17:04 / 16 апреля 2014

Модные перевоплощения

Мерлин-Монро-биография-1

Какой была "красота" в разные времена и у разных народов мира?

Знаменитый модельер Жан-Поль Готье однажды сказал, что женская красота – это та вневременная сила, которая завораживает, опьяняет, возбуждает, побуждает к творчеству и лишает дара речи. Но эталон женской красоты – явление изменчивое и непостоянное, как мода.

По мнению поэта Шарля Бодлера, красота состоит из двух элементов – одного вечного и неизменного, не поддающегося точному определению, а другого относительного и временного, складывающегося из того, что дает конкретная эпоха, – моды, вкусов, страстей и господствующей морали. Действительно, критерии и каноны красоты менялись под воздействием религии, социальных условий, географии.

Сколько ухищрений и средств придумывали женщины испокон веков, чтобы соответствовать этим канонам! Например, египтяне первыми сформулировали задачи косметики. «Превратить старуху в молодую» – гласит рецепт на стене одного из египетских храмов. И красавицы страны фараонов в погоне за вечной юностью придавали блеск глазам с помощью капель из сока растения «сонная одурь» (белладонна), а в качестве румян использовали едкий сок ириса – из-за раздражения, вызываемого этим косметическим средством, кожа приобретала желанный красноватый оттенок.

«Надо брать в жены женщину, свободную от телесных недостатков, имеющую приятное имя, походку лебедя или слона, нежные волосы на теле и голове, красивые зубы, нежные члены»

Безымянный

Древняя Греция: считалось, если женщина обладает идеальной фигурой, значит, она наделена и идеальной душой

В Древнем Риме ценились светлые волосы, поэтому римлянки первыми овладели секретом обесцвечивания. Волосы протирали губкой, смоченной маслом из козьего молока и золой букового дерева, затем осветляли их на солнце. А вот на Руси в некоторых районах кудрявые волосы считались признаком безнравственности, поэтому русские девушки знали множество способов распрямления непокорных локонов: например, с помощью меда или масла.

Различны понятия о красоте не только у разных народов, но и у жителей одной страны. Например, в Китае маньчжуры, в XVII веке завоевавшие Поднебесную и основавшие последнюю императорскую династию Цин, были поражены красотой ханьских женщин и два последующих века брали в жены и наложницы именно их. И лишь во второй половине XIX века одна из них смогла поразить императора Сяньфэна своей неканонической красотой: овальное лицо, высокий рост и громкий голос наложницы Цы Си (что означает «Святая Мать») резко контрастировали с прелестями других обитательниц гарема. Кстати, ноги будущей знаменитой императрицы Цы Си, как и всех маньчжурок, не были искалечены традиционным китайским бинтованием –мучительной процедурой, благодаря которой получалась «изящная» стопа размером 7–9 сантиметров.

Безымянный 3

Япония: лицо должно было быть бесстрастным и кукольным: для этого японки густо белили щеки, лоб и грудь, выбривали брови и подбривали волосы

И в Китае, и в Японии женщине практически не позволялось играть даже небольшую социально значимую роль. Это нашло отражение в идеале красоты того времени: ценилась «вечная девочка», миниатюрная, грациозная, с небольшой грудью, крошечными ладонями и ступнями и негромким мелодичным голосом. Какой была традиционная японская красавица? Длинные волосы, собранные в пучок (особо красивой считалась длинная шея, ее нужно было показывать!), и смех, не открывающий зубы. Лицо должно было быть как можно более бесстрастным и кукольным: для этого японки густо белили щеки, лоб и грудь, выбривали брови и подбривали волосы, чтобы лоб казался выше, а овал лица длиннее.

Современная Япония создала новые критерии красоты: девушки не удаляют брови и не чернят зубы, однако кое-что из старых канонов перекочевало и в сегодняшний день. В традиционном театре кабуки можно заметить, что актеры оннагата, играющие женские роли, имитируют косолапую походку. Это считается особым женским шармом, и нынешние  японки специально ходят по принципу «носки вместе, пятки врозь», расценивая это как способ сделать свой образ невинным и женственным.

