18:08 / 13 августа 2012

Сергей Коробов: «Город надо видеть в 3D»

Сергей Коробов, генеральный директор ЗАО «Строймонтаж», депутат Тюменской областной Думы в интервью журналу «Тюмень» рассказывает о своих личных отношениях с городом, а также рассуждает о том, в каких усовершенствованиях нуждается тюменское городское пространство.

Я родился не в самой Тюмени, а в поселке Боровском. И поездка в Тюмень всегда была грандиозным событием – когда ты из пыльных деревенских улиц попадаешь в город с большими домами и с асфальтом под ногами. Это очень яркие воспоминания из детства.

Тюменская энергия

Помню, когда мне было лет семь или восемь, нас привезли в город на автобусе – что-то вроде экскурсии. Посчастливилось побывать в приезжем цирке. И представление о городе, как о чем-то ярком, зрелищном, праздничном, вечно бурлящим, таковым и осталось.

С тех пор прошло много лет, город сильно изменился, и я, конечно, тоже. В силу своей общественно-спортивной жизни очень часто езжу по стране, поэтому есть с чем сравнивать. И сравнение всегда в пользу Тюмени и Тюменской области. Уверен, в России не так много мест, которые могут потягаться с Тюменью по уровню жизни и комфорта для проживания.

Мощный импульс развития и энергии, который нам еще только предстоит измерить, был задан, конечно, Сергеем Собяниным. В свою очередь у Владимира Якушева непростая задача – справиться с такой сильной подачей особенностей, не выпасть из этого потока и не снизить планку, что у него и получается.

Уверен, в России не так много мест, которые могут потягаться с Тюменью по уровню жизни и комфорта для проживания.

Проработав на должностях, связанных с градостроительной политикой, я остаюсь обычным горожанином. И на какой должности мне бы не приходилось работать, всегда оставлял себе право житейским взглядом оценить предлагаемые архитектурные и строительные решения – по принципу «нравится или не нравится». Первое впечатление всегда отличалось эмоциональностью, как у среднестатистического жителя. А уже потом с настоящими профессионалами, архитекторами начинали разбираться, что именно не нравится и почему. Я этот подход старался культивировать и в какой-то мере навязывать даже своим товарищам по работе. И решения принимал с точки зрения здравого смысла, опираясь на мнение специалистов.

Говорят, что у каждого города есть своя «родинка». И у меня журналисты интересуются, где эта родинка у Тюмени. Мы своими «косметологическими операциями» ее изрядно поизвели. Тюмень издавна славилась своей историей деревянного зодчества: дом Машарова, дом Буркова, музей-усадьба Колокольниковых, которые смело можно назвать шедеврами. Поэтому частичкой такой родинки является, к примеру, и домик, где располагается наш офис, и другие дома и улочки, свойственные той историко-культурной среде, которой Тюмень всегда отличалась в целом. Сохранение этой атмосферы, на мой взгляд, – важнейшая на сегодняшней день задача для городской власти.

Относительно себя, могу сказать, что люблю бывать на территории Свято-Троицкого монастыря, расположенного на берегу Туры, за Архитектурно-строительным университетом. Это одно из самых красивых мест в городе – достаточно лишь пройтись там, чтобы осознать это.

 

 

Город в перспективе

Меня спрашивают: «А чего нашему городу не хватает?» Я считаю, что такая постановка вопроса – неправильная. Это все равно, что рассуждать, чего человеку не хватает в одежде. Одежда должна соответствовать погоде, обстановке, образу жизни, в ней должно быть комфортно – главное это, а не то, что могло бы быть с чьей-либо точки зрения.

Но нам все-таки нужно определиться: в чем особенность Тюмени? В этом городе, как и в любом другом, живут люди, характеризующиеся своей общностью. Это уровень культуры, достатка, образования, профессиональной занятости. Все эти слагаемые формируют определенный комплекс.

И я считаю, что сегодня нам не хватает оценки, скрупулезного анализа социального среза, но не по тем формальным признакам, которые применяет Росстат, министерство экономики в своих отчетах. Все эти цифры, конечно, о чем-то говорят, но в целом они дают «плоскую» картину городской жизни. А город надо видеть в 3D, в объемном, масштабном изображении. Нужны глубина, пространство и время. Шкала оценки должна быть иной. Ее сначала следует сформулировать, а затем уже по ней отслеживать все объективные изменения.

