18:06 / 16 июня 2015

Когда чувства становятся профессией

qqqett

Дизайнер мирового уровня из Лондона Питер Микич впервые посетил Тюмень.

Рабочий визит состоялся по приглашению компании 2MEN GROUP. В плотном рабочем графике Питер выделил время для одного эксклюзивного интервью журналу tmn в офисе компании-партнера.

Сегодня работы Питера Микича отмечены лучшими рецензиями архитектурного культового журнала AD Collector. Понимание моды, качественных тканей, исключительное чувство цвета и текстуры создают непревзойденное ощущение легкости и простора, каждый интерьер от Питера Микича имеет свою сюжетную линию, созвучную характеру и стилю жизни его обладателя. Работа с редчайшими фабриками, где опытные мастера передают свои знания из поколения в поколение, а секреты производства хранятся в строгом секрете, служит для Питера источником вдохновения. Ковры из Непала с трехмерным дизайном, текстиль из Шри-Ланки, светильники из Бутана, уникальный портлендский камень, обои из сухой переплетенной травы, ткани с принтами ручной работы помогают Питеру создавать потрясающе красивые жизненные пространства, а индивидуальный подход к каждому клиенту является основой его успеха и признания в мире дизайна интерьеров.
 
 

q1

 
 
Сами Хамаде: Питер, как вы думаете, насколько сегодня важен дизайн, какую роль он играет в жизни людей?
Питер Микич: Огромную. Это не просто интерьер, это все, что нас окружает: ваша машина, ваша одежда, ваши очки, ваш телефон – абсолютно все связано с дизайном. Дизайн меняет все. Посмотрите, насколько популярным стал iPhone. Когда-то его экран с устройством, поддерживающим мульпач, был революционным. А теперь почти у любого телефона есть сенсорный экран. Мы живем в мире дизайна, и интерес к нему только возрастает.

С чего начинается интерьерный дизайн? На чем вы делаете акцент в первую очередь?
Чтобы дизайн действительно работал, первое, чему необходимо уделить внимание – это пространство. Вы должны чувствовать, что и куда можно поставить. Планирование пространства играет исключительно важную роль. Видеть стиль будущего интерьера, знать, какую мебель вы будете использовать, – это одно, а вот понимать, как и куда вы ее поставите, – совсем другое дело. И оно многое определяет.

Питер, как вы можете описать свой стиль?
Мне бы не хотелось, чтобы каждая моя работа была узнаваема. Да, у меня есть свои предпочтения: люблю многослойные текстуры, сложные материалы, стиль 50–60-х годов. Обожаю французскую, немецкую, даже бразильскую мебель середины XX века. Это одно из моих самых больших пристрастий. Не хочется замыкаться на одном стиле. Все проекты должны быть максимально уникальны.
 
 

Интерьер скрывает образ жизни своего хозяина

 
 
Можете определить основные принципы дизайна от Питера Микича?
Важно понять, что и как правильно использовать: цвета, мебель, фактуру, существует огромное количество текстиля, который добавляет уют в интерьер. Я умею наслаивать одно на другое. Не люблю, когда в интерьере видно все и сразу. Хочу, чтобы каждая комната имела несколько измерений, чтобы клиент, каждый раз заходя в это помещение, даже на протяжении года открывал для себя что-то новое. И преданно верю в редактуру: все можно довести до совершенства, убрав лишнее и добавив правильные детали.

Что интерьер говорит хозяину и о хозяине дома?
Бесспорно, дизайн является отражением владельцев дома. Интерьер скрывает образ жизни своего хозяина. Приходя к кому-то в дом, вы подсознательно улавливаете связь между окружающей обстановкой и личностью того, кто в нем живет. В свою очередь, интерьер через цвет, форму, ткани, декор оказывает влияние на обитателей дома, потому что все это несет в себе определенные эмоции. Гармоничное распределение приватных зон и помещений совместного использования, правильно организованное пространство создаст легкость в интерьере, будет «освежать».