А вот что современные жительницы Страны восходящего солнца пытаются всеми силами изменить – это разрез глаз. В ход идут косметика, накладные ресницы (средняя длина их у японок – 5,8 миллиметра, что меньше половины длины ресниц у европейских девушек), линзы и… специальный клей или клейкие полоски, которые приподнимают веки, делая глаза больше.

Вообще, чем дальше от Европы, тем представления о красоте все экзотичней. Например, в африканских странах всегда ценились очень полные женщины: их размеры свидетельствуют о благополучии и материальном достатке семьи, а худоба – признак плохого питания и бедности. У племени банту в почете удлиненные лица, в племени акан восхищаются длинными прямыми носами, а фулани ценят высокий лоб, для чего удаляют брови и ресницы. В Габоне  красавица та, что твердо стоит на земле, то есть имеет большую ступню минимум 39–40-го размера.

Во все времена и у всех народов положение женщины было различно, но особо трепетным отношением к ней отличается индийская культура. Известный индолог Бэшем писал: «Во всех источниках утверждается, что с женщиной следует обращаться нежно, хорошо ее содержать, заботиться о ней, украшать ее драгоценностями и окружать роскошью». Последнее – немаловажно: в Индии, да и вообще на Востоке, появляться на людях без украшений считалось неприличным, а в ночь любви перед супругом надлежало появляться в поистине царственном убранстве. Был в этом как социальный (украшения – единственная собственность женщины), так и сакральный смысл: в Индии обнаженное женское тело – это поле общения с космосом, огненной энергии, а украшения – проводники этой энергии и защитники (колокольчики и бубенцы на ножных браслетах отпугивали звоном злых духов). Что касается критериев красоты, то согласно манускрипту «Ману-смрити» индийскому мужчине не стоило брать в жены «рыжую, имеющую лишний член,_болезненную, безволосую, слишком волосатую, болтливую, красноглазую… Надо брать в жены женщину, свободную от телесных недостатков, имеющую приятное имя, походку лебедя или слона, нежные волосы на теле и голове, красивые зубы, нежные члены».

Что касается эстетических представлений в Европе, то в средние века моральные нормы задавала церковь: отвергалось все плотское, чувственное, эротичное. На смену статной и сильной античной женщине пришла бледная и хрупкая девочка, голубоглазая и белокурая, с удлиненным овалом лица, тонкими чертами, узким носом и очень высоким лбом. На картинах тех времен фигуры красавиц непропорциональны: узкие плечи, плоская грудь, но при этом достаточно широкие бедра и выступающий, «беременный», живот: идеалом женщины была Богоматерь.

Возрождение сняло с человеческого тела табу, наложенное церковью. На полотнах тех лет – новый идеал красоты. Широкие бедра, крепкая талия, большая грудь – все согласно достижениям античности, взятым за образец, и моде на здоровое женское тело, готовое  к продолжению рода.

В начале XVIII века, с наступлением эпохи рококо, эстетические взгляды вновь изменились. Женщина представляла собой изысканный источник удовольствия и напоминала хрупкую фарфоровую статуэтку: узкие плечи, тонкая талия, худые руки и ноги, пикантная бледность. Естественность в этот период совершенно не ценилась, искусные «многоэтажные» парики вытеснили натуральные прически.

Девушка в шляпе с пером. 1536 год Картина руки итальянского живописца эпохи Возрождения Тициана Вечеллио

Девушка в шляпе с пером. 1536 год
Картина руки итальянского живописца эпохи
Возрождения Тициана Вечеллио

Начало ХХ века породило моду на своеобразных русалок и нимф, тонких и томных, с резкими чертами лица и нездоровым блеском глаз. Чтобы хрупкость фигуры выделялась еще сильнее, предпочтение отдавалось объемным прическам и волнистым волосам.

На следующем этапе модного перевоплощения условия диктовала уже Первая мировая война. На смену бледным бескостным девушкам пришли гибкие, стройные, спортивные, с подтянутыми мальчишескими фигурами. Они больше соответствовали запросу времени.

А после Второй мировой войны трендом стали роскошный бюст при подчеркнуто тонкой талии, пухлые губы, длинные стрижки и перманентная завивка.