 

 

Необходимо определиться с тем, что есть такое город Тюмень по назначению, выделить основную функцию, сделать ее такой опорной точкой, от которой стоит прорабатывать алгоритм дальнейшего развития. Данный подход, наверное, из области прикладной математики, но, на мой взгляд, он правильно ложится на перспективу нашей последующей жизни.

Сегодня мы пытаемся развиваться во всех направлениях одновременно, но, как спортсмен, могу сказать: нельзя одолеть соперника всеми приемами сразу. Нужно отметить один, наиболее эффективный. Вот и в городе Тюмени мы должны выделить главное направление, точку приложения сил, и бросить на это управленческие, организационные и финансовые ресурсы.

Необходимо определиться с тем, что есть такое город Тюмень по назначению, выделить основную функцию, сделать ее такой опорной точкой, от которой стоит прорабатывать алгоритм дальнейшего развития.

С точки зрения своей депутатской жизни – сначала городской, а сейчас областной, я знаю, как докладывают чиновники об изменениях к лучшему. Вот здесь увеличилось на 20%, здесь на 30, здесь на 50… Приходится их останавливать и говорить: «Я вас слушаю три года кряду, и три года кряду у нас прирост по такой-то позиции 20%. На сегодняшний день уже должно приблизиться к 100%». Такие заметные изменения мы должны почувствовать на себе, просто выйдя на улицу. А я не чувствую. То ли система несовершенна, то ли отчетность у нас некорректная – за цифрами просмотрели реальные события и реального человека, ради которого, в общем-то, власть и работает.

Три города в одном

В последние годы город бурно развивается. «Три города в одном» – так можно географически охарактеризовать современную Тюмень, если рассматривать заречную, центральную части и микрорайоны, расположенные за Транссибирской магистралью, отдельно друг от друга. Автомобильная жизнь в Тюмени кипит так, что дороги не справляются с транспортом. В пределах города автомобилистам становится тесно. Несмотря на то, что Тюмень относительно небольшая, разрабатываются большие планы по разгрузке дорог от пробок, в том числе и такие амбициозные, как возведение дорогостоящих транспортных развязок.

Часто слышу вопрос: «А потянем ли? Ведь только развязка на улице Монтажников с переходом через Транссибирскую магистраль обойдется в 14 миллиардов рублей». Мы обязаны потянуть, даже если при этом нам придется отказаться от чего-то другого, тоже очень важного.

Мы находимся на том уровне развития города, что нам просто необходимо принять полноценную транспортную стратегию Тюмени и Тюменской области как минимум до 2020 года и сделать ее настоящим, реально действующим документом, а не формальным, который кладут на полку, а потом принимают решения, слабо с ним увязанные либо существенно откорректированные.

Мы находимся на том уровне развития города, что нам просто необходимо принять полноценную транспортную стратегию Тюмени и Тюменской области как минимум до 2020 года.

Если такая полноценная концепция найдет отражение в будущем, и мы будем шаг за шагом ей следовать до назначенного времени, то ситуацию удастся если не улучшить, то, по крайней мере, нормализовать. В том числе путем строительства таких дорогостоящих объектов, как мосты и транспортные развязки. И что бы мы ни делали, единственные коммуникационные и транспортные связи между этими тремя частями города – мосты.

Кстати, 150 лет назад улица Царская имела те же размеры, что и Республики на сегодняшний день. Это весьма показательно. Тогда по ней в час проезжало полтора десятка телег, а сейчас – полторы тысячи автомобилей. Таким образом, наши предки заложили хороший запас пропускной способности в той уличной дорожной сети, которая тогда формировалась.

Мы за последние годы с этими габаритами ничего не сделали, и развитие дорожной сети, которое пошло от той же улицы Царской (Республики) в микрорайоны, мало чем отличалось при проектировании 150-летней давности, а ведь интенсивность транспортных потоков возрастает ежегодно и радикально. И не надо быть великим математиком, чтобы понять, что на один квадратный метр улицы приходится столько-то квадратных дециметров автомобиля. И со временем эти дециметры закроют квадратный метр улицы – тогда все перестанет двигаться: мы исчерпаем ресурс пропускной способности уличной дорожной сети по ее геометрическим характеристикам. Это чисто математический расчет и неизбежный процесс, к которому мы потихонечку движемся.

Много шума было вокруг строительства подземных переходов: деньги большие, а результаты ничтожные.

