11:08 / 31 августа 2014

ВВЕРХ!

IMG_8102

Тюменская компания «Этажи» в этом году заняла первую строчку российского рейтинга агентств недвижимости.

Пока по количеству сделок, а через один-два года планирует достичь такого же результата по оборотам. Сегодня «Этажи» – это, вероятно, самый распространенный в стране тюменский бренд корпоративного сектора (которому освободила место поглощенная «ТНК-ВР»).

Как сооснователю компании Ильдару Хусаинову, которому всего 33 года, удалось сделать свою компанию безоговорочным лидером российского рынка к 2014 году? Еще в 2009 году «Этажи» находились на грани провала на местном рынке, а сегодня всерьез рассматривают выход за рубеж.

 Среди предпринимателей города вряд ли можно встретить человека, никогда не слышавшего об «Этажах» и их молодом директоре. Историю успеха Ильдара Хусаинова внимательно изучают и берут как пример для подражания одни и за счет иронии вкупе с неосведомленностью пытаются обесценить другие. Благо основатель бизнеса пока еще не стал закрытым человеком: он ведет блог, страничку в Facebook, часто выступает на различных форумах и конференциях, не отказывается от интервью.

Редакция tmn отдала ему первое место в рейтинге «ТОП-100 самых выдающихся молодых людей Тюмени» по той причине, что не каждый год в нашей областной столице (которую по всей стране любят считать центром сырьевого проклятия) рождается построенная с нуля компания № 1 в России в своем сегменте. С передовыми франчайзинговыми технологиями и несколькими тысячами сотрудников.

 На интервью я пришел за полчаса до назначенного времени, чтобы пройтись по внушительному офису компании в ТЦ «Корона» и взглянуть на мелочи, не всегда заметные на первый взгляд. Несмотря на то что была суббота, работа в офисе шла очень оживленно. Ровно к назначенному времени появился сам Ильдар.

Валерий Гут: Ильдар, что важнее в бизнесе – удача или холодный расчет?

Ильдар Хусаинов: Это зависит от вида бизнеса и конкретных обстоятельств. Удача – всего лишь реализованная вероятность в ту или иную сторону с учетом риска, который мы на себя берем, и стоимости ресурсов, которые мы тратим на допущение этой вероятности. Например, если мы подбрасываем монету, то легко может выпасть как орел, так и решка, и ни один из результатов не будет считаться удачей: это нормально сработанная вероятность, хотя показатели противоположны. Если бы мы подбросили 3000 раз, то даже соотношение 43 к 57% было бы неимоверной удачей или неудачей в зависимости от того, какого результата мы ожидали. В бизнесе примерно так же: в каждом конкретном случае надо смотреть и понимать, где наша предварительная работа дала ожидаемый эффект, а где сработал фактор ненормального распределения наступления событий в ту или иную сторону. Это очень важно для будущего – четко понимать, где пришло, а где ушло, хоть и выравнивается все в целом в диапазоне год-два. На мой взгляд, баланс удачи невозможно ни растратить, ни сильно зачерпнуть.

С математикой, значит, дружба?

Не просто дружба, а любовь! (Смеется.) Пока учился в школе, каждый год в августе, когда нам выдавали учебники, я по неделе не спал: по математике решал все задачи, изучал весь теоретический материал… И за 25 лет ничего в этом смысле не поменялось – до сих пор фанатею от различного рода математических задач. Например, вчера перечитывал теорию вероятности и математическую статистику.

В работе помогает?

Еще как! После того как в компании количество сотрудников превышает тысячу, на первый план выходят закономерности и тренды, неписаные корпоративные нормы, главным становится не управление людьми в прямом понимании, а руководство теми процессами, которые в дальнейшем формируют модели поведения и действия персонала. Откровенно говоря, в больших компаниях первое лицо не влияет прямо на сотрудников, да более того – с какой-то частью руководитель и не разговаривал ни разу, причем чем крупнее организация, тем больше такой процент.

Почему ты выбрал риелторский бизнес?

