14:10 / 14 октября 2016

Торкает при полном прочтении

a

Публикуем первые шаги в прозе 16-летнего Льва, сына Вячеслава Зулькарнаева, генерального директора ООО «Элемер-Инжиниринг».

 

Западный Ветер

Уже был вечер. Глубокий вечер, длящийся вечность. Чёрное, оттенка сажи, матовое небо было инкрустировано маленькими драгоценными камушками. В некоторых местах вместо изящных белых камней была откровенная бижутерия. Явные подделки вызывают у меня досадные ощущения. Но эти небесные огоньки я приветствовал с особым трепетом. Это были спутники, самолёты, летающие тарелки. Они не такие белые, как звезды, зато цветовая палитра на них разгулялась… Бывает, сидишь, смотришь на них и угадываешь – звездочки это или нет. 


От подобных мыслей я решил как можно скорее избавиться. Отправился во двор. Нужно было посетить ларёк – смочить горло. Стою уже на кассе. Впереди меня мужчина выкладывает на грязную ленту (если биография женщины – это её дети, то история ленты – оставленные на ней липкие пятна молока) бутылки «Медвежьего мыса». Выставляет их так робко и виновато, будто он их не покупает, а отдаёт как конфискат. Гуляю по двору. Справа женщина дёргает за руку малыша: «Почему ты ревешь? Ну, ответь! Почему ты ревешь?! Почему??». Какое грустное интервью. 


В один момент я услышал пронзительный крик. Даже вопль. За ним другой. Женский голос. Третий. Я отчетливо понимал, откуда идёт звук. Сказывается театральный навык. И вот тогда ко мне пришёл извечный вопрос. Один из фундаментальных. Помочь? Без раздумий ворваться в чью-то судьбу, как Западный Ветер. Или остаться в стороне… В стороне от не моей судьбы. А может это – и есть моя судьба? Едва ли… Оно того не стоит. Я же просто вышел прогуляться. Но к своему несчастью (или к счастью) я уже стоял там…


Какой кошмар! Необъяснимый ничем. На тёмном от воды асфальте не лежит – валяется девушка. Обезображенный лебедь в джинсовой курточке. Задыхается, ревёт. Как гармонично и одновременно страшно смешались кровь и помада на лице. Одежда порвана… Насилие. Добро всегда опаздывает за бедой…


Поразительно. А ведь под каким небом совершаются самые безобразные поступки! Я, будто ёмкость с жидкой ртутью, осторожно поднял её и перенёс на лавку. Вызвал «карету». Едут. Она лежит. Кричать не может. Настолько больно. Я был максимально отдалён от судьбы этого человека. Хоть и был рядом, на краю лавки. Отдалён я был вполне сознательно. Меня гораздо больше волновал другой вопрос (очень цинично). Какое огромное небо. А ведь оно и не такое видело. Все эти безрассудные преступления так невесомо смотрятся на фоне раскидистой звёздной пустоши, ночного безмолвия. Её уже кладут на носилки. Я дал пару показаний. Сами позвонят, куда надо. Лишь бы не пришлось свидетелем отвечать. Мне ещё писать надо. 


Какое же оно всё-таки красивое. Невозможно красивое. Важное. Одновременно и моё, и ваше. Оно – как уважаемый учитель, прилежные ученики с нужным почтением относятся к нему, остальные – крайне невозмутимы и незаинтересованы. Не заинтересованы в осознании вечности вокруг. Всепоглощающей. На фоне этого звездного неба, инкрустированного маленькими драгоценными камушками, даже самое неосознанное и мелкое доброе дело будет гораздо сильнее самого страшного преступления. 


А утром. Благодаря новостным сводкам, я даже узнал Её имя!


Машина скорой помощи попала в аварию. Врачи живи. Водитель и Вера погибли.
 
 
 

_o

Автор:
Лев Зулькарнаев
 
авторская пунктуация сохранена

 

Loading...