Как в интерьере определить и почувствовать оптимальную связь между домом и личностью его хозяина?
Сначала необходимо понять, что за человек перед вами. Каждый клиент по-своему особенный. Некоторые мои заказчики предпочитают более сдержанный стиль, другие – совсем наоборот. Я только что закончил работать над интерьером дома в Лондоне для одной семьи с детьми. Это был интересный опыт. Семилетний мальчик помешан на футболе. При оформлении его комнаты мы использовали синий цвет в коврах и изображения игроков «Челси» на стенах. Но все это не должно было отвлекать от учебного процесса и не перегружать зону отдыха. И мы справились с этой задачей. Очень долго работали над интерьером комнаты старшей дочери. Она только что поступила в университет, девочка совершенно потрясающая, но для нее все еще характерна некоторая детскость и наивность. Она хотела, чтобы ее комната обязательно была во французском стиле. Ее желания были полной противоположностью того, что хотела видеть ее мама в остальном доме. В процессе работы мы долго подбирали подходящие элементы для комнаты девочки: антикварную мебель, винтажные гобелены, убрали все милые, но детские элементы. И дочь, и мама остались в полном восторге! За время работы и общения с этой семьей я душой прикипел к этому проекту. Все в итоге зависит от того, насколько я смогу прочувствовать личность клиента и потребности семьи, посмотреть на дизайн их глазами.
 
 

Все можно довести до совершенства, убрав лишнее и добавив правильные детали

 
 
Что необходимо для того, чтобы хороший и продуманный интерьер «зазвучал», стал настоящим жизненным пространством со своей историей и характером?
Все это завязано на построении взаимоотношений с клиентом. Иногда люди хотят сохранить частичку прошлого жилища в новом интерьере, и я знаю, как это сделать правильно. Важно позволить людям привнести что-то свое. Бывали случаи, когда клиенты настаивали на том, чтобы использовать какой-то определенный предмет мебели или семейные фотографии в новом интерьере. Я думаю, что обязательно надо предоставлять клиентам возможность быть вовлеченными в процесс создания дизайна. В конце концов, им в нем жить. Включение каких-то особых моментов из семейного прошлого позволяет «оживить» новый дом. Мне нравится комбинация старого и нового. Я считаю, что это потрясающе работает. Сейчас все много путешествуют, выезжают семьей, в командировки, коллекционируют что-нибудь. И по-настоящему важно включить подобную историю в интерьер. Это поможет передать ощущение дома.

Всем нам так или иначе приходится организовывать свое жилое пространство. Насколько сегодня популярна культура вовлечения дизайнера в обустройство своего дома?
Да, за последние 10–15 лет все очень существенно изменилось. Раньше дизайн интерьера считался чем-то элитарным. Очень немногие люди привлекали специалистов к обустройству своего дома. Некоторые делали это лишь затем, чтобы продемонстрировать свое богатство и успех. Сегодня люди стали более образованными в этом вопросе. Нам приходится иметь дело не только с огромными домами, мы также работаем с квартирами, в том числе на две спальни. К дизайнерам однозначно обращается все больше и больше людей, в том числе со скромными условиями. Изменился и сам дизайн интерьера: мы все чаще обустраиваем активно используемое, функциональное пространство, например, места для хранения вещей, а не только те помещения, которые на виду.

Сегодня в Европе есть дома с полным дизайном каждой квартиры, вплоть до чайного сервиза и полотенец в ванной. В этом случае перед дизайнером стоит более сложная задача – ты не знаешь, кто твой клиент, но ему должно быть хорошо. В Лондоне широко распространен неполный дизайн: дизайнер планирует пространство, работает с полом, потолком, стенами, совместно с владельцами определяет стиль, а интерьер обставляется хозяевами самостоятельно. И для многих это очень увлекательный процесс. Я с уверенностью могу сказать это в отношении Лондона: куда бы вы ни приехали, вы постоянно имеете дело с дизайном, существует огромное количество дизайнерских магазинов, и вы сами можете купить многие стилизованные предметы.
 
