18:07 / 5 июля 2013

Как Абрам Овеян начал строить знаковые объекты в Тюмени

4baeee

Воскресенье. Полдень. Мы встречаемся с Абрамом Овеяном на стройке самой большой школы города. Никаких портфелей и пиджаков – он готов к активной работе.

Только вчера он вернулся из Ирака, где проводил переговоры по новому совместному проекту. А сегодня, несмотря на свободное для многих воскресенье, он уже на стройплощадке своего объекта в Тюмени. Похоже, выходные для Абрама Овеяна мало чем отличаются от будней: «У нас есть час, – говорит он мне. – Потом я убегаю на официальное закрытие чемпионата по дзюдо, наша компания является партнером, и мне еще предстоит провести награждение». Создается впечатление, что этот человек работает

семь дней в неделю, 20 часов в сутки. Может, это и есть тот самый образ жизни современного бизнесмена, позволяющий ему добиваться высоких результатов?

«Тюмень»: Абрам Азатович, вы всегда так плотно работаете в выходные?

Абрам Овеян: В основном, да. Деловые встречи я провожу в любой день и час: у меня нет такого принципа, что по выходным – ни слова о бизнесе, и хоть гори оно огнем… Я ведь работаю на результат, а это подразумевает полную включенность. Особенно когда мы реализуем важные, требующие предельного внимания проекты. 

Сейчас мы как раз находимся на одном из ваших строящихся объектов. Скоро здесь, в жилом квартале «Семейный» микрорайона Тюменский-2, появится школа на 1100 учебных мест. Чем еще, кроме масштабности, она будет отличаться от остальных?

Это будет самая большая государственная школа в городе, оснащенная наиболее современной техникой. Проект мы реализуем совместно с АИЖК по Тюменской области, строящим этот квартал, – оно и стало заказчиком объекта. Отличительной чертой учебного заведения будет внушительный отдельный спортивный блок. В нем будет все для занятий физкультурой. Тюменский микрорайон активно застраивается, и, соответственно, необходимость в такой школе крайне высока. К сентябрю 2013 года она должна открыть свои двери для учеников.

А каким вы были в школе? Помните?

Я был лидером. Мы жили в деревне, и в первом классе я мог собрать всех своих одноклассников и увезти в райцентр, чтобы сфотографироваться для почетной доски, а потом привезти ребят обратно. Это сейчас выехать в город просто, а раньше – целое событие. Если вспомнить, первое время учился на пятерки, а в 6–7 классах уже четверки появились.

Влюбились, наверное?

Да, очень. (Смеется.) Парней, которые учились на пятерки, не было видно вообще: они или в школе, или домазубрили. А мне хотелось погулять,спортом позаниматься, я был активным ребенком – не мог сидеть долго    на одном месте.

Ведь вы из Армении – теплой, солнечной страны. Что заставило переехать в Россию?

Наверное, моя самая большая удача, что я попал в Россию. (Смеется.) В то время был еще Советский Союз, и меня из Армении отправили служить в Сургут. После армии я еще полтора года провел на сверхсрочной службе. Мне было всего 22 года, молодой, амбиций много, решил уже не возвращаться на родину и переехал в Тюмень. Несмотря на то, что я здесь был абсолютно один – все мои родственники жили в Армении, – я все же рискнул остаться именно в этом городе, по разным причинам. Во-первых, в то время еще не было моста между Нефтеюганском и Сургутом – добраться до Сургута можно было только на пароме (летом) или по зимнику, что не очень удобно. Во-вторых, Тюмень считалась столицей.

Это будет самая большая государственная школа в городе, оснащенная современной техникой. Ее отличительной чертой станет внушительный спортивный блок

 Сразу занялись бизнесом или какое-то время дали себе «на раскачку»?

В 1990-е шел развал Союза, поэтому приходилось заниматься коммерцией, оптовыми поставками. Каждый выживал как мог. В конце 90-х создал первую фирму «Ани-98», она до сих пор существует, сегодня ею руководит мой племянник. Когда же экономическая ситуация начала постепенно выравниваться, я занялся строительством в сфере связи и телекоммуникации.