А он очень интересный и перспективный, причем еще лет пять назад, в кризис 2008–2009 годов, я так не думал. Более того, было ощущение, что перспектив нет. Те, кто развивал данный бизнес в 1990-х, проявили безответственность, пошли по самому легкому пути быстрой наживы, не следили за информационным полем, за HR-брендом, завышали цены на свои услуги, а заработанные деньги не инвестировали в будущее. Результат печален. Но я уверен, что все это исправимо: сейчас все меняется буквально на глазах! И мы вносим весомую лепту: на мой взгляд, наша компания несет мощный импульс развития и инновационности на рынке риелторских услуг. Уже есть серьезные успехи, скажем так: отрасль теперь в пелотоне лидеров. Так и должно быть, сфера недвижимости традиционно престижная, и быть оператором на этом рынке, а тем более в федеральном масштабе, – это честь. Это же касается риелтора: работа ответственная, уважаемая – труд вознаграждается более чем достойно, и, главное, оплата справедливая, все оценивается по результату, а не по процессу, и это верно!

Через три-четыре года мы по всем планам должны войти в десятку крупнейших агентств недвижимости в мире. Ну, к 2020 году точно!

Увольняешь часто?

Не могу точно ответить, да или нет, так как не знаю нормативов увольнения, таких не встречал в России; но увольнение считаю нормальным рабочим процессом, за прошлое не держусь сам и не советую никому. Прошлое надо уважать, но если кто-то сегодня не отвечает требованиям завтра, то надо прощаться. Это основа конкурентности внутри компании, залог ее эффективного движения вперед.

Ильдар, компания, которой ты руководишь, прошла две стадии развития от городской к региональной, а затем к федеральной буквально за четыре года. Можешь в двух словах сказать секрет «Этажей»?

Секрета нет, все на поверхности. Во-первых, мы постоянно пробуем выходить за стандартные рамки, а во-вторых, мы сторонники системного подхода ко всему. То есть ничего спонтанно не делаем: мы решительны, но разумны и взвешенны, мы эмоциональны, но склонны к анализу. И самое главное: у «Этажей» есть цель оставить след в истории. Организации, в отличие от людей, могут быть бессмертными, их период жизни потенциально огромен, и надо использовать эту силу.

Лидерами рождаются или становятся?

Если говорить об организациях, то, думаю, становятся, если о людях, то истина где-то посередине. Уверен: лидерские задатки есть у всех людей в той или иной степени, вопрос в том, насколько это осознает человек, в какое время он живет. В советское время лидерами считались люди одного типа, а за предпринимательство можно было за решетку угодить. Сейчас принятие риска приветствуется. В бизнесе, например, я сторонник лидерства, основанного на результативных действиях: твои стратегии должны быть эффективными и для тебя самого, и для других систем. Такое лидерство, как правило, долгосрочное.

Я предлагаю прогуляться к камню на месте основания Тюмени, рядом с Вечным огнем. Весь дальнейший разговор проходил на улице.

Ильдар, какое место в стране занимают «Этажи»?

Если считать по сделкам – мы первые. То есть в принципе цель достигнута. Точнее, она трансформировалась в другую.

А какая сейчас?

Последние три года у нас ушли на осознание себя, своего потенциала. Я считаю, что потенциал нашей команды – просто заоблачный, потому что средний возраст управленцев «Этажей» – 32–33 года. Соответственно, вся стратегия развития у нас очень длинная.

К 2018 году мы запланировали иметь 80 эффективных филиалов. Первоначальной целью было просто лидерство, а теперь мы стараемся все переводить в цифры. Также я рад тому, как сильно возросло качество наших услуг за последние три года, хотя это и потребовало от нас огромных ресурсов. В частности, есть целый отдел, который только тем и занимается, что контролирует качество. Но раз наш бизнес – это сфера услуг, а услуга состоит в большей степени из человеческих отношений, то наибольшее внимание в нашей компании уделяется именно людям. Этот подход автоматически повышает качество.

Я слышал, что в компании очень сильный IT-отдел. Это так? А еще я знаю, что по посещаемости etagi.com – лидер в России среди сайтов агентств недвижимости.

В месяц у нас примерно полмиллиона уникальных посетителей. Это очень много, учитывая, что недвижимость не покупают каждый день.

В моем понимании IT – это не инструмент, а то, что реально влияет на процесс, автоматизирует его, ускоряет. Инструмент – это просто компьютер. А вот СRМ-системы, внутренние программы, аналитические и управленческие системы – это всё IT-процессы, которые требуют особого отношения. В России средний бизнес уделяет этому очень мало внимания. Крупный бизнес как-то более или менее зашевелился: их просто, считаю, нужда заставила внедрять IT-решения, при их-то объемах. А вот там, где действительно можно быстро получить результат, на средних уровнях, – у меня даже слов нет: я не понимаю, почему в это не инвестируют.