 

gggf

 
 
Над какими проектами вам больше нравится работать: вновь построенными домами, где еще никто не жил, или старыми особняками с многолетней историей?
Бывают дома, на которые мы смотрим с почтением. Некоторые из них – прекрасные старинные исторические здания с невероятными деталями, потолками, карнизами и полами, уже включающими особый стиль. Здесь будущий интерьер должен вписать стиль современного человека в атмосферу прошлого. Это одна задача. Однако мне не раз доводилось работать над проектами, когда мы начинали с чистого листа, в домах без каких-либо особенных деталей, с очень чистой архитектурой минимализма. И мне самому приходилось привносить необходимый характер. Это уже другая задача. И то, и другое – бесценный опыт.

Какой проект вам наиболее дорог и почему?
Каждый проект – это, прежде всего, вызов, уникальная возможность, другой такой не будет. И этому нет цены. Но уверенность в своих силах подарил мне самый первый проект.

Расскажите о нем. С чего все начиналось?
Моим первым сольным проектом была… яхта. И это была большая удача! Мне и моей команде сделали заказ на униформу для персонала частного морского судна одного очень богатого русского. В процессе работы мы нарисовали красивого японского журавля, которого поместили на спину женской униформы. Эскиз так понравился заказчику, что нам предложили поработать над интерьером этой же яхты, спроектировать мебель. Нам по-настоящему повезло, это был шанс, который нельзя упускать. Для оформления штор и диванных подушек мы использовали тот же рисунок с журавлем, и получилось очень стильно. Мы провели немало времени, изучая устройство судна. Это безумно интересно: на судне нет абсолютно прямых линий, все плавно изогнуто. Моя команда проделала замечательную работу, мы выиграли две награды на выставке маломерных судов в Монако. Так в первый раз я реорганизовывал пространство. Это был прекрасный опыт, абсолютно новый для меня. После стали поступать заказы на дизайн других яхт, частных самолетов, и только потом – домов. Так я попал в мир дизайна интерьеров.
 
 

Мы живем в мире дизайна, и интерес к нему только возрастает

 
 
Как вы проводите первые встречи с клиентом: самостоятельно или совместно со своей командой?
Я заметил, что клиенты ведут себя иначе, если я прихожу не один. Разговоры один на один, или когда я встречаюсь с парой, получаются более расслабленными. Я тоже в такой обстановке лучше могу почувствовать клиентов, понять, что им нравится, и потом донести это до моей команды. 20 лет назад, как правило, дизайном дома занимались женщины. Мужчина работал, женщина занималась хозяйством и детьми, обустраивать дом было ее задачей. В то время в дизайне доминировал текстиль с цветочными мотивами, и всевозможные оттенки розового. Однако сегодня муж обязательно хочет участвовать в процессе дизайна, поэтому, как правило, мои встречи проходят с обоими супругами. И я должен удовлетворить их потребности.

Оказывались ли вы в связи с этим в конфликтной ситуации?
Нет, это то, что я обязан контролировать. Моя задача – найти то решение, которое устроит обе стороны. И когда дело доходит до помещений общего пользования, я должен сделать так, чтобы там были элементы, устраивающие всех: совместная спальня – относительно нейтральное помещение, гостиная должна объединять вкусы всех членов семьи, включая детей. Большая часть помещений в доме предназначена для совместного использования, за исключением личного пространства: отдельных спален, гардеробных, ванных комнат.

Какие сегодня существуют школы дизайна мирового уровня? Чем они отличаются друг от друга?
Я считаю, что университеты нужны лишь для того, чтобы направить тебя. Меня никогда не учили быть дизайнером, и я не думаю, что этому вообще можно обучить, как вряд ли возможно научить художника рисовать, можно лишь помочь встать ему на этот путь. Я всегда чувствовал, что несколько отличаюсь от небольшого австралийского места, названного Канберрой. Всегда знал, что во мне есть еще что-то, и это «что-то» надо непременно достать и проявить, поэтому я направился учиться в Рим. Но даже после окончания обучения я знал, что этого недостаточно: есть что-то еще. И я переехал в Лондон. Суть в том, чтобы найти нечто внутри себя – то, что поможет вам понять и раскрыть свою суть. Это намного важнее, чем правильное образование, потому что только тогда вы поймете, чем и как вам заниматься, и будете абсолютно счастливы в своей работе. Все мы разные, и каждом есть что-то особенное.
 