У вас был успех в сфере телекоммуникации: ваша компания «Тюменьтел» строила магистральные линии волоконно-оптической связи. Можно сказать, что это вы в свое время дали всему югу области телефонную связь и Интернет. В чем причина диверсификации бизнеса? Почему решили заняться строительством?

Компания «Тюменьтел» существовала на рынке уже три года, когда я в2000 году пришел к руководству. В товремя «Служба-332» была дочернейструктурой этого предприятия и досталась мне, так сказать, в нагрузку.Правда, состояние обеих компанийоставляло желать лучшего: в «Тюмень-теле» – один старый экскаватор и такой же старый самосвал, в «Службе 332» – два операциониста, и все. Сначала я купил 10% акций компании, став управляющим директором. Потом еще 90% – и получил статус единственного учредителя и генерального директора. После этого стал развивать оба предприятия. В первое время по телефонизации был очень большой объем работы, но с каждым годом он становился все меньше, и я решил заняться строительством. Фирме уже 15 лет, и сегодня мы реализуем крупные, знаковые для региона проекты. Это лучше всего говорит о правильности выбранного курса.

В вашем бизнесе принимают активное участие родственники. В России такое встретишь нечасто, разве что в западных компаниях, где бизнес-кланы – привычное явление. Не мешают ли «семейственность» и личные отношения делу?

Ну, может, у меня и есть такой бизнес-клан. (Смеется.) Я ведь говорил, что в Тюмени обосновался один, только со временем ко мне начали приезжать родственники. Когда вокруг меня родные, мне легче, ведь я им доверяю, как себе. Родственные связи для меня очень важны – наверное, это все мой менталитет. При этом, как управленец, я не стану брать человека к себе на работу только потому, что он мой родственник, – каждый занимает должность согласно своим опыту, навыку и образованию. Нет и такого, что мой родной брат непременно должен стать вице-президентом компании. Он заместитель, но у него свое направление, по дорожным вопросам. Я знаю, что в этом деле он настоящий профессионал.

На работе у меня такой принцип: родственники ни в коем случае не должны пользоваться особым положением – у них точно такая же ответственность, как и у всех подчиненных.

В марте этого года вы получили звание «Почетный строитель России», став, насколько нам известно, самым молодым среди обладателей этой награды. Верно?

Да, верно. Я был в отпуске, когда узнал, что мне присвоено это звание. Цели получить какую-то награду перед собой, если честно, не ставил, но не буду скрывать: для меня эта новость была неожиданной и приятной.

Пришлось вернуться в Тюмень, чтобы успеть на вручение.

Помните свой первый построенный объект?

Это был 1993 год, частный заказ: мы строили несколько коттеджей для торгового дома «Тюмень-мебель». Да, все начиналось так скромно…

Абрам Азатович, что вдохновляет вас сейчас, где черпаете идеи для новых проектов?

Я часто бываю за границей и смотрю, какие объекты там возводятся, – мечтаю построить что-то подобное в Тюмени. Много идей «привез» из последней поездки в Дубай. Например, там огромное количество бизнес-центров высочайшего класса. В них буквально можно жить, предусмотрено все: разнообразное питание, spa-салоны, большие парковки. В обеденное время можно поплавать в бассейне или пойти в спортзал. В Тюмени нет ничего подобного. У меня есть сильное желание построить такой бизнес-центр здесь, чтобы людям было комфортнее и приятнее работать, но, поскольку это коммерческий проект, дело лишь за инвестициями.

Какой реализованный проект можете назвать для себя самым значимым?

