19:12 / 7 декабря 2015

Мыслить кварталами

Aerial views of Europe taken using a drone - Sep 2014

Курс на квартальную застройку провозглашен во многих городах России.

Это не новое явление – такой тип освоения городских территорий широко использовался в дореволюционной России. Тем не менее потребовалось более века, чтобы вернуться к идее квартальной застройки, как наиболее благоприятной для человека.
 
 

РАЙОНЫ, КВАРТАЛЫ, ЖИЛЫЕ МАССИВЫ

Квартальной застройке в современной России предшествовала микрорайонная, однако она не отвечает требованиям рациональности и эргономичности, которые выдвигает современный темп и организация жизни в крупных городах. Микрорайонная застройка была характерна в эпоху СССР, когда сделать жизнь человека внутри определенной территории уютной и комфортной никто не планировал – хватило бы жилья на всех. Еще Эльдар Рязанов в своем гениальном фильме иронизировал над таким типом застройки, когда устами своего героя говорил: «До какой нелепости доходили наши предки – они мучились над каждым архитектурным проектом. А теперь во всех городах возводят типовой кинотеатр «Ракета», где можно посмотреть типовой художественный фильм… Одинаковые лестничные клетки окрашены в типовой приятный цвет, квартиры обставлены типовой мебелью, а в безликие двери врезаны типовые замки». В этом контексте точечная (или уплотнительная) застройка выглядит еще менее выгодно. Она возникла в более позднее время как способ освоить небольшие пустующие территории внутри вполне сформированного района. Однако многие архитекторы высказывают мысль, что такая застройка только уродует города, поскольку возникает, как правило, на месте парков, скверов и зеленых зон. Жители старых районов, в которых было принято решение провести уплотнительную застройку, также не в восторге от новых соседей. Прежде всего, их раздражает шум, который сопровождает любую стройку, а в конечном итоге и сами новоделы, окна которых часто находятся, фигурально выражаясь, на расстоянии вытянутой руки.

tmn_2015_4_1423466381_2_0

Квартальная застройка разделяет пространство на частный и общественный сектор: бытовые и иные учреждения (магазины, парковки, поликлиники, детские сады) вынесены в общественный сектор, в то время как внутренние дворики остаются целиком для жильцов

Так или иначе, но квартальная застройка, которая призвана решать все насущные проблемы граждан внутри определенной
территории, признана сегодня оптимальной.
Она разбивает город на более мелкие единицы, при этом каждая единица должна быть снабжена основными элементами социальной инфраструктуры, что позволит избежать проблем с детскими садами, магазинами, химчистками, салонами красоты и прочим.

Такое решение архитектуры и дизайна должно порадовать как жильцов, так и гостей того или иного квартала или города. Европейская практика показывает, что квартальная застройка успешно справляется с устранением недочетов микрорайонной застройки, а значит, вероятно, в скором времени облик многих российских городов изменится к лучшему.

Квартальная застройка разделяет пространство на частный и общественный сектор: бытовые и иные учреждения (магазины, парковки, поликлиники, детские сады) вынесены в общественный сектор, в то время как внутренние дворики остаются целиком для жильцов. Это позволит решить проблему пустующих улиц, нерационально расходуемых площадей (загруженность отдельных районов и пустынность других). С точки зрения эстетического восприятия, квартальная застройка позволяет избавиться от монотонности обычных типовых застроек и одновременно придать каждому кварталу гармоничный цельный стиль.

tmn_2015_4_b_0_0_0_00_uploads_countries_spain_pogoda_Barcelona-beach-Spain_1

Так, в Тюмени многие строительные компании пошли по пути квартальной застройки с тем, чтобы придать территориям более рациональный и осмысленный архитектурный вид, удобный, прежде всего, жителям этих районов. Чтобы двор воспринимался как частное пространство, его нужно замкнуть не забором общественного здания, а другими домами, считают современные проектировщики и претворяют свои идеи в жизнь, в том числе и в областном центре.