 

OGN_2MENGroup_PMikic_042

 
 
Какие выставки современного дизайнерского искусства или моды сегодня вам интересны?
Я всегда хожу в галереи. Правда, ходить предпочитаю один, так я не ограничен во времени и могу сколько угодно наслаждаться творческой атмосферой. И есть лишь несколько вещей, несколько картин, на которые я прихожу взглянуть каждый раз, когда бываю в нужном городе. Даже если на это придется потратить время. Но это исключительно мои личные предпочтения.

Недавно я с удовольствием побывал на выставке Александра Маккуина в Вене. Это потрясающее мультимедийное шоу с сочетанием музыки, звука, видеоинсталяций и видеозаписей дефиле, больше похожих на театральное действо. Выставка дает возможность представить весь творческий процесс. Можно увидеть, как темперамент и чувства – воодушевление, страсть и даже гнев – становятся профессией. Очень эмоционально и завораживающе.

Маккуин был четырехкратным обладателем звания «Лучший британский модельер года». Жаль, что его жизнь оборвалась так рано.
Да, в 40 лет он решил прервать свою жизнь, и это очень трагично. Он был на пике карьеры. Выставка представляет все его коллекции – от дипломного проекта до последней незаконченной коллекции, но делает акцент на первые годы его творчества, когда не было ни денег, ни славы – только энергия и безудержная фантазия.

Какими качествами, с вашей точки зрения, должен обладать дизайнер, чтобы быть успешным в своем деле?
Вы знаете, в дизайне такое множество направлений, и так много действительно хороших специалистов, которые успешно работают с интерьером общественных мест, например, с оформлением отелей, ресторанов. Но лично я люблю работать над интерьерами жилых пространств. И чтобы делать это успешно, дизайнер должен уметь работать с клиентом лично, понимать, что он чувствует и чего хочет, уметь слышать клиента и осознавать, где можно слегка подтолкнуть свою идею, а где этого делать не стоит.
 
 

Все люди разные, но внутренняя потребность прекрасного заложена у человека с рождения. Красота естественна, то, что некрасиво не дает своего продолжения

 
 
Культовый журнал AD Collector признал вас одним из лучших интерьерных дизайнеров мира. Питер, что сейчас необходимо, чтобы быть востребованным?
Думаю, что нужно быть самим собой, доверять своей интуиции и чувствовать, в каком направлении двигаться с каждым новым проектом. У каждого из нас свои потребности и свои ожидания. Нужно уметь слушать и понимать клиента, чтобы отразить в интерьере его характер и индивидуальность. Я не сторонник того, чтобы мое влияние как архитектора и дизайнера заметно чувствовалось в каждом проекте.

Что вы можете посоветовать сегодняшним студентам, которые выбрали направление дизайна? От каких ошибок их можно предостеречь?
Верить в себя. И верить в свое дело. Если у тебя нет настоящей любви к тому, что ты делаешь, – оставь, потому что это никогда не будет работать. И самое главное – никогда никого не пытайтесь обмануть. Даже не думайте заставить кого-то поверить в то, во что сами не верите. Не верите вы – никто не поверит.
 
 

Я должен чувствовать то, что чувствует мой клиент, смотреть на мир его глазами. Это возможно только при постоянном общении. Личность хозяина должна отражаться в интерьере, только тогда дом будет местом, куда хочется возвращаться

 
 
Как вы создаете предметы интерьера?
Это очень непростой процесс. Во времена моей работы модельером мне приходилось много творить, все мои выкройки были выверены до миллиметра. Подобная точность и выверенность абсолютно необходима тому, кто работает в сфере дизайна. Иногда люди интересуются, как я создаю осветительные приборы или предметы мебели, но для меня это естественно. Никогда не думал, что это может быть трудно или проблематично. Я просто чувствовал, что могу легко создавать дизайн подобных вещей. Самое прекрасное в дизайне то, что спустя время ты видишь, как работает в интерьере то, что не так давно было лишь идеей. И сам процесс производства не менее увлекателен: была одна люстра, латунные детали для которой производились в Великобритании, стекло – в Италии, затем мы отправляли стекло в Германию, чтобы его правильно разрезали, а потом везли обратно в Великобританию, чтобы собрать все вместе… Но когда открываешь свое производство, ты обязательно должен соблюдать некую этическую корректность.
 