Ты планируешь заниматься риелторским бизнесом до конца жизни?

Планы – дело такое… Но я думаю, что да. Потому что в будущем нас еще интересуют такие большие рынки, как СНГ, Европа…

Представьте, какой была бы наша страна, дай ей 200 лет покоя и созидания

То есть хотите выходить за рубеж?

Да. Мы уже официально получили патент на бренд «Этажи» на Украине, в Беларуси и Казахстане. Мы изучили ситуацию: сильных игроков, даже отдаленно равных нам, там нет. Мы выйдем на эти рынки, но всему свое время. Более того, через три-четыре года мы по всем планам должны войти в десятку крупнейших агентств недвижимости в мире. Ну, к 2020 году точно! По количеству сотрудников мы сейчас в ТОП-50 в мировом рейтинге. По числу сделок мы в ТОП-30. Очень высокая продуктивность. В плане счастья сотрудников – мы точно на первом месте. (Смеется.)

А где расположено самое крупное агентство в мире? Ты там был?

Да, был. Это REMAX, оно американское, их масштаб впечатляет. Однако риелторский бизнес в США слишком зарегламентирован, что укрепляет устойчивость системы, но мешает ее развитию. Динамика слабая, я бы даже сказал никакая. У меня четкое мнение, что американцы в экономике первые не потому, что эффективно работают, – им просто 200 лет никто не мешает развиваться. Такой потенциал накоплен за это время!

Представьте, какой была бы наша страна, дай ей 200 лет покоя и созидания… Да мы только за последние 12 лет, на мой взгляд, совершили прорыв. В то же время, при всех недостатках развития бизнеса в нашей стране (возьмем ту же неуверенность в завтрашнем дне), происходят положительные преобразования, в России улучшается бизнес-климат. А дальше только лучше будет, я уверен, поэтому у меня душа спокойна на этот счет.

Ты заметил какие-то особенности зарубежных агентств, которые тебя впечатлили?

Всегда смотрю на то, как живет обычный риелтор. По нему точно можно определить компанию. В 2011 году в США я пригляделся, задумался, а в 2013-м мне реально многое не понравилось. Риелторы не готовы брать на себя никакой дополнительной ответственности. У них такой подход: моя задача – просто найти квартиру клиенту. Всё. Как она оформится, какая ипотека будет – это меня не волнует, на это, мол, есть специальные компании. Средний возраст риелтора – 56 лет. Молодых нет вообще. Сидим на мероприятии в Анахайме, самому молодому – 62 года. А раз я молодо выгляжу, меня вообще всерьез не воспринимали.

Очень понравилась рабочая атмосфера. Такая легкость, открытость, много пространства. Если честно, когда наши стандарты проектировались, было взято и что-то американское, но преломленное через наше видение.

Расскажи мне, как вы умудрились стать одними из лучших работодателей страны? «Этажи» попали в рейтинг по итогам 2012 года компании HeadHunter, кажется?

Минимум 400 сотрудников нашего агентства должны были ответить на вопрос об их отношении к работе. Люди отправили эти анкеты, и выяснилось, что они действительно довольны работой, все хорошо. И этот коэффициент оказался в числе 25 лучших компаний страны, хотя их там было больше 1000, то есть люди у нас реально счастливы. (Смеется.)

Из Тюмени ваша фирма оказалась единственной, которая вошла в сотню лучших работодателей России?

Да. Мы регулярно проводим срез настроений наших сотрудников по всей сети. Для нас это очень важно; считаю, это основной критерий. Ведь что главное в семейной жизни? Чтобы все члены семьи – это и детей касается, и родителей – были счастливы. Как это происходит, почему – конечно, тоже важно. И у нас в компании тоже главное, чтобы каждый сотрудник был доволен.

Я вообще понимаю свою функцию не как собственника, а как некоего организатора внутренних процессов. Потому что со временем деньги перестают иметь значение. Я сейчас в той стадии нахожусь, когда деньги лично для меня значения уже совсем не имеют. Как потребитель я для общества потерян. Деньги важны для бизнеса, для компании. Поэтому мне больше интересно сделать так, чтобы сотрудники чувствовали себя счастливее, более конкурентоспособно, чтобы каждый день приносил им радость от работы. Хочу сам риелторский бизнес сделать более значимым. У нас стоимость услуг – одна из самых низких в России, причем это без всякого демпинга, за счет автоматизации процессов, эффекта масштаба и, как ни странно, маркетинга. Потому что маркетинг позволяет привлекать много клиентов, в результате уровень издержек на единицу услуги уменьшается.

