10:01 / 23 Январь 2019

Сибирский Хьюстон

Сибирский Хьюстон

Андрей Шпильман, генеральный директор ООО «СибГеоПроект», о принципах управления, плюсах жизни в Тюмени и известной фамилии

В декабре в нашем городе вышла книга «Счастье по-тюменски: истории из жизни тюменских предпринимателей». Публикуем двенадцатую главу из нее.

 

Сибирский Хьюстон

 

…Начало 70-х годов – время открытий большой тюменской нефти. Отовсюду в Западную Сибирь съезжались геологи, разработчики, геофизики.

Мои родители, Владимир Ильич и Галина Петровна, приехали в Тюмень в 1965-м, в год моего рождения, и стали работать в научно-исследовательском институте геологии. Для них это было очень интересное и увлекательное время.

 
 
РУКОПИСИ НЕ ГОРЯТ

Случай, произошедший летом 1974 года, навсегда отложился у меня в памяти.

Обычная советская семья лето проводила следующим образом: месяц ребенок в пионерском лагере, месяц – у бабушки с дедушкой, и месяц семья на море. В этом же году лето не задалось.

Моим родителям не удалось отправить меня в пионерский лагерь, и я целыми днями слонялся по двору. Иногда, от нечего делать, заходил к ним в институт, но папа с мамой всё время мне делали замечания. Я приходил к ним в одежде, не соответствующей этому достойному научному учреждению.

Однажды я решил сделать им приятный сюрприз. Сам погладил себе штаны, нарядился и отправился к родителям на работу.

Но только я дошел до института, как увидел выбегающего отца. Папа был настолько взволнован и так спешил, что даже не заметил меня. Следом, в том же состоянии, выбежала и моя мама.

Я тихонько поднялся в институт, чтобы узнать, что же случилось. Коллеги моих родителей рассказали, что звонили соседи – в нашей квартире пожар! Я так надеялся, что кто-то ошибся, но все сомнения рассеялись, когда я оказался у своего дома.

Сибирский Хьюстон

Три поколения Шпильманов

Из единственной открытой форточки в квартире вырывался столб дыма. Через час пожарные всё потушили, и мы смогли зайти и увидеть, что же произошло. Потери были большие, сгорело всё, что находилось в той комнате, где я гладил свои штаны, остальная часть квартиры осталось целой.

Но, главное, не сгорела папина докторская диссертация, над которой он работал последние три года.

…Окруженный соседями, которые пытались мне внушить, что я поступил плохо и надо быть осмотрительнее, я ожидал наказания, причем справедливого наказания. Я очень переживал, лицо мое выражало глубокое раскаяние.

Родители поняли, как я сожалел о случившемся и, чтобы хоть как-то меня приободрить, купили торт. Они решили, что я уже и так достаточно пережил и были рады тому, что сам я не пострадал.

Эту реакцию родителей, их отношение ко мне, я несу с собой по жизни. Сейчас я также отношусь и к своим детям, и к своим коллегам.

Ведь совершить какой-то проступок можно умышленно и неумышленно, в зависимости от этого дается и разное наказание. Нельзя строго судить человека, который совершил что-то ненамеренно. Ведь и я в том случае с утюгом, хотел как лучше…

Сибирский Хьюстон

1970 год

 
 

С ГЕНЕТИКОЙ НЕ ПОСПОРИШЬ

Оба моих деда и одна из бабушек работали геологами. Родители всю свою жизнь посвятили науке, геологоразведке. Мы с братом не стремились в эту профессию, хотели разорвать эту цепочку, но не получилось.

Я в свое время поступал в Бауманское училище, брат – в Московский физико-технический институт, но всё равно оказались в геологии. Мой младший сын поступает в Санкт-Петербургский горный университет, старший уже три года работает в Москве, также в геологии.

Я не знаю, почему это происходит. Общий трудовой стаж семьи более 300 лет. В геологии трудились и наши тети, племянники…

Сибирский Хьюстон

 
 

АПЕЛЬСИНЫ — ПИЩА ДЛЯ УМА

Более того, я даже не собирался жить в Тюмени. Уехал на Север, в Лабытнанги. Я – сейсмик, геофизик – проработал там 6 лет, но наступили сложные 90-е, в отрасли не стало денег, у нас в «Ямалгеофизике», например, часть зарплаты выдавали апельсинами…

А в Тюмени бурно развивалась новая научная геологическая жизнь, и я приехал сюда.