 

 
 
Что вы имеете в виду?
Знаете, я был на одной индийской фабрике, которая сливала отработанные красители в местную реку. Это ужасно. Очевидно, что я не мог запретить делать это, в моих силах было лишь отказаться от их услуг. Прежде чем начинать работать с кем-либо, я обязательно встречаюсь с этим человеком. С каждым. И не только для того, чтобы узнать о технологии производства, а еще и затем, чтобы понять, что за люди будут производить интересующие меня вещи. Например, все наши ковры изготовлены в Непале. Там есть потрясающий человек. Он предоставляет работу женщинам, которые, скажем так, слишком бедны, чтобы оплачивать образование своим детям, поэтому он построил школу при фабрике. Женщины живут на фабрике, и все их дети ходят в школу. Так он дает матерям работу, обучая их мастерству ковроткачества, а детям – возможность учиться. Бесценно это увидеть. И приобщиться. Я рад оказывать ему поддержку.

Питер, вы всегда хотели быть дизайнером?
Я всегда мечтал стать архитектором.

Можете представить себя в какой-то другой профессии, где бы вы могли реализовать свой творческий потенциал?
Нет, я делаю то, что делаю. Без вариантов. В старшей школе мне легко давалось черчение, затем я занимался графическим дизайном и модой, и только потом – дизайном интерьеров. Поэтому да, это моя жизнь.

Питер, вы коренной житель Лондона?
Нет, я родом из Австралии. В Лондон я переехал в 1992 году, где живу уже более 20 лет.

Каким вы видите этот город? Какой он – Лондон глазами Питера Микича?
Лондон… я люблю этот город. Он дал мне возможность заниматься тем, к чему я действительно испытываю настоящую страсть, – дизайн. Мои родители родом из Европы, в Канберру приехали в 1952 году. Переезд в Лондон для меня – словно возвращение домой. Когда я впервые сюда приехал, я понял, что здесь нет капучино. (Смеется.) Кажется, было всего одно место, где можно выпить правильного кофе. 20 лет назад в Лондоне сложно было найти место с хорошей кухней. Это не было трендом на местном рынке. А я очень люблю хорошую еду. Меня воспитали в традициях сербской кухни. Но за последние 10–15 лет очень многое изменилось. Сегодня мне здесь комфортно, это мое место. Я открыт для новых людей, новых культур, впитываю жизнь, подобно губке, поэтому мне очень близок этот города, его ритм.
 
 

Ты приходишь на антикварный рынок и видишь тысячи разнообразных вещей, но выдающихся из них одна или две. Нет никаких четких критериев, подобная вещь просто останавливает время и будто светится изнутри

 
 
Вы бы смогли где-то жить, кроме Лондона?
Всегда мечтал, что, на пенсии буду есть много пасты. (Смеется.) Но нет, я очень люблю Лондон, и сейчас не могу себя представить в каком-либо другом месте.

Можете приоткрыть завесу для наших читателей: где живет такая звезда интерьерного дизайна, как вы? Какой стиль в вашем доме?
Мне повезло жить в своем доме в Лондоне на Ноттинг Хилл, с большим числом впечатляющих зданий викторианской застройки, но зачастую заброшенных и требующих ремонта. Я целенаправленно выбирал себе жилье именно в этом районе. Мое внимание привлек один дом середины XIX века с прекрасной лепниной на фасаде. Но он находился в ужасающем состоянии. С 1970-х годов в нем располагалась дешевая гостиница: из некоторых комнат сквозь крышу виднелось небо, в каких-то комнатах уцелели только три стены. Но больше всего шокировало то, что ради увеличения полезной площади была демонтирована лестница из портлендского камня юрского периода, которым, в частности, отделан собор Святого Павла. Была проделана огромная работа, и теперь это место, где я живу и работаю. На первом этаже находится кухня, столовая и комната для завтраков, весь второй этаж занимает гостиная, а на трех верхних уровнях расположены спальни. На самом верху находится мой офис с выходом на террасу. Дизайн выполнен в определенно эклектическом стиле.
 
