18:04 / 12 апреля 2016

Принципы жизни Сергея Осинцева

tmn_2015_6_J69B8665 2_0

Директор Большого тюменского драматического театра о культурной жизни города и о предназначении актера.

Когда в городе развивается культура, когда есть поддержка искусства, человеку хочется в нем жить, хочется созидать, человек счастлив. Он вкладывает сюда свой труд, и регион развивается. Когда культура и искусство на последнем месте, когда по остаточному принципу, когда нет свободы творчества – тогда все разрушается и финал печальный.

Пусть меня закидают все те, кто считает наоборот, но Тюмень – не очень театральный город. Вообще не театральный. И наша задача – изменить эту ситуацию.

Мы объявляем кастинг молодых актеров практически каждый год. Свежая кровь дает толчок к движению, помогает идти вперед, эти люди одушевляют театр, делают его живым.

В театральных институтах всего лишь объясняют правила игры. Поэтому, когда приходят молодые актеры, мы погружаем их в процесс, максимально давая возможность вырасти настоящими профессионалами.

Для меня наш тюменский театр – единственный и настолько любимый, что я готов потратить на него всю свою жизнь, работая здесь до конца дней. Ни за один спектакль мне не стыдно. И ни за одного актера, который работает в этом театре.

Последние пять лет мы придумываем концепцию каждому сезону, исходя из этого определяем репертуар. Нынешнюю «Молодость» открыли спектаклем «Ромео и Джульетта». В русской классике нашли примерно такое же по состоянию души произведение – «Грозу» Островского.

Выбор сезона «Молодость» оказался очень удачным. Он показал, что молодежи интересен театр, при том, что в плане технического прогресса у подмостков огромное количество конкурентов. Можно пойти в кино, увидеть какие-то экшены, сумасшедшие 3D, 4D, 5D, но ведь в театре – бесконечность D. Здесь ты испытываешь все эмоции.

Актер часто рассуждает: все режиссеры плохие, если б я сидел по ту сторону рампы, иначе бы поставил!.. На самом деле это другая профессия, где важно не себя выдвинуть, а создать ансамбль, оркестр, который будет играть, рождая произведение искусства.

Мы выпускаем от шести до девяти спектаклей в сезон практически каждый месяц, больше невозможно. Меньше – можно, но зрительский интерес нужно всё время поддерживать.

 


Театр должен ориентироваться на общественное мнение, но при этом оставаться со своим взглядом на развитие


 

Это заблуждение, что малая сцена требует меньших финансовых вложений, чем большая. По размеру сцены практически одинаковые – разница в зрительных залах.

Фестивальными работами мы прокладываем дорогу к главному – национальной театральной премии «Золотая маска». Без определенных ступенек подняться на профессиональный олимп крайне сложно.

Я категорически против возрастных ограничений при посещении театра. Потому что театр плохому не учит, он учит мыслить. Театр – это трибуна, где рассказывают, как надо, как лучше, как должно быть и как могло бы быть, если бы мы все, прежде чем сделать, хорошо подумали.

Пришло время упрощенности. Сегодняшние родители предпочитают выводить ребенка в торговый центр – тут мы поедим, тут фильм посмотрим, тут что-то прикупим, пока ребенок в игровой комнате. И никакого напряжения, никаких мучений, сидения в кресле…

Ребенка с малых лет необходимо приобщать к искусству – сначала театр кукол, потом театр юного зрителя, потом драматический. Функцию ТЮЗа, которого в Тюмени нет, мы сейчас берем на себя – ставим спектакли для юношества, для подростков и дальше уже переводим их во взрослую жизнь.

Последняя акция для молодежи – это билет за 50 рублей. Прийти за полчаса до начала и предъявить в кассе студенческий – всего лишь два условия. Я считаю, это правильно. Сегодня за 50 рублей, а завтра, когда перестанут быть студентами и у них разовьется любовь к театру, они придут за совсем другие деньги. И приведут с собой друзей.

Проблем с репертуаром нет. Есть проблемы с выбором. Из большого объема произведений, написанных для сцены, всегда сложно выделить то, что актуально и раскладывается на труппу.

Почему мы играем классику в современном духе? На сцене Тюменского драматического театра сегодня идет «Ромео и Джульетта» в современной постановке, и зритель плачет, аплодирует, переживает, потому что проблемы, которые Шекспир поднимает в этой пьесе, существуют и сегодня.

Мы развиваем сцену на пятом в качестве молодежного лофта, где объединятся театральное искусство и художественное. У нас даже была идея переименовать сцену на пятом в сцену «Молодость», чтобы там всегда проходили молодежные проекты.

Недавно мы играли для слепых людей с тифлокомментированием. Слабовидящий или совершенно не видящий человек слушает актеров, а через наушники – описание того, что происходит на сцене. Зрители были счастливы. Многие из них впервые попали в театр.

 

tmn_2015_6_R4c8ViIwj-s_3

 

У нас много спектаклей, за которые я бы поставил театру маленький памятник. Это и «Дни Турбиных», и «Мольер» – первый спектакль новой команды, которая пришла в театр, и «Крейцерова соната», и «Эшелон» с уникальными женскими актерскими работами.

Когда мы начинали, было больше отторжения: люди писали гневные письма – что за спектакль? Автора нужно расстрелять! Режиссера посадить в психушку! Многим хотелось академичного театра – когда я прихожу, я должен видеть то, что написано в книге, например, или что я смотрел когда-то в театре оперы и балета. Сегодня зритель стал восприимчивее, податливее, он более думающий.

Репертуарный театр априори не может зарабатывать. Это изначально убыточное предприятие. Пусть люди, которые считают иначе, откроют учебники по театральному менеджменту, по истории русского театра и узнают, что даже Станиславский и Немирович-Данченко, создавшие МХТ, всю жизнь были в долгах. Но мы из года в год постепенно стараемся наращивать свой бюджет.

Некоторые удивляются: почему артист получает зарплату даже за те дни, когда не играет? Да потому что каждая роль – это образ, который всё время требует внимания и каждодневной работы.

Актеры никогда не отдыхают, может быть, только во сне, и то им снится театр: как они опаздывают на спектакль или забывают текст.

Театральные фанаты переместились в социальные сети. Если раньше высказать свое отношение к театру, к актеру, к спектаклю было сложно, теперь достаточно написать в Instagram. У нас есть артисты, которые постоянно получают любовные письма и сообщения.

Мы не пытаемся поднять зрителя на митинг, мы говорим о том, как сделать, чтобы на земле лилось меньше крови, чтобы в мире жили любовь, добро и справедливость. И нам бы хотелось, чтоб представители всех прослоек общества, в том числе и власть, и бизнес приходили, прониклись театром и старались сберечь, а не разрушить.

Можно заполнить зал на 100%, показывая исключительно примитивные комедии. Но наша задача не рассмешить, задача театра – заставить человека задуматься, помочь ему решить какую-то свою проблему, сделать его эмоционально и духовно богаче. Когда аншлаг родится на этой почве, тогда мы будем считать, что наша стратегическая задача выполнена.

Главное, чего удалось добиться, – увеличить количество постоянных зрителей, молодых зрителей. О театре говорят, приглашают на фестивали. Это самая большая победа.
 


*источник: журнал tmn №27 (декабрь–январь 2016)


Текст: Вера Комарова
Фото: Фрол Подлесный

Loading...