.

«Портрет императрицы
Елизаветы Петровны»
(1743).
Художник: Иван Вишняков

«Елизавета I была умная и добрая,
но беспорядочная и своенравная
русская барыня XVIII века, которую
по русскому обычаю многие бранили
при жизни и тоже по русскому обычаю
все оплакали по смерти».

Василий Ключевский

Ленивая, избалованная и капризная, обожавшая придворные
сплетни и дорогие наряды, Елизавета Петровна в то же время
обладала острым умом и вспыльчивым нравом, который она
унаследовала от своего отца Петра Великого. Это она заставляла
всю Европу уважать себя, и именно она разгромила и унизила
поражением выдающегося военачальника Фридриха II.

 

Папина дочка

Она родилась в подмосковном селе Коломенском, когда ее родители – Пётр I и Марта Скавронская (Екатерина I) – еще не сочетались законным браком. Девочку назвали Елизаветой – ранее это имя в династии Романовых не использовалось. Это было особое пожелание Петра Великого: так называлась шестнадцатипушечная шнява, строительство которой было начато в 1706 году по проекту самого императора и корабельного мастера Ф. М. Скляева; то же имя носили и одна из любимых собак Петра – гладкошерстный терьер Лизетта, – и его любимая лошадь. Несмотря на то что император видел дочь довольно редко, он горячо любил ее. В письмах он упоминал ее и других детей с неизменной нежностью. Пётр часто слал поклоны «Аннушке, Лизетке и Натальюшке». В одном из писем он передает привет «четвертной лапушке» – так в семье прозвали Елизавету, когда она только начинала ползать.

Дочь Петра I была натурой эмоциональной и скорой на расправу: сгоряча могла накричать на любого, а придворным дамам иногда даже приходилось терпеть тяжелую руку своевольной цесаревны

Детство и юность Елизаветы прошли преимущественно в Москве, поэтому императрица навсегда сохранила теплые чувства к этому городу, который она так хорошо знала. Образование она получила поверхностное: танцы, светское обращение, французский язык – вот все, чему она обучилась. Уже в зрелом возрасте, узнав, что «Великобритания есть остров», Елизавета очень сильно удивилась. Цесаревна предпочитала проводить время на охоте или в заботах о своей ослепительной красоте. Высокая (около 180 см), статная, круглолицая, пышущая здоровьем, она восхищала современников яркой, выразительной внешностью и обаянием. Испанский посланник герцог де Лирна в 1728 году так писал о цесаревне: «Принцесса Елизавета такая красавица, каких я редко видел. У нее удивительный цвет лица, прекрасные глаза, превосходная шея и несравненный стан. Она высокого роста, чрезвычайно жива, хорошо танцует и ездит верхом без малейшего страха. Она не лишена ума, грациозна и очень кокетлива». В то же время дочь Петра I была натурой эмоциональной и скорой на расправу: сгоряча могла накричать на любого, а придворным дамам иногда даже приходилось терпеть тяжелую руку своевольной цесаревны.

tmn_2015_2_Портрет царевен Анны Петровны и Елизаветы Петровны. Луи Каравакк. 1717_0
«Портрет царевен Анны Петровны и Елизаветы Петровны» (1717). Художник: Луи Каравакк

Пётр I имел большие планы на дочерей, намереваясь выдать их замуж с выгодой для государства. В 14 лет Лизетту объявили совершеннолетней, однако ее личная жизнь не складывалась. Император собирался выдать ее за французского короля Людовика XV, но план не осуществился, и Елизавету начали сватать за второстепенных немецких князей, пока не остановились на принце Голштинском Карле-Августе. Смерть жениха расстроила и этот брак, и цесаревна примирилась с девичьей жизнью, найдя утешение в объятиях певчего из Украины Алексея Разумовского.

Елизавета Петровна обожала празднества, балы, маскарады, театральные представления, тратя огромные суммы денег на свои прихоти. Ее не интересовала политика, да и сторонние наблюдатели не считали ее способной встать во главе заговора. Английский посол Финч, обыграв слова Цезаря в пьесе Шекспира, докладывал на родину: «Елизавета слишком полна, чтобы быть заговорщицей». Полное равнодушие к государственным делам и существование за границей внука Петра Великого, принца Голштинского, спасли цесаревну от пострижения в монастырь и от брака с герцогом Саксен-Кобург-Мейнингенским, но раздоры с подозрительной Анной Иоанновной, занявшей престол после смерти Петра II, случались неоднократно. При Иоанне VI и его регентах Бироне и Анне Леопольдовне положение Елизаветы было не лучше, но теперь за изменение ее жизни выступило само общество.