 

 
 
Почему именно эклектика?
Я постоянно переставляю вещи, потому что люблю находить что-то новое. Для меня это своего рода непрерывное развитие. Эклектика дает большую свободу и возможность выйти за рамки, однако это не значит, что она позволяет все. Мне нравится делать мою жизнь настолько прекрасной, насколько это возможно. Думаю, что так или иначе это может делать каждый. Я не смотрю на свой дом как на идеальное место, но люди любят приходить туда снова и снова.
 
 

Мне нравится делать мою жизнь настолько прекрасной, насколько это возможно. Думаю, что так или иначе это может делать каждый

 
 
Ваш дом открыт для посетителей?
Для моих клиентов – да, они могут прийти, но сторонние посетители – нет.

Вы проводите у себя дома рабочие классы?
Иногда провожу. Фото интерьера моего дома было напечатано во многих журналах. И я крайне этим польщен, для меня это большая честь.

В одном журнале размещена ваша фотография с собаками.
Это была съемка для американского издания Elle Decor.

Это ваши питомцы? Вы любите животных?
Да, это мои собаки, два черных лабрадора, два брата. Я всегда любил животных. Они дают мне определенное чувство спокойствия, гармонии. Мои лабрадоры любят сидеть возле моего стола, когда я работаю. Это мой источник равновесия.
 
 

Самое прекрасное в дизайне то, что спустя время, ты видишь, как работает в интерьере то, что не так давно было лишь идеей

 
 
Если у вашего клиента есть домашние любимцы, учитываете ли вы это в интерьере?
Я должен учитывать все. Совсем недавно мы закончили интерьер загородного дома для большой семьи. Мы не смогли сделать слишком изысканный дорогой пол, потому что собаки приносят в дом грязь. И дети тоже. Дом – это не музей, интерьер должен работать.

Коллекционирование для вас – это хобби или бизнес?
Это… страсть. Я не коллекционирую ничего конкретного. Я покупаю самые разнообразные вещи. Часто бываю на блошиных и антикварных рынках, посещаю аукционы. Порой делаю ставки онлайн, когда готовлю ужин. Это довольно… опасно (Смеется.) Иногда приходится отправляться в постель голодным. Всегда покупаю лишь то, что нравятся мне лично. Иногда что-то приобретаю, потому что знаю, что эта вещь будет отлично смотреться в конкретном интерьере. Порой покупаю что-то для уже завершенного проекта и отправляю клиенту в подарок.

И как люди к этому относятся?
Они обожают это. Мои клиенты много работают, их жизнь бурлит: дети, отпуска, повседневные заботы. И ни у кого по-настоящему нет времени выбраться и поискать что-то в этом роде. Я хорошо знаю свои проекты и понимаю, что, возможно, я могу добавить что-то в том или ином месте. Знаете, однажды, я нашел прекрасную старинную бронзовую статуэтку на блошином рынке, которая совсем ничего не стоила. Но я знал, что она будет просто шикарно смотреться на одном кофейном столике из моего прошлого проекта. Я ее купил и отправил клиенту. И теперь она стоит на кофейном столике.
 
 

Верить в себя. И верить в свое дело. Если у тебя нет настоящей любви к тому, что ты делаешь – оставь, потому что это никогда не будет работать. И самое главное – никогда никого не пытайтесь обмануть. Даже не думайте заставить кого-то поверить в то, во что сами не верите. Не верите вы – никто не поверит

 
 
Вы продолжаете общение даже после завершения проектов?
Да, я поддерживаю отношения со всеми. Иногда мы вместе отдыхаем. Порой у нас возникает второй или даже третий совместный проект. Я особо не задумываюсь над этим, просто делаю то, что люблю. Вот и все.