Все объекты, построенные за последние четыре года, для меня очень важны. Но самый любимый и моя гордость – биатлонный центр «Жемчужина Сибири». История этого проекта для меня особенная. В кризис 2008 года, когда совсем не было работы, сложилась очень непростая ситуация с бизнесом – я сидел и думал, что делать с коллективом… Распускать? Я не хотел терять людей, но и возможности платить им в срок зарплату не было. Очень переживал за всю компанию. И вот появился этот объект, «Жемчужина Сибири». Мы, можно сказать, «подхватили» его из рук предыдущего подрядчика, который не смог пережить последствия кризиса и не

справился с задачей. Что я чувствовал? Спасение! Никого не увольняю, работаем! Помню, как собрал сотрудников и сообщил им эту новость. Никогда не забуду, как у людей тогда загорелись глаза, какая надежда в них появилась, какое желание действовать! Когда только начинали, было нелегко: везде болота. Но уже через год-полтора я радовался, глядя на то, что получилось. Так что для меня «Жемчужина Сибири» стала не только первым серьезным объектом, но и настоящим испытанием на прочность. Могу сказать, что полностью весь центр построила наша компания. Я о нем часто рассказываю коллегам за границей и друзьям в Армении, люди удивляются.

Не только для вас – для всего города этот объект стал особенным…

Думаю, что так. Тюменский центр зимних видов спорта получил лицензию IBU категории «А» – она считается высшей экспертной оценкой. В «Жемчужине» уже проводились крупные соревнования: чемпионат мира по биатлону в 2011 году, чемпионат России по лыжным гонкам в марте того же года. Профессионалы всего мира оценили трассы, а также условия: транспортную доступность из других городов, качество работы центра. Он официально считается лучшим в России. Вообще хочу сказать, что мы немного изменили его изначальный проект и назначение: если сначала центр был запланирован как исключительно спортивный объект для проведения профессиональных игр, то в прошлом году мы построили дополнительные трассы для любителей. Теперь для жителей города создана вся необходимая инфраструктура для комфортного отдыха и занятий спортом. Сейчас мы заканчиваем строительство гостиницы на 250 мест на территории «Жемчужины». Недавно в Сочи к Олимпийским играм была построена площадка для биатлона – очень хочется посмотреть. Не пробовали сами заняться биатлоном? Зимой мне нравится на лыжах бегать, недавно стал осваивать горные. А летом планирую начать кататься на роликах – уже купил, в багажнике лежат, ждут своего часа. (Смеется.)

 

Мне было всего 22 года, когда я переехал в Тюмень. Несмотря на то, что я здесь был абсолютно один, я все же рискнул остаться именно в этом городе


Перед чемпионатом мира по дзюдо в 2011 году в Тюмени вы занимались финишной подготовкой центра «Тюмень-Дзюдо». Какие впечатления остались?

Я понимал всю ответственность, ведь чемпионат мира в Тюмени проводился впервые, приехали высокопоставленные гости. От того, каким они увидели бы «Тюмень-Дзюдо», зависело их отношение ко всему городу в целом. Была поставлена задача провести полную реконструкцию внутри здания и обустроить прилегающую территорию. Наша команда в составе 200 человек работала днем и ночью. В итоге всего за полтора месяца подготовили «Тюмень-Дзюдо» к соревнованиям. Установили дополнительную вентиляцию, раздевалки, санузлы, трибуны, сделали парковку и многое другое. Помню, как после чемпионата был организован торжественный ужин. Первое, что сказал на нем губернатор Владимир Якушев, – поблагодарил строителей, отметив качественную и быструю работу. Мне было очень приятно.

По программе правительства Тюменской области сейчас ведется строительство медицинского городка в Патрушева, в котором вы также принимаете участие…

Верно. И уже построили один из важнейших объектов не только этого медицинского городка, но и всей области – единый морфологический центр. Скоро его официально введут в эксплуатацию. Его надо было еще лет 10 назад построить. Считаю, что власть приняла правильное решение.

Морги, лаборатории судебной экспертизы и другие сопутствующие службы должны находиться в стенах одного учреждения и желательно за городом.

При таком объеме работ вы крайне редко задействуете субподрядчиков, даже сложнейший биатлонный центр почти на 90% возвели своими силами. Это ваша позиция – постоянно расширять зону ответственности?

