13:10 / 29 октября 2013

Правила жизни Юрия Шафраника

bed1ea

На мой взгляд, само стремление превратить Москву в международный финансовый центр заслуживает всяческой поддержки.

Я был молодым специалистом – слесарем на промысле, маленьким винтиком в большой системе, но мне было понятно, насколько масштабные происходят события.

Да, нефтепромышленников у нас еще не было, зато была потребность смотреть вперед, координировать действия, принимать совместные решения.

Прежде всего надо представить атмосферу в стране в начале 1990-х. Хотя бы пунктирно: «гибель империи», рождение в муках – политических, экономических, социальных – нового государства.

Я и сейчас считаю порочным избавление государства от производственных активов ради самого избавления.

Нет ни одного нефтегазового проекта, который не был бы политическим.

Замечу в скобках, что в ближайшее десятилетие я бы не советовал приватизировать Роснефть более, чем на 40%.

Понятно, что наша борьба, например, за будущее нефтяной отрасли не у всех вызывала восторг, и издержки политического влияния видны сегодня на всех «заплатах» реформы.

Я убежден, что роль государства в развитии ТЭК надо усиливать.

У человека должно быть несколько ролей. Не для игры на публику, а для интересной, содержательной жизни.

Российскому энергетическому комплексу необходимы не просто перевооружение и модернизация, а коренная технологическая реконструкция.

Наличие в России огромных запасов углеводородов – это Божий дар, которым надо правильно пользоваться, чтобы он не превратился в «сырьевое проклятие».

Если ты не успеваешь заполнить «пустоту», то заполнят другие. 

Нет больше в мире проекта, аналогичного освоению тюменской нефти и газа. Не в нефтегазовой сфере, а вообще – нет.

Чем ты больше открыт для СМИ – тем лучше. Хотя «распахнутость» не всегда шла мне на пользу.

Мне думается, что большого смысла «вкладывать бумаги в бумагу» нет. Вкладывать надо в активы – заводы, компании, производство. Риск потерять их меньше, чем риск потерять бумагу.

В случае если наши нефтяники опоздают с началом освоения шельфа, страна в перспективе рискует лишиться лидерства на мировом энергетическом рынке.

Я никогда не был противником привлечения иностранных инвестиций, технологий и компаний для развития отечественной экономики.

Когда я говорю «Тюмень», я имею в виду Большую Тюмень – от Гыды до Исетска.

Тюмень, ее опыт, ее кадры – бесценны. Сейчас мы бурим в Красноярском крае и Иркутской области. Откуда люди? Конечно, отсюда.

Главное изменение, которое несет с собой вступление в ВТО, – и для сервисного рынка, и для страны в целом – это переход, как в спорте, в более высокую лигу.

Нужно сосредоточиться на проблемах своего дома, на том, как нам обустроить Россию, свое общество, свою экономику.

Любые реформы дают эффект только тогда, когда являются частью масштабных продуманных планов с четкими целями и ориентирами.

Я считал себя сложившимся человеком, профессионалом, жестким авторитарным руководителем. Таким меня воспитали мои учителя в Главтюменнефтегазе.

Мы действовали, опережали время и получали результаты. Наша концепция развития Тюменской области создала базу и 10 лет кормила регион, пока не изменились налоговые отношения. Именно мы – в Тюмени! – заложили основы современного недропользования в стране.

Для мужчины испытания особенно нужны. Если он не научится их преодолевать – может не состояться. Мастерами своего дела становятся через труд и испытания.

Жизнь сама – испытание и сама по себе смысл. Мечтать необходимо. Однако в экономике и политике важнее ставить перед собой конкретные цели, делать конкретные созидательные шаги.

Времена не выбирают. Жизнь одна и бесценна.

Loading...