Что для вас антикварная вещь?
Вещи из прошлого кажутся мне уникальными. Они совершенно потрясающе вписываются в современную среду. Но не любая старинная вещь подходит для этого. К коллекционерам попадают лишь те предметы, в которых чувствуются рука профессионала и след своего времени. Такие вещи отличаются высоким уровнем дизайнерской работы и обязательно несут в себе квинтэссенцию истории и качества. Именно это я и пытаюсь поймать.

Как вы все-таки выбираете антикварные вещи?
Просто влюбляюсь. Это сродни тому, чтобы прийти в галерею и увидеть картину. В галерее тысячи картин, а ты видишь лишь одну – и забываешь, как дышать. Здесь похожее чувство. Ты приходишь на антикварный рынок и видишь тысячи разнообразных вещей, но выдающихся из них – одна или две. Нет никаких четких критериев, подобная вещь просто останавливает время и будто светится изнутри. Ей даже не обязательно быть антикварной или дорогой, в ней просто должно быть что-то особенное. И я чувствую это.
 
 

Нужно быть самим собой, доверять своей интуиции и чувствовать, в каком направлении двигаться с каждым новым проектом. У каждого из нас свои потребности и свои ожидания. Нужно уметь слушать и понимать клиента, чтобы отразить в интерьере его характер и индивидуальность

 
 
Последнее самое ценное ваше приобретение?
Недавно на ярмарке искусства в Лондоне я нашел коллекцию красивейших принтов, в которую просто влюбился. Я купил их, хоть и не был уверен, что клиенту они понравятся из-за высокой стоимости и специфичности. Но ему понравилось.

А если бы не понравилось?
С удовольствием оставил бы себе.

Как вы относитесь к традициям? Не тормозит ли прошлое движение вперед?
Традиции – это то, с чем ассоциируется каждый из нас. Люди не должны забывать качество хороших традиций. Молодые люди редко уделяют должное внимание истории или артефактам древности. Я помню, будучи совсем молодым, гулял по галереям, но, к сожалению, ничего не черпал для себя. Только со временем я научился понимать и ценить традиции.
 
 

Важно работать с клиентом лично, понимать, что он чувствует и чего хочет, уметь слышать клиента и осознавать, где можно слегка подтолкнуть свою идею, а где это делать не стоит

 
 
Питер, что для вас чай? Это просто напиток или традиция?
Мне импонирует тот факт, что чай – это традиция. Это маленькая Англия. Я говорю сейчас о настоящем английском чае, а не о якобы английском чае из Китая. Все в нашей жизни имеет свое толкование. Чаепитие – это процесс социализации, прекрасный способ общения между людьми.

Скажите, привидения в английских замках – это миф? Вам приходилось ощущать чье-то присутствие во время работы?
Я работал в особняке XVII века, где проводили изгнание духов, потому что двое детей чувствовали их присутствие в своих комнатах. А недавно останавливался в одном доме, тоже примерно XVII века постройки, где портрет умершего владельца появился на деревянных панелях, которыми была декорирована его спальня.

Не может быть!
Это правда. Можно видеть глаза, нос. У меня есть фотография. И раньше этого изображения там не было.
 
 

Все в итоге зависит от того, насколько я смогу прочувствовать личность клиента и потребности семьи, посмотреть на дизайн их глазами

 
 
Говорят, что нет второго шанса, чтобы произвести первое впечатление. Эта поговорка применима к вашей работе? Что может сказать первое впечатление о людях, с которыми вы работаете?
В моей профессии нельзя ограничивать себя впечатлением от первой встречи. Моя работа заключается в том, чтобы в интерьере показать индивидуальность каждого члена семьи. С первой встречи человеку невозможно раскрыться. Я должен чувствовать то, что чувствует мой клиент, смотреть на мир его глазами. Это возможно только при постоянном общении. Личность хозяина должна отражаться в интерьере, только тогда дом будет местом, куда хочется возвращаться. Многие люди пытаются заниматься дизайном самостоятельно, но не у всех это получается. Кому-то это дано, а кому-то – нет, у кого-то на это просто нет времени. Технически дизайнеры – это как раз те люди, благодаря которым интерьер должен работать на своего хозяина.