В любом случае, если я генподрядчик, то за объект отвечаю я. Будут субподрядчики или нет – это неважно: ответственность все равно на мне. Речь не о том, что если я сделаю все сам, то смогу заработать больше. Нет. Поверьте: и в том и в другом случае можно заработать. Вопрос в другом. Есть такая модель бизнеса – генподрядчик, который сам не строит, а только находит исполнителей. Это тоже имеет место быть. Но, наверное, мой подход к строительству – это мой личный выбор, просто я люблю сам процесс созидания. Мне хочется что-то оставить после себя, чем люди будут пользоваться и через 100 лет. Да, не каждый год возводишь биатлонный центр, но когда ты показываешь объект и говоришь: «Вот это я построил», – осознаешь значимость сделанного и справедливость сказанного. Согласитесь, это в корне отличается от того, когда говоришь: «Вот на этом объекте я был генподрядчиком». Вы строите важные для Тюмени объекты. Стал ли этот город для вас родным? Скажу так: мне хватает недели в Армении, и я уже хочу вернуться в Тюмень. Хотя, по большому счету, здесь я чужой. Но и там, где я родился и вырос, уже не чувствую себя своим. Кажется, таких людей называют «человек мира»? (Смеется.) Половину своей жизни я провел здесь, и, конечно, этот город – мой дом.

Планов на переезд в столицу нет? Ведь места, чтобы развернуться, там побольше?

Знаете, я уверен: если ты с головой, то бизнесом сможешь заниматься в любом городе. Безусловно, в Москве есть возможность работать и с более крупными подрядами, но город абсолютно не мой. Подход отличается, да и пробки эти… Нет, таких планов нет. В Сочи тоже предлагали строить школы, дороги и олимпийские объекты – отказался.

Почему? Это же золотая жила!

Может быть. Но жить, работать, строить мне нравится в Тюмени… Надо радоваться, что мы живем именно здесь: нам повезло и с губернатором, и с теми перспективами, которые нам открывает регион. В Тюмени создан благоприятный климат для бизнеса. Часто бываю в других городах и понимаю, что в Тюмени строительство ведется на высоком уровне. Город развивается, хорошеет на глазах. Только в 2012 году у нас было построено 1,3 млн м2 жилья. Для меня Тюмень – лучший город Земли!

В Тюмени нет ничего подобного. У меня есть сильное желание построить такой бизнес-центр здесь, чтобы людям было комфортнее и приятнее работать, но, поскольку это коммерческий проект, дело лишь за инвестициями.

 

Какой реализованный проект можете назвать для себя самым значимым?

Все объекты, построенные за последние четыре года, для меня очень важны. Но самый любимый и моя гордость – биатлонный центр «Жемчужина Сибири». История этого проекта для меня особенная. В кризис 2008 года, когда совсем не было работы, сложилась очень непростая ситуация с бизнесом – я сидел и думал, что делать с коллективом… Распускать? Я не хотел терять людей, но и возможности платить им в срок зарплату не было. Очень переживал за всю компанию. И вот появился этот объект, «Жемчужина Сибири». Мы, можно сказать, «подхватили» его из рук предыдущего подрядчика, который не смог пережить последствия кризиса и не

справился с задачей. Что я чувствовал? Спасение! Никого не увольняю, работаем! Помню, как собрал сотрудников и сообщил им эту новость. Никогда не забуду, как у людей тогда загорелись глаза, какая надежда в них появилась, какое желание действовать! Когда только начинали, было нелегко: везде болота. Но уже через год-полтора я радовался, глядя на то, что получилось. Так что для меня «Жемчужина Сибири» стала не только первым серьезным объектом, но и настоящим испытанием на прочность. Могу сказать, что полностью весь центр построила наша компания. Я о нем часто рассказываю коллегам за границей и друзьям в Армении, люди удивляются.