Архитекторы отмечают, что квартал при этом имеет непрерывную и проницаемую сеть с высокой плотностью улиц, тогда как в микрорайонах наблюдается редкая сетка с большими расстояниями. Например, в Барселоне – городе с ярко выраженной квартальной застройкой – плотность улиц составляет 16 км улиц на 1 км2, а в среднестатистическом спальном районе Москвы этот показатель равен 6–8 км улиц на 1 км2. Понятно, что проницаемость и связанность среды в Барселоне гораздо выше, чем в Москве.
 
 


 
 
 
 

НЕ ФУТБОЛОМ ЕДИНЫМ

Говоря о Барселоне, кто-то сразу вспомнит одноименный футбольный клуб, который наряду с мадридским «Реалом» является одним из лучших в Испании и в мире. Любители живописи, безусловно, отметят, что в Барселоне жили и работали такие известные художники, как Пабло Пикассо, Жоан Миро, Сальвадор Дали. Известные на весь мир тенор Хосе Каррерас и сопрано Монсеррат Кабалье также находят вдохновение для творчества во втором по величине городе Испании. Однако независимо от ассоциаций большинство согласится, что Барселона – один из самых красивых, уютных и удобных для жизни городов мира. Гуляя по ее улицам, сложно поверить, что каких-то два века назад Барселона была заурядным морским портом, коих в Европе насчитывалось бесчисленное множество.

Grace Kelly - The Country Girl 1954

Барселона обязана своей судьбой одному человеку, его имя – Ильдефонс Серда. Именно благодаря его проекту по расширению Барселоны о столице Каталонии узнал весь мир. Современная структура города оформилась согласно «Плану Серда» – новаторскому проекту, призванному привести город в соответствие с его настоящими и будущими потребностями, и возникновению нового района квартальной застройки – Эшампле, соединившего старый город с небольшими соседними поселениями. Ильдефонс Серда по образованию был не архитектором, а инженером, его очень сильно интересовали новые технологии. Так, например, он дружил с изобретателем подводной лодки, а в одном из своих трактатов написал, что будущее – за подземными железными дорогами, то есть фактически предсказал появление метро еще в середине XIX века. Он считал, что через несколько лет между городами можно будет путешествовать на транспортных средствах, управляемых с помощью двигателя. К слову, первый в мире автомобиль был построен Карлом Бенцем спустя всего 30 лет – в 1885 году.

Проект преобразования и расширения Барселоны предполагал, что все объекты и коммуникации общественного пользования в городе должны быть равномерно распределены для удобства жителей, а сам город должен состоять из кварталов, расчерченных ортогональной сеткой улиц.

Серда внедрил планировочную концепцию Via – Intervias, в соответствии с которой возникла сложная решетчатая структура с восьмиугольными (за счет срезания углов прямоугольника) кварталами, 113 метров по длине, и восьмиугольными мини-площадями на каждом перекрестке.

tmn_2015_4_Эшампле-на-карте_0

Квартальная застройка призвана решать все насущные проблемы граждан внутри определенной территории. Она разбивает город на более мелкие единицы, при этом каждая единица должна быть снабжена основными элементами социальной инфраструктуры, что позволит избежать проблем с детскими садами, магазинами, химчистками, салонами красоты и прочим

Поезда, а позже трамваи должны были двигаться вдоль улиц, и «стесанные» углы обеспечивали бы более легкое движение на углах. Предполагалось, что кварталы вместят промышленные, торговые предприятия и прочие виды общественных зданий. Наиболее примечательным новым элементом было внедрение железной дороги в городскую ткань – процесс, который Серда назвал «укрощением и одомашниванием железной дороги».

Серда считал, что человеческий масштаб и человеческие ценности при проектировании города приоритетнее, чем форма и геометрия пространства.

