11:05 / 18 мая 2015

Александр Шпильман

Шпильман3

О реальной стоимости нефти.

А также о росте производства в отрасли и перспективах отечественных технологий.
 

Государство как катализатор нефтедобычи

Сейчас в России добыча сырья увеличивается и достигла максимальной цифры – 525 млн тонн в год. Это очень высокий уровень. Однако у геологов и представителей нефтяной отрасли есть повод для беспокойства: очень мало открывается новых месторождений. То, что мы называем «нефтяной проект», занимает много времени. От начала поиска месторождений до начала добычи сырья обычно проходит 10–15 лет. В советское время геологоразведка велась столь высокими темпами, что открывали в три-четыре раза больше месторождений, чем добывали нефти. Это и обеспечило ресурсную базу для сегодняшней добычи нефти.
Я думаю, что в организации поиска месторождений большую роль должно играть государство, как это происходит сейчас во многих странах. Нефтяные компании обязательно выкупят участок, если будут уверены, что там есть нефть. Решение принял Президент РФ Владимир Путин, издав указ об объединении 37 ведущих научных центров и геологических предприятий России в государственный геологический холдинг ОАО «Росгеология». Такая консолидация сил позволит увеличить число открытий месторождений нефти и газа. Нельзя работать только на сиюминутные задачи, в геологии очень важно смотреть и планировать на десятилетия вперед.

 

Рубли за бочку, а не доллары за баррель

Мы должны понимать, что кризис и санкции – это разные вещи. И цена на нефть не имеет никакого отношения к Украине. Просто две ситуации совпали, и у нас возникло ощущение, что иностранные нефтяные державы – прежде всего, Саудовская Аравия – управляют ценой на нефть, понижая тем самым курс российской валюты. Тут мы воспользуемся нехитрыми математическими вычислениями – умножим курс доллара на стоимость барреля нефти на данный момент. Получается, что бочка нефти стоит 3000 рублей. Когда доллар покупали за 30 рублей, баррель стоил 100 USD. И в этом случае стоимость бочки равна 3000 рублей.

Если построить график за весь период так называемого кризиса, то можно увидеть, что цена за бочку колеблется от 3000 до 3500 рублей. А это уже не кризис, это мелкие колебания цены на нефть в рублях в условиях сложившейся экономической ситуации в России.

В то же время повсеместно звучит фраза: снижается рост производства. Что же на самом деле происходит в нефтяной отрасли? Только за первый квартал 2015 года эксплуатационное бурение увеличилось примерно на 16%, увеличивается рост инвестиций. Новых районов освоения в России еще огромное количество – на данный момент принято 22 района для первоочередного освоения, три из которых находятся в Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции.
Западно-Сибирская нефтегазоносная провинция расположила на своей территории полностью или частично несколько административных субъектов: ЯНАО, ХМАО–Югру, Тюменскую, Омскую, Томскую, Новосибирскую, Свердловскую области и Красноярский край. Все эти регионы являются нефтедобывающими. На ханты-мансийских месторождениях добывают половину всей нефти в стране – около 250 млн тонн в год. Слово «кризис» для нас неуместно.

 

Свое – значит лучшее

Думаю, что до конца года баррель нефти будет стоить 80 долларов, поскольку Америка понижает цену, выбрасывая на рынок дополнительные объемы сланцевой нефти, ставшей малорентабельной. Весь эффект санкций я вижу только в том, что США пытаются «выдавить» из России европейские технологии и заместить своими. В нефтяной отрасли активно идет завоевание рынка. Так, нефтегазовая сервисная компания Schlumberger приобрела 45,65% акций крупнейшей российской буровой компании Eurasia Drilling Company, остальные планируют выкупить в течение двух лет. В то же время европейские компании не получают разрешение на сотрудничество с Россией.
Я много занимаюсь созданием научно-исследовательского полигона «Баженовский», цель которого – поиск и апробация инновационных технологий добычи нефти баженовских отложений. И раньше я огорчался, что не успею внедрить разработки, придут западные технологии. Но именно сейчас наступило время заняться качественными исследованиями, потому как у нас большие перспективы, а нефти добывается в два раза больше, чем нужно стране на внутреннем рынке.

Как бы смешно это ни звучало, но Америка за последнее время нам помогла. Помогла осознать, что Россия может справиться со всем своими силами.

В молодости я некоторое время трудился на заводе геофизического оборудования в Москве. Возможно, это не были лучшие технологии мира, но они работали, приносили пользу и при должном развитии могли бы иметь будущее. И даже сейчас, когда все говорят модное слово «импортозамещение», я твердо уверен, что свое – лучше. Почему мы все время должны что-то замещать? Ведь понятно – у нас не растут бананы, и бананы никак не заместишь картошкой. Но много своих вкусных продуктов, например, белые грибы. Вот и в технологиях всегда можно найти свои решения.

 

Текст: Елена Яркова

Loading...