16:12 / 27 декабря 2017

Сергей Шнуров: «Я не гений, поэтому просто работаю»

Этой осенью в рамках тура «20 лет на радость» Тюмень посетила группа «Ленинград». Валерий Гут узнал у Сергея Шнурова, как музыкантов принимают за границей, кто пишет посты в Instagram артиста и что такое коммерческий успех.
 

Валерий Гут: Много лет назад вы мне безумно не нравились. А четыре года назад друзья потянули меня на фестиваль Sziget, и вы там выступали. Они говорят: «Мы сейчас увидим Шнура» – и такие довольные все. А я не хотел. Никогда не был на ваших концертах. Так вот, на Sziget был концерт Эмира Кустурицы, и он так классно играл, собралось очень много народу. Это был фантастический концерт, один из лучших, которые я видел. А на следующий день были вы. И, во-первых, на вас было в полтора раза больше народа, во-вторых, мне намного больше понравилось. Аудитория намного ярче вас воспринимала, чем Кустурицу. С тех пор я ваш фанат, честно! Когда бываете за рубежом, вас часто слушает иностранная аудитория?

Сергей Шнуров: Наших, наверное, большинство, но и иностранцев много. По сравнению с другими группами, конечно, «Ленинград» – проект, не требующий обязательного знания языка. Мы стараемся преодолеть языковой барьер, компенсируем отсутствие понимания бесконечной энергией. Мы пытаемся выплеснуть ее на зрителя, чтобы она его ошеломила, чтобы он уже не думал, о чем песня, а был подвержен тотальному драйву на танцполе.
 

Так и было. Тотальный драйв. И мне кажется, там было много иностранцев…

Да, много. Нас очень много слушают в Германии, много немцев приходят на концерты.
 

Часто выступаете за рубежом?

50 на 50.
 

Вам нравится там выступать?

Не вижу разницы. Главное, чтобы аппарат был хорошим. Если организация концерта классная, то не важно, где географически это находится.
 

040-2017-11-01-19-53-Kirchakov

Люди в правительстве с серьезными лицами делают глупости. Я предпочитаю с веселым лицом делать умные вещи. У нас разные задачи

Ваши клипы в последнее время стали шедеврами. Даже те, что вы снимали до «Лабутенов», просматривались в два-три раза больше. Но люди говорят: «Не получится ли так, что клипы будут лучше, чем песни?» Что вы думаете об этом?

Я не думаю, что клипы – шедевры, что песни – шедевры. Я легко к этому отношусь. Если относиться к своим поделкам, как к великому произведению искусства, тогда достаточно делать что-то одно. И сказать: «Я – гений. Вот вам мое произведение искусства, до свидания». Но я не гений, поэтому просто работаю.
 

Если бы вам когда-нибудь довелось работать в правительстве, какую должность вы бы себе выбирали?

Нет, нет, ни за что. Мне не нравится эта компания.
 

И с возрастом тоже об этом не будете думать?

Нет, там сама среда не предполагает какого-то бурлеска, там всё очень серьезно. Там люди с серьезными лицами делают глупости. Я предпочитаю с веселым лицом делать умные вещи. У нас разные задачи.
 

Я читаю ваш Instagram. Очень глубокие и интересные мысли. Скажите честно, вы сами пишите, или вам пишет нанятый копирайтер?

Конечно, сам! Я бы с удовольствием нашел человека, который бы это делал за меня. Подскажите мне такого, я его возьму на работу. К сожалению, все мысли мои. Это довольно просто проверить. Вот мой телефон, вот мой Instagram, а вот все мои заметки. (Достает телефон, листает, показывает. – Прим. ред.) Я пишу в заметках, копирую и выкладываю.
 

В 2010 году в интервью Ксении Собчак вы говорили, что возродили группу «Ленинград» со слоганом «Снова живы для наживы». А до этого не ради наживы выступали?

Группа «Ленинград» всегда была коммерчески ориентированной группой. Даже за первый концерт мы получили ящик пива. Когда ты получаешь ящик пива, то не можешь быть некоммерческим. На втором концерте за то, что мы стали собирать народ, нам дали уже два ящика пива. И тут я понял, что, если мы будем играть еще лучше, то, скорее всего, нам светит три. Как тут не стать коммерческим?
 

В том же интервью вы говорили, что Трамп вам непонятен. Это было давно, до его президентства. А сейчас что про него скажите?

А я не знаю. Трамп – это не Наполеон. Он не придумал правостороннего движения, номера домов, Конституцию. Я вообще думаю, что сейчас в сетевом мире большие человеческие массы имеют гораздо большее значение, чем личности. Личность может аккумулировать множество людей, что нам показывает Instagram, но это не значит, что эта личность на что-то может влиять.
 

043-2017-11-01-19-56-Kirchakov

«Ленинград» – проект, не требующий обязательного знания языка. Мы пытаемся выплеснуть энергию на зрителя, чтобы он не думал, о чем песня, а был подвержен тотальному драйву на танцполе

Как вы пишете песни: они приходят целиком или что-то приходится потом шлифовать?

Сейчас я стал подробнее к этому относиться. Я придумываю какой-то слоган, он же припев, стараюсь это сделать ярко, придумываю запоминающуюся мелодию, и от припева начинает выстраиваться вся песня. Любая песня любой группы – это рекламная кампания.
 

Какое качество больше всего вы цените в жене?

Не знаю. Их очень много. Человек – это сложная структура. Не могу вычленить что-то одно. Понятно, что у сковородки должна быть ручка, это просто удобно.
 

К кому испытываете подлинное уважение?

Уважение – сложное чувство. Я к людям испытываю интерес, это нечто иное. Уважение близко к обожанию, а уважение, обожание, гордость не предполагают никакой критики, никакого спора. С уважаемым человеком ты же спорить не будешь, правильно? А я предпочитаю спорить.
 

«МегаФон» попросил меня задать вам вопрос про «МегаФон». Задаю. «Как вам связь «МегаФона»? Только честно.

Мне они реально нравятся, не потому, что спонсоры концерта. Интернет на телефоне у них хороший.
 


*источник: журнал tmn №34 (сентябрь–ноябрь 2017)


Беседовал: Валерий Гут
Текст: Ольга Долгих
Фото предоставлены пресс-службой ПАО «МегаФон»