Много шума было вокруг строительства подземных переходов: деньги большие, а результаты ничтожные. Но никто никогда не задумывался над тем, какое значение прецедент строительства первого подземного перехода имеет в плане развития уличной дорожной сети в целом. Это была апробация технологии, а чтобы заметить позитивные изменения, нужно построить не один и не два подземных перехода, а два-три десятка. Их предназначение просто и понятно: отделить пешеходов от автомобилей. Благодаря этому мы обеспечим непрерывный транспортный поток. И чем меньше на его пути будет участков регулирования, тем больше станет пропускная способность улицы.

О «площадной демократии»

Любая большая стройка или реконструкция в центральной части города вызывают определенный общественный резонанс. К примеру, площадь 400-летия Тюмени, вопрос о будущем которой пришлось решать городской власти, организовав народное голосование. Хотя по большому счету предмета для дискуссии там нет. По крайней мере, в отношении бездействующего «Арт-Паласа».

Как «Арт-Палас» он не представляет для меня особой ценности, потому что он в целом никогда и не работал. А вот как кинотеатр Юбилейный… У меня остались теплые воспоминания, потому что я часто бывал там будучи студентом. В качестве кинотеатра он свою функцию выполнил. После его превращения в «Арт-Палас», сооружение удачное с точки зрения архитектурных объемов и форм, послужить городу и его жителям, так и не удалось. Это факт.

 

 

Имея квалификацию инженера-строителя, я вправе сказать, что в свое время знакомился с результатами отчета и экспертизы по обследованию здания. На самом деле оно находится в аварийном состоянии. Другого решения, кроме его сноса, быть не может. Каким бы здание не было красивым и нужным, если оно небезопасно для окружающих, его нужно снести. К тому же, прямо скажем, не уживаются два здания на одной площади – «Арт-Палас» и драмтеатр. Методом исключения можем определить, что лишнее на этой площади все же здание «Арт-Паласа».

Дворовые пространства, где когда-то соседи играли в домино, утратили свою функцию «домашнего» пространства – они заставлены машинами.

Город, как состоявшаяся среда, всегда характеризуется наличием каких-то отдельно взятых больших и малых рекреаций, тематических площадок,  где каждый житель города может найти для себя что-то и где ему комфортно. Таких мест нам в Тюмени не хватает, а они очень нужны. Дворовые пространства, где когда-то соседи играли в домино, утратили свою функцию «домашнего» пространства – они заставлены машинами. Эта проблема существует практически во всех российских городах.

Тюмень сегодня

Тюмень во все времена была большим перекрестком различных путей. Так было и до революции, и после нее. Особенно ярко это стало видно в период «тюменской нефти». Такая судьба у Тюмени, и в разные времена она повторяется снова и снова. И когда пять-шесть лет назад начали говорить о развитии логистических схем на одном большом совещании в Министерстве регионального развития РФ и коснулись Тюмени, я сказал, что мы на самом деле пытаемся по-другому назвать то, что давно сделано, причем продуманно, неплохо. Может, стоить изучить прошлый опыт и попытаться уже сегодня трансформировать его?

Что же все-таки представляет собой Тюмень? На своем очередном подъеме и втором дыхании она была центром освоения западносибирского нефтегазового комплекса. И в советском Госплане в общем-то были задействованы лучшие наши умы того времени. На него работало множество профильных институтов. И оценка опорной точки, с которой экономичней, удобней и логистичнее всего осваивать тюменский Север, была выбрана правильно. Не случайно наш город стал логистическим центром освоения Западной Сибири.

Сейчас же, с учетом всей транспортной схемы, – авиационной, железнодорожной, автодорожной, мы – действительно перекресток всех направлений, в том числе и по широтно-меридианному принципу. Реки текут на Север, железная дорога проходит с запада на восток, самолеты летают куда угодно, автомобильные дороги тоже привязаны к этому очень хорошо. Нужно просто грамотно весь этот комплекс использовать как логистический центр, развитие которого, я уверен, можно считать перспективой города Тюмени.

При этом мы говорим не столько об освоении, сколько об умелом использовании географических и логистических преимуществ – это переработка и дальнейшее обслуживание: через нас идет транзитом большое количество трубопроводов. Антипинский НПЗ – один из самых удачных примеров. Таким образом, надо находить опорные точки, а по ним уже формировать план развития и выполнять его. Мы будем жить той жизнью, которой достойны. И для этого изобретать ничего не надо.

Фото: Илья Гостюнин

Фото на «обложке»: Евгений Шульц