11:02 / 10 февраля 2014

Гордость без предубеждений

3bd67f

В каждом городе мира есть особые места, о которых с детства знает любой местный житель. Они обладают неким ореолом «святости», окутаны легендами. В Ницце, точке притяжения богатых и знаменитых всего мира, это, несомненно, Negresco.

Если вы скажете, что этототель на Лазурном берегу – всего лишь дорогая гостиница, то вас, пожалуй, депортируют за оскорбление патриотических чувств. Для удивительно красивого города это такое же национальное достояние, как Гранд-опера для Парижа или галерея Уффици для Флоренции.

А вот ответ на вопрос «почему?» действительно интересен.

Как и все великое, поначалу отель был лишь великой мечтой его основателя Анри Негреско. Ровно 100 лет назад он вложил в строительство здания абсолютно немыслимые по тем временам деньги. Шутка ли: знаменитый розовый купол Negresco был выкован в мастерской Гюстава Эйфеля, а четырехметровая хрустальная люстра под этим куполом изготовлена на заводе Баккара всего в двух экземплярах: для Николая II (позже последний русский император поместил ее в Большой Кремлевский дворец) и для Анри Негреско. Люстра здесь висит и поныне.

Хозяин был неутомим. Для торжественных случаев он купил ковер, сотканный в 1615 году для королевы Марии Медичи. Но и это еще не все: в отеле создан салон Людовика XIV, потолок которого вывезен из савойского замка Марии Манчини, племянницы кардинала Мазарини. Здесь же установлен десятитонный камин из замка Отфор.

Естественно, такой эмоциональный вклад не остался незамеченным: сюда съезжались коронованные и титулованные особы со всего света. Веселье закончилось только с началом Первой мировой войны – отель был переоборудован в военный госпиталь. После этого былые времена так и не вернулись, в результате чего кредиторы Анри вынудили его продать мечту всей его жизни. И лишь спустя 40 лет Negresco вновь получил шанс вернуть былое величие: его приобретает семья Ожье.

Жанна Ожье, которой сегодня больше 80 лет, владеет им единолично. В нем же и живет, на самом верхнем этаже. Истинная аристократка, она относится к отелю как к неповторимому произведению искусства (забегая вперед, скажем: имеет на это полное право). Коко Шанель, Пабло Пикассо, Сальвадор Дали, королева Елизавета II, Эрнест Хемингуэй, Эдит Пиаф, Шарль Азнавур, Бриджит Бардо, Жан Марэ и многие другие приезжали сюда множество раз не потому, что в Ницце было негде найти красивое место: тут их сотни! Просто Negresco похож на единственный в своем роде прекрасный музей. Сейчас можно сказать: не просто похож, а, кажется, попал в мировую историю: в 2003 году правительство Франции внесло его в список архитектурных объектов исторического значения. Сегодня здесь без всякой видимой охраны прямо на этажах и в холлах висят подлинники (!) Сальвадора Дали, которые он лично подарил своей подруге. Как вы догадываетесь, Жанне Ожье, конечно же. Всего здесь можно насчитать не одну сотню произведений искусства, собранных хозяйкой. Гости отеля смело могут трогать их руками: ни один шедевр не находится под стеклом.

В какой-то мере Жанна переняла страсть основателя отеля и с фанатичностью, которой позавидовала бы сама мадам Шанель, обустраивала Negresco не один десяток лет. На пятом этаже можно встретить ковры стоимостью несколько сотен тысяч евро. Практически в каждой комнате стоит мебель, которая старше вас, сколько бы вам ни было лет. На первом этаже произведения современного искусства (представленного, в том числе, различными скульптурами) перемежаются шедеврами двухсотлетней давности. Единственное, что отличает отель от музея, – это энергетика, которая тут ощущается немедленно, как только вы переступаете порог. Да, мировая история, но наполненная жизнью, смыслом, живой памятью, – вот к чему привели старания мадемуазель Ожье.

Сегодня в Negresco без всякой видимой охраны прямо на этажах и в холлах висят подлинники Сальвадора Дали, которые он лично подарил своей подруге, владелице отеля Жанне Ожье

Кроме владелицы Negresco, в отеле проживает кот (про него шутят, что он на вполне законных основаниях может остаться и наследником). Шутки шутками, но есть факт: в 2009 году Жанна Ожье завещала свою «жемчужину» благотворительному фонду, который занимается спасением бездомных, а также несчастных животных. Кроме Negresco они получат от госпожи ее недвижимость в Париже, Ницце и Грассе. Правда, помимо реализации главных целей по спасению животных она указала им еще одну: сохранение отеля Negresco в первозданном виде. После ее смерти новым владельцам нельзя будет уволить местный персонал, равно как и в последующие 100 лет они не имеют права что-либо перестраивать. Так воистину великая женщина продлила жизнь своему детищу еще на один век.

Если Negresco – это гордость Ниццы, то ресторан «Шантеклер», безусловно, – гордость Negresco. Единственные две звезды «Мишлена» в Ницце – вот та самая малая часть признания ресторана, которым заведует шеф-повар Жан-Дени Рьеблан. Себя он называет не иначе как «вдохновленный Провансом и отдающий ему дань уважения». В зале, исполненном обилием цвета (чего стоят одни только розовые кресла!), вы скорее почувствуете себя в XX, чем в XXI веке – уж поверьте. Некоторые деревянные панели «Шантеклера» датируются 1751 годом, что не может не вселять торжественность. Впечатляет и винный погреб, содержащий более 15 000 бутылок, и его главный сомелье, гордо носящий на груди маленькое серебряное блюдце (знак высшей награды в своей профессии).

Владелица Negresco мадемуазель Ожье лично украшала свой отель не один десяток лет. Здесь во всем чувствуется вложенная ею душа

Однако так устроена человеческая природа, что даже в одном из самых потрясающих мест планеты способна найти недостатки. В частности, можно услышать мнение, где будут подвергнуты критике кровать с балдахином в духе Людовика XIV (мол, «напыщенно»), деревянные стулья столетней давности («уж больно скрипят») и вообще все, что не

вписывается в мир человека, привыкшего к стандартам глобализации. Этот человек забывает, что в наш век тотальной унификации (когда отели в Китае, Канаде и Йоханнесбурге могут быть на 98% одинаковыми) отличие от чего бы то ни было – и есть самое главное достоинство. В случае с Negresco мы можем констатировать – второго такого не просто нет, но и никогда не будет. Слишком драматической и, одновременно, удивительной была его судьба.

текст Лариса Меркурьева

Loading...