В 1992 году отец организовал Научно-аналитический центр рационального недропользования в Ханты-Мансийске. Нефтяным и геологоразведочным компаниям нужны были научные кадры, новые проекты разработки, новые схемы, обустройство. Нужно было добывать!

И только в Тюмени занимались подобными работами. У нас вообще уникальный город, нигде я не видел такого плотного сосредоточения кадров, как здесь. Этим наш город напоминает Хьюстон.

Собственные научные центры имеют «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Газпром нефть» и другие вертикально интегрированные нефтяные компании.

Сибирский Хьюстон

 
 

КОГДА ВСЕ РЯДОМ

Тюмень богата людьми, практиками, многие из которых получили свой профессиональный опыт на предприятиях, много отработали на добыче и способны реализовывать крупные проекты. Другого такого города, где в таком большом объеме сосредоточен научный и производственный человеческий потенциал, в России нет.

Я возглавляю Евразийский союз экспертов в области недропользования и хочу заметить, что состав нашего экспертного сообщества в Тюмени – это 200 человек. Для сравнения, в Казани или в Питере таких – по 20-30.

В чем еще плюс работы и жизни в Тюмени?

Мы (наше профессиональное сообщество) заканчивали одни институты, одни группы. И если тебе нужна помощь, ты можешь просто обратиться к своим знакомым, которые не окажутся равнодушными!

Кроме того, мы охотно берем к себе студентов. Уже с третьего курса ребята начинают у нас практиковаться. К окончанию института им нужен опыт, многие видят себя дальше в нефтяных компаниях. И, ради получения необходимых знаний и навыков, они готовы за небольшие деньги выполнять любую черновую работу.

В той же Москве сколько времени потребуется, чтобы добраться от вуза до работы? А здесь мы в шаговой доступности.

 

Тюмень богата людьми, практиками, многие из которых получили свой профессиональный опыт на предприятиях, много отработали на добыче и способны реализовывать крупные проекты. Другого такого города, где в таком большом объеме сосредоточен научный и производственный человеческий потенциал, в России нет

 

ФАМИЛИЯ. ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Быть сыном моего отца – сложно, потому что все вокруг думают, что ты не сам чего-то достиг. Часто слышу: «Чего тебе это стоит, ты же Шпильман». Я всю жизнь пытаюсь доказать обратное.

Но есть и положительные моменты. Моя мама, Мясникова Галина Петровна, преподаватель «Нефтегаза». Однажды я искал возможность познакомиться с одним из главных геологов, чтобы рассказать о своей деятельности, предложить сотрудничество. И когда такая важная для меня встреча была назначена, мне передали его слова: «Сыну Галины Петровны я во встрече отказать не могу».

Это было приятно. Меня также всегда радует, когда люди, которые учились у мамы, помнят ее, интересуются здоровьем, вспоминают студенчество.

 
 

ПОЛЕЗНАЯ ПРИВЫЧКА — ПОМОГАТЬ

Не раз замечал, что к человеку лучше относятся, когда ему трудно. Менталитет у нас такой, или общество такое сердечное. Если тебе плохо, всегда найдутся люди, которые помогут.

Яркий пример тому случай, который произошел в 1996 году. Тогда у меня были «Жигули» шестой модели. Первая машина, подержанная. Ехали мы с женой и старшим сыном в Санкт-Петербург и перевернулись недалеко от города Клин.

Сами мы не пострадали, а вот «Жигули»… Передняя балка сломана, ехать было невозможно. На место аварии прибыли гаишники, помогли поставить автомобиль на колеса и порекомендовали обратиться за помощью в ближайшую деревню.
Действительно, недалеко был населенный пункт, только вот после шести часов вечера (а время было уже позднее) никто в той деревне работать не был способен. Местные жители свято чтили традицию – выпить после трудового дня.

И пришлось нам прямо на обочине дожидаться, когда наступит утро. Завели двигатель, чтобы не замерзнуть, достали какой-то плед, развели костерок…

И что меня поразило? Мимо нас проезжало много машин, и чаще всего свою помощь предлагали водители автомобилей, не подобных моему, а более дорогих, премиального класса. Не знаю, почему так. Может быть, они как-то лучше понимали ценности жизни. А может, рядовые граждане просто боялись.