 
 

 
 

Питер, вы работаете по всему миру и общаетесь с представителями разных культур. Как путешествия влияют на ваше творчество?
Да, я обожаю путешествовать, но я немного нестандартный путешественник. Конечно, мне нравятся большие города, но далеко не так сильно, как необычные места, такие как Бирма или Шри-Ланка, с сакральной архитектурой, где люди до сих пор носят традиционную одежду. Например, в Бутане местные жители красят дома в строго определенный цвет. Они не дизайнеры, но делают это таким образом, что я бы никогда не подумал, что этот цвет будет так работать. Просто невероятно! Скажем, в Австралии очень яркий свет и насыщенные живые цвета, в них я вижу палитру, которая будет отлично смотреться в интерьере. Я много фотографирую: стены, потолки, да что угодно, чтобы потом использовать это в работе. Однажды в Шри-Ланке я остановился в доме совершенно потрясающего архитектора Джеффри Бава, умершего около 10 лет назад. И там был батик, очень геометрический и графический, в духе середины века, выполненный местной женщиной, которой, думаю, было около девяноста лет. Позже я применил этот узор в своих коврах. Я вдохновляюсь от подобных вещей. Многие материалы хранятся у меня в архиве и ждут своего часа.

Это ваш первый визит в Россию?
Мне уже доводилось бывать в Санкт-Петербурге, но в Тюмени я впервые.

Какое у вас создалось впечатление о ней?
Я представлял, что здесь будет значительно холоднее, и думал, что Тюмень намного меньше, а город довольно большой и как будто разворачивается перед тобой. Мне понравилась историческая часть, она просто очаровательна. Например, эти необычные окна со множеством деталей на деревянных домах. Все увиденные мной старинные здания не могут не восхищать. И то, насколько город развит, как движется вперед, не может не понравиться. И меня приятно удивило, как все это невероятным образом здесь сочетается. Но для меня, конечно же, самое главное – это общение. Где бы я ни был, мне нравится наблюдать за разными людьми, которые пытаются найти свой путь в этом мире. В Тюмени я, безусловно, расширил свой опыт.
 
 

Суть в том, чтобы найти нечто внутри себя – то, что поможет вам понять и раскрыть свою суть. Это намного важнее, чем правильное образование, потому что только тогда вы поймете, чем и как вам заниматься, и будете абсолютно счастливы в своей работе. Все мы разные, и каждом есть что-то особенное

 
 
Вы собираетесь работать над одним уникальным проектом в городе. Можете раскрыть какие-либо подробности?
Я здесь по приглашению компании 2MEN GROUP, буду выполнять дизайн нескольких апартаментов. К сожалению, я не могу разглашать более подробную информацию. Но я был поражен, что здесь, в Сибири, можно вести проекты на таком высоком уровне.

Как Вы думаете, люди по достоинству оценят вашу работу? Вы сможете почувствовать то, что необходимо тюменскому заказчику и расширить его представления об интерьере?
У каждого клиента свои вкусы и предпочтения. Создавая что-то необычное для них, я раскрываю себя с новой стороны. Это совместный процесс, и он так захватывает! Тюмень динамично развивается и становится международным городом. Я вижу, что люди здесь готовы к переменам, готовы принять новый образ бытия. Каждый проект – это сложная, но интересная задача, и я рассчитываю на успех.

Искренне поддерживаю вас в ваших устремлениях. И последний вопрос: как вы думаете, красота спасет мир? Вы согласны со словами великого русского классика?
Да, просто взгляните на нас! Всем нравится смотреть на красивые вещи, люди идут в галереи посмотреть на красивые картины, носят красивую одежду и черпают вдохновение из прекрасного. Именно эстетика находит путь к сердцу большинства людей. У каждого свой вкус и свои понятия о красоте, но именно это делает наш мир таким уникальным. Все люди разные, но внутренняя потребность прекрасного заложена у человека с рождения. Красота естественна. То, что некрасиво, не дает своего продолжения.
 

Беседовал Сами Хамаде, креативный директор компании minigram
Текст и фотоматериалы предоставлены 2MEN GROUP.

Loading...