В риелторском бизнесе люди хотят выбрать одну классную компанию. Поэтому, когда кто-то покупает недвижимость, ты обязан быть сильным игроком, который несет ответственность за то, что делает. А мы реально несем ответственность, то есть мы по сути заменяем страховую компанию, и наши клиенты получают полное страховое возмещение, если вдруг что-то пойдет не так. Такие случаи у нас уже были – три за три года. Я отношусь к этому философски. Мы, конечно, в судах потом с мошенниками боремся, но если проигрываем, все равно выкупаем право требования – наш клиент в любом случае остается с квартирой, а дальше мы уже сами ищем пути решения этой проблемы. И клиенты это ценят, доверяют нам.

У большинства покупка недвижимости – это самое важное приобретение в жизни. Равно как и собственность у многих – квартира – основной актив в их суммарном капитале

Если не секрет, все три раза вопрос решился положительно?

Нет, из этих трех раз дважды мы еще не решили вопрос, они у нас на балансе висят. Объемы проблемности вменяемые, суммарный риск до 12–14 млн – это адекватно для нашей системы. Зато клиенты защищены. Мне даже на душе приятно, что мы реально помогаем людям покупать квартиры. Ведь у большинства покупка недвижимости – это самое важное приобретение в жизни. Равно как и собственность у многих – квартира – основной актив в их суммарном капитале. Вот и задача бренда «Этажи» именно в том, чтобы к нам проявили доверие, чтобы мысль была: «С этим вопросом можно только сюда». Мы ради этого и работаем.

Почему в Тюмени массово не знают, что ты первый в России? Я не видел ваших исследований, но на уровне моего круга общения пока не встречал высказываний: «Он первый в стране». Все говорят: «Он первый здесь», но не в России.

Я сторонник достаточности информации. И прагматичный, математического склада ума человек. То есть я не склонен тратить ресурсов больше, чем это необходимо. В регионе знают, что мы сильная компания, что наши клиенты довольны. Всё. А если они будут знать больше – разве от этого станет больше пользы им или компании? Возможно, возрастет гордость за регион, но и то не у всех: что скрывать, недоброжелателей хватает. А вот внутри компании все сотрудники это прекрасно знают, им это в работе помогает.

1

Какие лично у тебя жизненные приоритеты сейчас?

Все мои мысли только о работе, о семье и о футболе – всё, больше у меня мыслей ни о чем нет. Именно в этом порядке. Даже все мои друзья, как ни странно, связаны с работой.

Времени больше ни на что не хватает. Я и так, по-моему, оптимизировал свой график насколько возможно: как правило, работаю с 7:50 до 19:00. В 19:10–19:30 я ухожу. Трудиться больше 11 часов считаю вредным для здоровья. За счет чего экономлю время? Дорога на работу занимает минут пять-семь, и обратно так же. Даже квартиру купил специально поближе к офису. В субботу и воскресенье работаю по желанию. Хотя зовут иногда тренинги проводить, последние разы даже предлагали 300–400 000 рублей в день, но я всегда отказываюсь. Потому что тренинг – это энергия, я не хочу тратить ее за деньги. В людей, которые работают в компании «Этажи», я готов инвестировать хоть всю энергию, что есть у меня, а в других – нет.

Когда езжу за границу, мне неинтересно просто отдыхать: хожу смотреть другие системы, сравниваю, всегда с блокнотом, все записываю, фотографирую и не стесняюсь этого. В этом году поеду на обмен опытом в Сингапур, Малайзию, Индонезию. Новизна – это невероятно важно! Человек должен уметь постоянно обновлять самого себя. Не стоит держаться за старое, бояться за него. А нужно двигаться – от одного уровня к другому.

Кого ты считаешь героем нашего времени? «Нашего» – это из Тюмени или России, выбирай любую точку отсчета.

Я, наверное, возьму Россию. На мой взгляд, герой нашего времени – это человек, который полностью отвечает за свои поступки. Нам не хватает ответственности за то, что мы делаем. Я много общаюсь с людьми и часто сталкиваюсь с таким явлением, как «легкий пофигизм». Чем чаще я с ним сталкиваюсь, тем больше меня это пугает. Героем может быть любой человек на любой должности: врач, инспектор ГИБДД, чиновник, крупный бизнесмен или простой рабочий-строитель.