Не только для вас – для всего города этот объект стал особенным…

Думаю, что так. Тюменский центр зимних видов спорта получил лицензию IBU категории «А» – она считается высшей экспертной оценкой. В «Жемчужине» уже проводились крупные соревнования: чемпионат мира по биатлону в 2011 году, чемпионат России по лыжным гонкам в марте того же года. Профессионалы всего мира оценили трассы, а также условия: транспортную доступность из других городов, качество работы центра. Он официально считается лучшим в России. Вообще хочу сказать, что мы немного изменили его изначальный проект и назначение: если сначала центр был запланирован как исключительно спортивный объект для проведения профессиональных игр, то в прошлом году мы построили дополнительные трассы для любителей. Теперь для жителей города создана вся необходимая инфраструктура для комфортного отдыха и занятий спортом. Сейчас мы заканчиваем строительство гостиницы на 250 мест на территории «Жемчужины». Недавно в Сочи к Олимпийским играм была построена площадка для биатлона – очень хочется посмотреть. Не пробовали сами заняться биатлоном? Зимой мне нравится на лыжах бегать, недавно стал осваивать горные. А летом планирую начать кататься на роликах – уже купил, в багажнике лежат, ждут своего часа. (Смеется.)

Предложения о политической карьере были и в Тюмени, и в Москве, но я человек бизнеса

 

Вы давно зарекомендовали себя в бизнесе, доказали, что ведете дела прозрачно, работаете с крупными госзаказами. Обычно у бизнесменов вашего уровня следующей ступенью карьеры становятся государственные посты. Задумывались ли вы о политической карьере?

Предложения такие были и в Тюмени, и в Москве, но я человек бизнеса. Мне нравится, когда я сам себе хозяин. Совсем не обязательно работать чиновником, чтобы заниматься успешной деятельностью.

К каким людям вы себя относите – которые меняют мир или подстраиваются под него?

Меняют мир. И самые большие изменения еще впереди! (Смеется.) Я иногда слышу, как говорят про тех или иных бизнесменов: «Да он ничего не сделал для того, чтобы добиться таких успехов… Просто ему повезло быть в нужном месте». Мое мнение такое: может повезти, и ты окажешься в нужное время в нужном месте, но это не определяющее. Если

у тебя нет мозгов и способностей, то и тысяча удачных совпадений не поможет.

Какую роль в вашем становлении сыграли родители?

Честно говоря, об этом не думал. Отца я потерял 20 лет назад, когда только начал заниматься бизнесом, и он не увидел моего становления. От этой мысли мне всегда немного грустно. А мама для меня святая, она всегда со мной рядом.

По вашему мнению, какие качества нужны предпринимателю, чтобы он мог выстроить бизнес в любой точке мира?

Быть честным. Не приемлю других вариантов. Будь честным – и в жизни все получится.

Как вы воспринимаете сложности?

Для меня это жизнь: если все идет гладко и ровно – значит, ты бездействуешь. Зачастую сам создаю себе сложности: только в подобной среде личность может расти и развиваться. Я такой человек, что должен немного не успевать, тогда мне будет интересно работать.

Вы уже достигли высокой профессиональной планки. Может быть, пора замедлить темп или хотя бы не работать по воскресеньям?

Не могу сказать, что я уже достиг чего-то и поэтому мне можно успокоиться и лежать на пляже где-нибудь на Канарах, попивая коктейль. Это не про меня. Пока я живу, я никогда не остановлюсь. (Смеется.)

Кем вы себя считаете в первую очередь: строителем или бизнесменом?

Я бизнесмен.

Что вас раздражает в людях?

Обман. Терпеть не могу, когда дают обещания и не выполняют их.

Что нельзя купить за деньги?

Честь и дружбу.

Вы умеете говорить «нет», не обижая людей? Если да, то как вам это удается?

Конечно. Не получается всегда говорить «да». Бывает, что вопрос не решил, но мне все равно говорят «спасибо». Вы сожалеете о чем-то? Я не склонен жалеть о чем-либо. Конечно, бывают промахи, думаешь: а можно было и по-другому, – но не ошибается только тот, кто ничего не делает. Все, что случалось в моей жизни, уверен, для чего-то было нужно.

текст Вероника Мелконян

фото Владимир Семёнов

 

Loading...