19:05 / 17 мая 2014

Жемчужина высшего света

kennedy tmn

О Жаклин Кеннеди в США знает любой подросток. Ее имя – многомиллионный бренд, не выходящий из моды уже несколько десятилетий.

Она настолько популярна, что компания Mattel Inc. даже выпустила коллекцию одежды для Барби – Jackie, а Carlton Cards представила рождественское украшение «Жаклин».На полках магазинов игрушек можно найти плюшевого медвежонка в шляпке-таблетке, какие носила Джеки. Конечно, свой образ Жаклин создала не в одночасье, он подвергался корректировкам с самого детства.

Жаклин Бувье, эталон элегантности 1960-х, родилась в курортном городке Ист-Хемптон, среди старых вязов и фешенебельных домов, принадлежащих сильным мира сего. Малышка Джеки росла среди сливок общества и ощущала (а не воображала, как многие девочки ее лет) себя принцессой. Ее отец носил прозвище «черный шейх» и слыл большим ловеласом. Известна его фраза, ставшая афоризмом: «Стиль – это то, что ты есть. Это суть твоего существа, то, что делает тебя Бувье».

http://s49.radikal.ru/i124/1110/81/1800cbcd8683.png

Фотопортрет юной Жаклин ли Бувье

Он стремился познакомить своих дочерей с красивой жизнью как можно раньше, потому что был уверен: им суждено жить только в лоске и блеске. Ассортимент лучших магазинов одежды, обуви и драгоценностей Джеки и ее младшая сестра знали наизусть не хуже азбуки. Но после развода родителей Жаклин стала жить с матерью, которая придерживалась другого мнения насчет женского стиля и выбирала очень строгие платья. Удивительное сочетание роскоши и сдержанности стало основой утонченного образа Жаклин Кеннеди.

Окончив престижный университет, она начала интересоваться политикой, устроилась колумнисткой в «Вашингтон таймс геральд». Знакомство с ней стало для Кеннеди чем-то вроде мощного удара молнии – он был потрясен умом и обаянием молодой Жаклин. Америка, в свою очередь, поняла, что видит истинную королеву, когда она сказала ему свое «да», будучи в шикарном свадебном платье цвета слоновой кости, сшитом из шелковой тафты. Тут же первая леди была признана любимицей публики.

Свои порядки в Белом доме неисправимая модница начала наводить, едва переступив его порог. Занавески – снять, мебель – поменять, скатерть – перестелить, от безвкусных канделябров – избавиться. Изысканный и одновременно демократичный интерьер Белого дома, о котором так много и восхищенно говорят дизайнеры, родился именно под ее началом. Еще более внушительные перемены ждали гардероб первой леди. С детства Жаклин не слыла красавицей, но позволить себе выглядеть дурнушкой не могла.

Джеки Кеннеди и Джон Кеннеди, Хианнис Порт, 1959 год

У нее был целый набор уловок, как скрыть свои недостатки и подчеркнуть особенности: широко посаженные глаза спрятать за огромными солнцезащитными очками, расстояние между глазами сократить с помощью линии подводки, не выходящей за пределы века, квадратную форму лица замаскировать прической округлой формы. Но дольше всего Джеки боролась с неисправимыми дефектами своего тела: первый размер груди и визуально очень короткие ноги, плюс 41-й размер ноги. Оценив весь драматизм ситуации, она вместе со своей портнихой изучила различные покрои рукавов, линии талии, форму и положение пуговиц. В итоге были выбраны беспроигрышные наборы: костюмы-двойки, платья А-силуэта с круглым вырезом и жакеты с рукавами три четверти. При этом Жаклин не просто следила за модой, а одевалась в те коллекции, которые еще не успели появиться в магазинах. Модельер русско-итальянского происхождения Олег Кассини работал со звездами Голливуда, но вершиной его карьеры стало, конечно, сотрудничество с Жаклин Кеннеди. Он создал для нее более 300 платьев, познакомил с выдающимися американскими дизайнерами одежды и даже помогал аккуратно отрезать бирки от ее любимых нарядов Chanel, Givenchy и Pierre Cardin: носить подобное ей запрещалось по протоколу, но отказать себе в этом удовольствии она не могла. Именно Кассини дополнил образ первой леди легендарной шляпкой-таблеткой, убедив Джеки, что аксессуар ей чертовски идет. И был прав, ведь спустя некоторое время женщины всей страны захотели такую же шляпку, а в дополнение еще и прическу «под Джеки».

