12:03 / 2 марта 2015

Революция от «Мимикрии»

главная6

Как и на протяжении 11 сезонов, «Мимикрия» доказала, что такое возможно: театр без вешалки, зритель — вне зала, спектакль — везде, кроме сцены.

«Мимикрия» верна своему стилю, благодаря которому ее знают и любят: как в 2005-м, когда под открытым небом создала фестиваль «Сны улиц», признанный брендом Уральского округа. Как в 2007-м, когда начала «Театральную революцию» – ту, которая не устраняет конкурентов, а, наоборот, притягивает в наш город молодых и талантливых. Как в 2012-м, когда запустила проект «Экспериментальная сцена» и предложила любителям ставить спектакли в самых нетеатральных местах: в музее, общежитии, на парковке… А потом начала привозить таких педагогов, добраться до которых самостоятельно актерам тюменских театральных студий не представляется возможным.

Раньше понять, кто любитель, а кто профессионал, было очень просто: если ты получаешь деньги за спектакль, ты профессионал. Но сегодня любительские театры также продают билеты. Поэтому четкой границы нет

Рожденная удивлять, она открывает 12-й сезон. И снова в своем стиле: «Мимикрия» приглашает молодежные театральные коллективы на «Театральную революцию – 2015», стартующую в феврале, и зовет в Тюмень с мастер-классом педагога ГИТИСа, президента Ассоциации студенческих театров России, режиссера, поставившего спектакли более чем в 30 театрах мира, – Михаила Чумаченко, с которым и встретился журнал tmn.

tmn: Тюмень – тот редкий город, где больше 15 театральных студий. «Мимикрия» уже не первый год предлагает создать для них единую площадку. Уживутся ли они? И зачем, по-вашему, Тюмени молодежный театральный центр?
Михаил Чумаченко: Если бы все внимательно следили за тем, как МХАТ делился на мужской и женский, не было бы столько промахов, когда делился Советский Союз. Наблюдая, как в театре начинают относиться к старикам, ты понимаешь, почему возникают конфликты отцов и детей. Глядя на то, как происходит движение к молодой драматургии и с какими это связано нервами, осознаешь, что общество очень тяжело принимает новые идеи. Поэтому мысль о союзе молодежных театров мне кажется замечательной. Уживутся ли? Ни одна из идей объединения никогда не предполагала связи навеки. Даже брак. Если театральный союз принесет свои плоды в течение нескольких лет, если объединит три-четыре театра, задачу уже можно считать выполненной.

Но как убеждать общество в необходимости такого центра, если даже в драматический театр регулярно ходит только 1% населения?
Но этот 1% после спектакля выходит на улицу и общается с 99. Когда нам рассказывают о трагедии русского народа в момент смерти Пушкина, я говорю: да, трагедия, конечно, была мощная, но собралось тогда лишь 5000 человек. А читали его 10 000, что было гораздо меньше одного процента населения.

Что же должно произойти, чтобы в Тюмени появился молодежный театральный центр?
Чтобы стать хорошим артистом, надо 95% – и тут все обычно кричат «Труда!», но мы же знаем: 95%  воли. И 5% удачи. Вот что нужно, чтобы возникло здание молодежного театра.

Мне кажется, сейчас очень непростой этап у «Мимикрии». Никто не знает, как будет развиваться театр, пока в нем не возникнет некий лидер – не с точки зрения организации, а художественный лидер

Кстати, о воле. Скоро у вас в Москве премьера спектакля. Но вы здесь. Почему?
Вы понимаете почему. И я понимаю почему. Мне кажется, сейчас очень непростой этап у «Мимикрии». Никто не знает, как будет развиваться театр, пока в нем не возникнет некий лидер – не с точки зрения организации, а художественный лидер. Стать им очень трудно, потому что не избежать сравнения с Любовью Лешуковой, соответствовать которой невероятно сложно.
Я здесь, потому что эта команда чего-то хочет. Не «хотела», а хочет. Они придумывают свою драматургию, собственное пространство, они из серии людей, которым есть что сказать. И я очень хочу, чтобы они существовали дальше. Это какая-то несправедливая история, случившаяся в данном конкретном раскладе. Но они делают шаги для того, чтобы жить, и с этой точки зрения им, безусловно, надо помогать.

Помогать как любителям или уже как профессионалам? 
Раньше понять, кто любитель, а кто профессионал, было очень просто: если ты получаешь деньги за спектакль, ты профессионал. Но сегодня любительские театры также продают билеты. Поэтому четкой границы нет. На самом деле ее никогда и не было, потому что МХТ создал заводчик Алексеев, взявший псевдоним «Станиславский» и не имевший театрального образования. Что дает образование? Некое облегчение движения в дороге. Ничего больше. Вы мне возразите: это дает некую возможность не оценивать театр как хобби. Да, согласен. Но стань необходимым городу, обществу, конкретным людям, и тебе дадут денег, сказав: «Отстаньте от него, пусть продолжает заниматься этой ерундой. Она нам нужна».
Всё. Это же от тебя зависит, не от кого-то другого.

 

На правах рекламы

Текст Вера Комарова
Фото предоставлены театром
«Мимикрия»

Журнал tmn №21 (декабрь 2014 – январь 2015)

 

 

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-56899 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.01.2014 г.
Яндекс.Метрика