У «Этажей» есть цель оставить след в истории. Организации в отличие от людей могут быть бессмертными, их период жизни потенциально огромен, и надо использовать эту силу.

О ком ты можешь сказать, что он близок к этому?

Я не могу сказать. Объясню почему. Я знаю людей очень неглубоко и не имею права делать суждения. Но если смотреть по результату, так как я сторонник теории команд, я бы выделил команду нашего областного правительства. И сильные люди в команде причастны к успеху так же, как и первое лицо, хотя обычно принято выделять только первых лиц.

Когда случалось заводить с моими клиентами разговор о тебе, то большая часть из них говорила: «Он скоро уедет из Тюмени». Это так? Ведь ты сам как-то говорил, что развиваться в столице было бы перспективнее даже с точки зрения логистики.

Давайте по порядку. Я в Тюмени родился, это моя родина. И в личной жизни я капитально консервативен. Я уже 20 лет по воскресеньям в 17:00 играю в футбол в одном и том же зале. Я всегда работал на одном месте (не считая того, когда кондуктором подрабатывал в студенчестве). И я убежден: когда человек уезжает с места своего рождения, он рвет очень много природных связей, нарушает свой внутренний баланс, который стоит очень дорого, и его потом ничем не восстановить. И гармонично духовен природно он уже не будет.

И что касается «Этажей», то дело, стоит признать, в моей личности: пока я у руля компании, она всегда будет в Тюмени. Потому что я такой человек. Я сторонник созидания. А когда человек живет на одном месте, он здесь созидает что-то – зачем это разрушать? Самое страшное – это резкие изменения, различные революции. Как правило, от них больше вреда, чем пользы. Эволюция – вот это сила! Зачем мне свою команду увозить? У них тоже семьи, родители. Я думал об этом. У меня сейчас сын и дочь, совсем скоро станем многодетной семьей: появится на свет третий ребенок, дочка, – и больше всего в жизни меня расстроит, если мои дети уедут в другой город. Поэтому считаю, что сам права на это не имею, исходя из внутренних побуждений, никогда этого и не будет.

Многие считают, что в твоем успехе и успехе компании «Этажи» огромную роль сыграли родители.

Я с этим полностью согласен! Роль и мамы, и папы невозможно переоценить в жизни любого человека, и я не исключение. Я так же буду делать все возможное и невозможное, чтобы помочь своим детям в будущем. И откровенно говоря, я иногда представляю, с какой радостью я бы передал управление компанией, которую сам основал, следующему поколению: ради них ведь и живем! И самой лучшей наградой для меня за весь мой труд было бы, если бы мои дети стали еще более эффективными собственниками, чем я. И конечно, совершенно неверно приписывать успехи только мне. Огромный вклад внесли и вся управленческая команда, и каждый сотрудник: компания – это живой организм, и любой член коллектива серьезно влияет на корпоративную культуру и организационную динамику. Мои родители, безусловно, так же активно причастны к успехам «Этажей». Елена Владимировна, моя мама, я считаю, просто уникальный человек: с 2000 по 2009 год мы с ней совместно руководили компанией, с 2010 года я управляю уже один. Отец, Борис Биктемерович, очень сильно помог с финансами на начальных этапах и в сложных моментах, иначе, поверьте, мы никогда бы не увидели «Этажи» такими, какие они есть сейчас. При этом объем финансовой поддержки, в общем-то, был невелик – не более 1% нынешней стоимости компании. Но знаете, когда чувствуешь уверенность, что родители помогут, если вдруг будет тяжело, – это повышает эффективность в несколько раз!

Все мои мысли только о работе, о семье и о футболе – все, больше у меня мыслей ни о чем нет

Ты родился 14 августа – в день рождения Тюменской области. Ты видишь в этом что-то символичное? Не ставишь перед собой задачу развивать бренд региона?

Я фанат нашей огромной Тюменской области. При общении с коллегами в других городах и странах с пеной у рта доказываю, как у нас классно. И когда они к нам приезжают, то говорят, что да, на самом деле все так, не зря вы во всех рейтингах впереди. А к дате отношусь очень спокойно, хотя такое совпадение приятно!

Что необходимо делать, чтобы риелторский бизнес был успешным?