 

Не раз замечал, что к человеку лучше относятся, когда ему трудно. Менталитет у нас такой, или общество такое сердечное. Если тебе плохо, всегда найдутся люди, которые помогут

 
 

СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ

Успех приходит к тем людям, которые всё, чем занимаются, пропускают через себя. Работа не заканчивается в 6 часов вечера. Я вообще всегда поражаюсь, когда сотрудники уходят ровно в 18:00 домой. Я сам всегда был очень увлечен тем, что делал. И в моем понимании, ты не можешь просто взять и уйти, ты как-то должен завершить свою работу. Может быть, на почту ответить, просто бумаги на столе прибрать – ты должен закончить свой рабочий процесс.

Большое значение для каждого человека имеет мотивация. В нашей компании при ее создании было принято решение: премировать сотрудников за каждые 5 лет работы. И если раньше это были единицы, то на сегодняшний день таких сотрудников каждый год по несколько десятков.

Наша компания из 10 человек доросла до коллектива в 200 сотрудников. Но принципы управления не изменились, и с одной стороны – это большая проблема. Всё, как и у человека, когда мышцы не успевают за ростом скелета, так и у нас: внутренняя структура компании не успевает за ее ростом.

В 2018 году «СибГеоПроект» отмечает свое совершеннолетие. Уже 18 лет мы разрабатываем системы управления ресурсами и недропользования для нефтяных компаний, оказываем учебно-консультационные услуги в области применения ГИС-технологий в нефтяной и газовой промышленности, проводим испытания разведочных скважин, исполняем геологические проекты.

Мы не только используем самые последние современные технологии в производстве и реализации программного обеспечения, но и создаем собственные. Мы пошли по пути не очень традиционному – решили создать бренд – свою информационную систему по недропользованию.

Это очень сложно. Во-первых, надо убедить, что это новое – лучше, чем всё, что уже есть. Пока мы работали с одной компанией, нам не казалось это сложным, но встав на путь партнерства с «Газпромом» и «Роснефтью», поняли, что должны соответствовать другим, более высоким, требованиям.

Такие «монстры» как «Шлюмберже», «Халлибартон», имея миллиардный оборот, не живут исключительно за счет ИТ. Да, это повышает их статус среди нефтяников, но не является основным доходом.

И мы, выходя на более высокий уровень, понимаем, что у нашей компании начинается совсем другая история.

 

Я вообще всегда поражаюсь, когда сотрудники уходят ровно в 18:00 домой. Я сам всегда был очень увлечен тем, что делал. И в моем понимании, ты не можешь просто взять и уйти, ты как-то должен завершить свою работу

 
 

Сибирский Хьюстон

 
 

КРАТКИЕ ЗАПОВЕДИ НА ДОЛГУЮ ЖИЗНЬ

Пользоваться возможностями. У меня были случаи, когда я отказывался от каких-либо предложений, и сейчас думаю, что был неправ. Детям своим советую принимать активное участие в жизни своих коллективов, не упускать своих возможностей. Неважно, получится или нет, главное пробовать.

Принимать приглашения. Раньше, когда друзья звали меня куда-нибудь, я пропускал эти встречи, ссылаясь на нехватку времени. Но с возрастом пришло понимание, что я что-то упускаю, что время, данное нам для активной жизни, когда-то уйдет. И сейчас я стараюсь видеться с друзьями как можно чаще. В социальных сетях я не состою, мне эта «ярмарка тщеславия» не интересна. Я был в «Одноклассниках», мне нужно было найти несколько человек, я их нашел и все. Считаю, что дальше надо общаться вживую, как минимум – созваниваться.

Нельзя обманывать. Это правило работает как в семье, так и на работе. Часто хочется желаемое выдать за действительное, приукрасить действительность. Если кто-то из коллег пытается преподнести мне ситуацию в искаженном виде, он теряет мое доверие. Если я не владею полной информацией, мне сложнее принимать какие-то решения. Поэтому недосказанность не приемлю.

 


Текст и фото предоставлены редакцией РГ «Проспект»