 

Без единого выстрела

Десять лет немецкого господства – сначала при Анне Иоанновне, затем ее племяннице Анне Леопольдовне – вызвали сильнейшее недовольство в обществе. Самыми активными представителями русского дворянства в то время были гвардейцы, которые видели в дочери Петра I последнюю надежду на возвращение к временам великого императора. Одновременно с открытыми волнениями в среде гвардии начали действовать французский посол Шетарди и шведский посол барон Нолькен, преследовавшие интересы своих стран и намеревавшиеся через Елизавету Петровну отстоять их.

Елизавету не интересовала политика, да и сторонние наблюдатели не считали ее способной встать во главе заговора. Английский посол Финч докладывал на родину: «Елизавета слишком полна, чтобы быть заговорщицей»

Однако цесаревна прервала переговоры и лично отправилась в гренадерскую роту Преображенского полка и, напомнив, чья она дочь, повела солдат за собой. Гвардейцы грозились перебить всех немцев, но Елизавета Петровна запретила использовать оружие, и арест Брауншвейгской фамилии (родственников Анны Иоанновны, в том числе регентши Иоанна VI – Анны Леопольдовны) и ее приверженцев произошел очень быстро, без кровопролития и без единого выстрела. Дабы пока зать Европе терпимость новой самодержицы, Елизавета заменила смертную казнь ссылкой в Сибирь.

1

Ликованию народа не было предела. Взойдя на престол и трепетно почитая память отца, Елизавета Петровна хотела править, как он, и первое время принимала самое активное участие в делах государства. Она восстановила роль Сената и упразднила Кабинет министров. Уничтожение внутренних таможенных пошлин и мелочных сборов привело к значительному оживлению торговли между регионами. Тогда же появились первые русские банки – Дворянский (Заемный), Купеческий и Медный (Государственный). Реформа налогообложения, введенная Елизаветой Петровной, позволила улучшить экономику страны: были повышены сборы при заключении внешнеторговых сделок до 13 копеек с 1 рубля (вместо ранее взимаемых 5 копеек) и налог на соль и вино. Указ, вышедший в 1744 году, запрещал быструю езду по городу, а за публичное сквернословие стали брать штрафы.

Время правления Елизаветы Петровны отмечено усилением роли дворян. В 1746 году за ними было закреплено право владеть землей и крестьянами. Еще через четыре года помещики получили разрешение ссылать крестьян в Сибирь с зачетом их вместо рекрутов. Императрица позволила дворянам, обязанным по закону 1735 года служить по военной или статской части 25 лет, брать льготные долговременные отпуска. Они настолько укоренились, что в 1756–1757 годах пришлось прибегнуть к серьезным мерам, чтобы заставить зажившихся в поместьях офицеров вернуться в армию. Также дочь Петра Великого поощряла обычай записывать детей в полки еще с пеленок – в итоге они могли достигнуть офицерских чинов задолго до совершеннолетия. Но на этом поблажки не прекратились: было отдано распоряжение о подготовке Манифеста о вольности дворянства (позже его подписала Екатерина II), огромные траты дворян на повседневные нужды одобрялись, возрастали расходы на содержание двора.

2

Именно с воцарением Елизаветы Петровны связывают наступление эпохи Просвещения. Были реорганизованы военно-учебные заведения, расширена сеть начальных школ. Открылись первые гимназии в Москве и Казани. В 1755 году по инициативе фаворита императрицы Ивана Шувалова был основан Московский университет, а в 1757 году – Академия художеств. Михаил Ломоносов и другие представители русской науки и культуры получили поддержку.

Привыкшая к жизни в роскоши и довольстве, Елизавета Петровна выделяла огромные средства на обустройство царских резиденций. Придворный архитектор Растрелли построил Зимний дворец и Большой Екатерининский дворец в Царском селе, перестроил Стрельнинский и дворец в Петергофе. Такое масштабное строительство привлекало в Россию разных именитых мастеров из-за границы. Так, пышный, мажорный стиль полихромных построек Растрелли даже получил в истории архитектуры наименование елизаветинского барокко.

tmn_2015_2_Воцарение Елизаветы Петровны 25 ноября 1741 года. Е. Е. Лансере_4
«Воцарение Елизаветы Петровны 25 ноября 1741 года». Художник: Евгений Евгеньевич Лансере

 

«Разве нет русского?»