С женами политиков Жаклин не сравнить: она сверкала, но вместе с тем сохраняла сдержанность. Например, не злоупотребляла драгоценностями – разве что надевала три нитки жемчуга, а на инаугурацию Джона Кеннеди прибыла в бежевом шерстяном пальто и выглядела, мягко говоря, необычно среди дам из высших политических кругов, разодетых в меха. В ней определенно было что-то от мадемуазель Шанель. Вслед за любимым кутюрье она доказала всему свету: дорого – не значит вычурно. А как легко она расставалась с вещами, которые ей не шли! Правило простое: носить нужно только то, что к лицу, и в доме не должно быть вещей, которые не делают интерьер изысканным.

Она доказала всему свету: дорого – не значит вычурно

Смелость Джеки Кеннеди состояла в том, что она несколько раз могла надеть одну и ту же вещь на разные мероприятия и светские рауты, не боясь косых взглядов. Дизайнерские брюки комбинировала с футболкой, да и джинсы начала носить еще до того, как они завоевали мир. Настоящая дерзость для жены президента! В 1961 году Жаклин потратила на личные нужды 100 тысяч долларов, а эта сумма превышала зарплату президента. Слава богу, Джон не экономил на супруге и с удовольствием потакал ее капризам. И не зря, ведь, если верить в то, что женщина – визитная карточка мужчины, Кеннеди можно было только позавидовать. У него – имидж парня из соседского двора, у нее – роль всенародной любимицы. Два несовместимых на первый взгляд человека стали для всего мира теми самыми Барби и Кеном, у которых не бывает проблем, печали, разводов и смерти…

Первая леди Жаклин Кеннеди на ужине с Государственным министром по делам культуры Франции Андре Малро 11 мая 1962 года в Вашингтоне, округ Колумбия

Когда в Кеннеди стреляли, Жаклин находилась в автомобиле вместе с ним. На ней был бледно-розовый костюм от Chanel, который запачкался кровью раненого мужа. Пятно она не вывела, а явилась в этом костюме на собрания политиков и его конкурентов, словно митинговала. Америка страшно переживала смерть любимого президента и страдала вместе с Джеки. Может быть, поэтому люди были крайне разочарованы в ней, узнав, что она вновь выходит замуж. На этот раз за греческого миллионера Аристотеля Онассиса. Во избежание нападок со стороны благочестивой Америки она вместе с новым мужем и дочерью улетела на один из его островов. Однако в семье произошел разлад. Джеки делала свои дни разнообразнее с помощью банального шопинга. В ее гардеробе появились вещи совсем другого пошива: пестрые шляпки, мини-юбки, джинсы- стрейч и брюки-капри. Футболку она носила, «забыв» надеть под нее нижнее белье. Выглядело это легкомысленно, пикантно и… невероятно стильно. Новый образ Джеки один в один копировали модницы США и Европы всех возрастов.

File:President Kennedy and wife watching Americas Cup, 1962.png

Джон и Жаклин Кеннеди смотрят гонку «Кубка Америки» на борту военного корабля США им. Джозефа П. Кеннеди младшего, сентябрь 1962 года

Онассис тем временем понял, что даже его огромное состояние, похоже, можно до цента спустить на тряпки. Только за год брака Аристотель потратил на ее развлечение 20 млн долларов. После его смерти Жаклин досталось 26 млн долларов. Несложно посчитать, надолго ли ей хватило бы этих денег, не появись в ее жизни любимый мужчина, который добрыми советами касательно финансов спас экономическое положение вдовы.

После смерти второго мужа Джеки переехала в Нью-Йорк и устроилась на работу в печатное издание, где ей платили ровно 200 долларов в месяц. Этого оклада не хватило бы и на пару достойных платьев, но вовсе не нужда толкнула ее на такой поступок, а желание стать самостоятельной. Может быть, она не знала, но это у нее получалось всегда. Даже будучи замужем за влиятельными и богатыми мужчинами, она никогда не пряталась за их спинами, а по рейтингу популярности могла их обогнать. Жаклин Кеннеди-Онассис обладала не только потрясающим чувством вкуса, но и острым умом, что доказала в своих первых публицистических колонках, а затем и в должности редактора издания. Настолько громко заявить о себе не смогла ни одна супруга политика. Ни в Америке, ни в России. Разве что Мишель Обама сегодня осторожно идет по стопам Джеки.

Текст: Татьяна Паласова
Эксклюзивный материал от журнала Entrer №1

Loading...