Идеи расположения коммуникаций в городе и вообще вся система организации кварталов и улиц ни у кого не встретили возражений. Специалисты спорили лишь о том, каким образом надлежит осваивать внутреннее пространство в квартале, отведенное для небольших парков, или какая этажность зданий наиболее предпочтительна, но в целом сама идея квартальной застройки была встречена на ура. Благодаря именно такой сетке и протяженности улиц Барселона стала первым городом в мире, в котором построили метро без сноса старых зданий.

Казалось бы, очень простой опыт – разбить пустое пространство на квадратики – оказался одним из самых удачных урбанистических экспериментов, тем более задуманных в середине XIX века. Но какие это были квадратики! Квадратики, высчитанные до метра, рассчитанные на плотность населения, на высоту района, соотношение с дворами и так далее.

Сочетание инженерного мышления с настроем либерально-философского толка и прекрасным пониманием архитектуры города дало совершенно фантастический результат в виде Барселоны, которая является одним из самых красивых и самых комфортных городов мира.

45576
tmn_2015_4_Panoramix-1_2
 
 


 
 
 
 

ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

Переход от микрорайонной застройки к квартальной считается сегодня новой эрой городской архитектуры, хотя, как уже упоминалось, такая форма была широко распространена в дореволюционной России. Отныне, когда вопрос обеспечения граждан жильем стоит не так остро, градостроители решили вновь повернуться лицом к человеку. «В жилых кварталах общественная функция должна предусматривать организацию досуга и решение бытовых нужд в своем районе. Следует учитывать также разнообразие фасадов внутри квартала, как способ ухода от монотонности восприятия жилого массива путем разнообразия фасадных решений и разной высотности секций», – значится в официальных градостроительных документах.

При этом принцип квартальной застройки не навязывает строго прямоугольных форм, а напротив, рекомендует учитывать формы выделенного участка, его рельефа.

В пользу квартальной застройки говорит и то, что в микрорайонах здания имеют гипертрофированный масштаб, дома рассредоточены по огромным территориям без понятной и ясной логики, при этом отсутствует придомовая территория, большая часть земли в микрорайоне воспринимается жителями как «чужая», общегородская, а не личная.

Для квартальной застройки, которая преобладает во множестве исторических городов России (Тверь, Смоленск, Самара, исторический центр Москвы), характерны ясные очертания, жесткая сетка улиц, замкнутые дворовые территории. Популярным решением организации придомового пространства стало устройство прорезиненных велосипедных и беговых дорожек, стилистически завершенных детских площадок и так далее. Таким образом, внутриквартальную территорию люди воспринимают не как бесхозную, а как свою личную, а значит, более комфортную.

Что касается транспортной составляющей, в микрорайоне дорожная сетка редкая, древовидной структуры, состоящая из местных проездов. Квартальная сетка более регулярная, жесткая, даже при том, что сам масштаб квартала как единицы застройки может быть произвольным – от 1 до 16 гектаров.

tmn_2015_4_07_1

Для квартальной застройки, которая преобладает во множестве исторических городов России (Тверь, Смоленск, Самара, исторический центр Москвы), характерны ясные очертания, жесткая сетка улиц, замкнутые дворовые территории. Таким образом, внутриквартальную территорию люди воспринимают не как бесхозную, а как свою личную, а значит, более комфортную

Если говорить о Москве, то сегодня жизнь в столице во многом зависит от района проживания. Город имеет перенасыщенный функциями центр, огромные некомфортные «спальные» районы, протяженные промзоны (часто заброшенные), и архитекторы считают это нерациональным. Планирование городской застройки должно учитывать цикл жизни человека, – такая мысль все чаще звучит на тематических форумах застройщиков.

Так или иначе, но принцип квартальной застройки, о котором активно заговорили архитекторы в последние годы, представляется наиболее разумным путем освоения территорий из всех ныне существующих. Очевидно, история сделала шаг назад, ничего не потеряв при этом, и человек со своими потребностями вновь оказался в центре интересов государства.

tmn_2015_4_574028f5487d2b22cfd1949c6cab1fe8_0

 


*источник: журнал tmn №25 (август–сентябрь 2015)


Текст: Светлана Сафронова

Loading...