Эпоха правления Елизаветы Петровны в целом отличается стабильностью и горячей любовью ко всему русскому. Как никогда развилось национальное самосознание, в среде духовенства вылившееся даже во враждебное отношение к западноевропейскому образованию. В 1743 году Синод представил к высочайшей подписи проект указа о запрещении ввоза в Россию книг без их предварительного рассмотрения. Сама же императрица вовсе не сторонилась иностранцев и могла пригласить ко двору выдающихся французских и итальянских певцов, однако русские песни и хороводы с крестьянскими девушками нравились ей гораздо больше. Что же касается государственных дел, то здесь дочь Петра Великого была непреклонна, не допуская иностранцев на высокие должности. Если ей, бывало, предлагали назначить на какое-нибудь место иностранца, она с неудовольствием спрашивала: «К чему это? Разве нет способного русского?»

Именно при Елизавете Петровне недорогие и качественные российские товары в большом количестве отправлялись в Европу. Например, в Швеции обожали русский хлеб. Пенька, лен, парусина, лес, поташ, сало, мед и множество других товаров непрерывным потоком шли в Европу преимущественно через порты Прибалтики.

Если императрице предлагали назначить на какое-нибудь место иностранца, она с неудовольствием спрашивала: «К чему это? Разве нет способного русского?»

Русская армия была перевооружена, наблюдались порядок и дисциплина в солдатской среде. Француз Лопиталь отмечал в своих записях: «Русская армия хороша, что касается состава. Солдаты не дезертируют и не боятся смерти». Также в стране заметно росло население, чему способствовало отсутствие особенно голодных лет. Подушная подать несколько раз сокращалась, а многолетние недоимки в ее сборах были отменены.

В последний период царствования Елизавета Петровна все меньше занималась вопросами управления государством, передав их своим фаворитам – братьям Шуваловым и Воронцову, – однако внешней политике она лично уделяла пристальное внимание. По натуре мирная и веселая, она была вынуждена воевать чуть ли не половину своего царствования. И ей это удавалось очень хорошо. В 1756 году Франция, Австрия и Россия объединили силы в борьбе против прусского короля Фридриха II, окрестившего эту коалицию «союзом трех баб» (Мария-Терезия, эрцгерцогиня Австрии, императрица Священной Римской империи; Елизавета I Петровна и мадам Помпадур, самая влиятельная фаворитка французского короля Людовика XV). Однако за этими шутками прусского короля скрывалась неуверенность в своих силах, и неслучайно. Российская императрица, ленивая и не любившая серьезных дел, успешно вела боевые действия. Историк Василий Ключевский, современник Елизаветы Петровны, так описывал ее: «…она побеждала первого стратега того времени Фридриха Великого, брала Берлин, уложила пропасть солдат на полях Цорндорфа и Кунерсдорфа… […] При двух больших коалиционных войнах, изнурявших Западную Европу, казалось, Елизавета со своей 300-тысячной армией могла стать вершительницей европейских судеб; карта Европы лежала перед ней в ее распоряжении, но она так редко на нее заглядывала, что до конца жизни была уверена в возможности проехать в Англию сухим путем, – и она же основала первый настоящий университет в России – Московский».

tmn_2015_2_Выезд императора Петра II и цесаревны Елизаветы Петровны на охоту. Валентин Серов. 1900_0
«Выезд императора Петра II и цесаревны Елизаветы Петровны на охоту» (1900). Художник: Валентин Серов

Елизавета Петровна заявила, что будет продолжать войну до победного конца, даже если ей для этого придется продать половину своих платьев. Русская армия захватила Восточную Пруссию с Кёнигсбергом (ныне Калининград), население которой, в том числе известный философ Иммануил Кант, профессор Кёнигсбергского университета, даже присягнуло императрице. В 1759 году после разгрома прусской армии у деревни Кунерсдорф русские войска взяли Берлин. Город заплатил победителям 200 000 талеров на содержание войска и выплатил 1,5 млн рублей в виде контрибуции. Вся Европа, кроме Великобритании, поздравила Россию с новой блистательной победой. К сожалению, Елизавета Петровна не успела полностью уничтожить военную мощь Пруссии, хоть и значительно подорвала ее. Императрица скончалась в январе 1762 года. Ее преемник Пётр III, горячий поклонник короля Фридриха II, остановил войну и вернул немцам все завоеванные территории. К счастью, дочь Петра Великого этого уже не увидела…
 

текст Ксения Меньщикова
Журнал tmn Woman №6 (весна–лето 2015)

Loading...