Во второй половине ХХ века тон задавали журналы, подиум и супермодель Лесли Хорнби, известная под псевдонимом Твигги. В 16 лет при росте 169 сантиметров она весила 41 килограмм, имела нулевой размер груди и пропорции 80–55–80. В 1966 году Твигги была признана лицом года по версии Daily Express и стала символом модного Лондона 1960-х и иконой модов – довольно-таки радикальной субкультуры.

Очередное изменение в оценке красоты французские дизайнеры предрекли еще в 2006 году. Сегодня религия уже не диктует условия и маятник качается от искусственного к натуральному. Как утверждает исследователь моды и дизайнер женской одежды Луи Бертран, милитари и унисекс, а также параметры а-ля Твигги –вчерашний день. Ценится подчеркнутая женственность в фигуре и одежде. Мягкий переход от талии к бедрам, длинные волосы естественного цвета, пышные платья, струящиеся юбки, кружево – такова героиня сегодняшнего дня. То, что происходит сейчас, можно смело назвать борьбой между здоровьем и нездоровьем, реальными женщинами и индустрией моды и глянца.

В 2008 году в Лондоне титул «Вице-мисс» в финале национального конкурса красоты «Мисс Англия –2008» получила Хлоя Маршалл, девушка, которая носит одежду 52-го размера. У Хлои параметры среднестатистической англичанки, сейчас она известная модель plus-size, снимающаяся для модных журналов.

На 2008 год, когда Хлое Маршалл было 17 лет, она весила 80 кг при росте 176 см и была обладательницей параметров: грудь 91 D, талия 81 см и бедра 109 см. Хлоя любит свое тело и не собирается худеть

На 2008 год, когда Хлое Маршалл было 17 лет, она весила 80 кг приросте 176 см и была обладательницей параметров: грудь 91 D, талия 81 см и бедра 109 см. Хлоя любит свое тело и не собирается худеть

Если говорить о нынешних тенденциях, то идеал женской красоты неуклонно смещается в область скрытого, а не внешнего. Главное – самоощущение, особый «женский» настрой, принятие своей сущности и любовь к себе. Эту тему особенно ярко раскрывают работы современного американского поэта, философа и психоаналитика Клариссы Пинколы Эстес. В книге «Бегущая с волками: женский архетип в мифах и сказаниях», самом знаменитом своем произведении, она пишет: «В теле нет ничего, что “должно быть таким-то”. Дело не в форме, не в размере, не в возрасте, даже не в том, что всего должно быть по два, потому что есть и исключения. Вопрос первозданности стоит так: чувствительно ли тело, есть ли у него надлежащая связь с наслаждением, с сердцем, с душой, с дикой природой? Доступно ли ему счастье, радость? Может ли оно само двигаться, танцевать, подпрыгивать, раскачиваться, вращаться? Если да – больше ничего и не нужно». В книгах Эстес героини, подвергающиеся насмешкам за свою непохожесть (высокий рост, лишний вес), находят единомышленников и узнают, что большинство женщин их племени выглядят так же, как они. Более того, «недостатки» считаются достоинствами и признаком красоты: например, одна из героинь, Опаланга из рода гриотов, американцев африканского происхождения, узнала, что щель между передними зубами, за которую ее дразнили в детстве, называется «врата Бога» и считается символом мудрости. Кларисса Пинкола Эстес пишет о незначительности  внешнего, о бесполезности попыток соответствовать стандартам: ведь естественность – главное в женщине.

Да, параметры красоты существовали во все времена. Однако всегда были те, кто не соответствовал им и предлагал нечто иное. Идеал – это среднее арифметическое. В истории же остаются те, кто делает ставку на свойственное не всем, но единственной. Достаточно вспомнить героиню шекспировских сонетов –«черноволосую леди». Она не слыла красавицей, так как в то время в Англии в моде были блондинки, но завоевала любовь поэта и осталась в веках.

Еще один пример: вспоминая о знаменитой Клеопатре, Плутарх писал, что ее красота «была не тою, что зовется несравненною и поражает с первого взгляда, зато ее обращение отличалось неотразимой прелестью».

То, что отмечалось настоящими ценителями в разные времена и во всех культурах, – индивидуальность. И сегодня эта черта все активней продвигается в качестве единственного канона красоты, которому действительно стоит соответствовать.

Текст: Наталья Фоминцева

Эксклюзивный материал от журнала Entrer №1

 

Loading...