Задача – создать такую систему, в которой клиенты будут получать выгоду по каждому из этих ключевых пунктов: время, сервис, деньги и риски. Исходя из них мы и строим все свои бизнес-процессы. К примеру, любое совещание у нас проходит сквозь призму вопроса: «А что это совещание дало нашему клиенту?» – в этом суть клиентоориентированной модели, при которой ты готов служить. Если клиент платит, мы обязаны обеспечить ему все, что он хочет, – это базовое. Мы даже добавили к своему портфелю финансовую услугу: уже сами займы выдаем, не ипотеку, конечно, – это очень длинные деньги, и их требуется очень много. Мы только в качестве сопровождения сделок кредитуем – для снятия обременения, склеивания сложных цепочек сделок, финансируем покупку жилья с помощью материнского капитала. «Кредитный портфель» уже весомый, сформирован за счет и собственных средств, и кредитных. Раньше у нас не было доступа к финансовым ресурсам – это сильно ограничивало рост компании. В последние пару лет у «Этажей» есть надежный финансовый партнер: ВТБ24 верит в нас и кредитует. В планах создание инвестиционного фонда, который смог бы привлекать ресурсы с рынка на выгодных для всех условиях.

А еще мой осознанный выбор в том, что покупателю надо давать услугу как можно дешевле, в том числе за счет уменьшения собственной маржи. В этом сила: за счет этого организация сможет завоевать большие доли рынка и тем самым стать очень устойчивой.

Ты можешь вспомнить «точку отсчета», после которой у тебя возникла мысль выйти на федеральный уровень? Хотя до этого компания была чисто тюменской… Это может быть событие, мысль, встреча – что угодно.

В 2009 году меня пригласил в Новосибирск Алексей Николаевич Круковский (основатель компании «Партнер-Инвест». – Прим. ред.), выступить перед директорами агентств недвижимости города Новосибирска. Я согласился. И именно там у меня появилась мысль, что мы могли бы начать расти на всю страну. «Партнер-Инвест» тогда только-только начинал масштабирование, и мне показалось, что за масштабированием будущее. Так что если и есть человек, которому «Этажи» в какой-то степени обязаны тем, что стали федеральной компанией, так это Алексей Круковский.

Также все время удивлялся эффективности Михаила Геннадьевича Вольфсона, по моему, он уже родился крупным бизнесменом, более того это он убедил меня создать новый формат офиса по принципу одного окна, который мы потом растиражировали по всей России.

Каким был твой самый сильный управленческий кризис и какие уроки ты из него извлек?

При открытии самого первого нашего филиала. В Сургуте. Это стало памятником неэффективному расходованию денежных средств. Этот кризис заставил меня пересмотреть взгляды на дистанционное построение системы. Почему так получилось? Я искренне думал, что грамотным управленцам с хорошим образованием, практикой, которым я доверяю управление филиалом, будет достаточно просто посмотреть, как это работает у нас, и там сделать так же. Многое заведомо не просчитал и поплатился за это. Еще и персонал подбирали по той же кальке, что и в Тюмени, – а ведь город-то другой и люди там другие. Это сейчас мы научились создавать «конвекторы»: переходы от одного города к другому. И прописывать системы развития в этих городах через различные матрицы. А тогда всего этого не было – вот и поплатился. А урок простой: руководить на месте и руководить дистанционно – это две совершенно разные модели. Обошелся нам этот урок в 15 млн рублей чистого убытка. А без этого никак. Зато теперь больше шапкозакидательством не занимаемся

Ты строишь свою компанию по мировым стандартам и планируешь выйти за рубеж. Оцениваешь ли политические риски?

В последнее время мы живем в эпоху сбрасывания масок со стороны Запада. И я очень этому рад. Потому что видно, что люди не поступаются ничем ради соблюдения своих корыстных интересов. И меня внутренне от этого коробит. Когда я вижу все эти уже не двойные, а тройные стандарты, эту гнилость, однозначное вранье, я, конечно, свои позиции пересматриваю. Вывод: мы изменили свои планы на ближайшие пять лет, и мы пока не будем выходить в Европу. Хотя мысли такие были. Мы должны набраться сил. Потому что возникла напряженность, турбулентность, мы просто еще не готовы вот с этим негативным фоном по отношению к России что-то сделать. Нам надо стать сильнее. В 2018–2019-м, когда все немного уляжется, мы пойдем туда. Верь в лучшее, ожидай худшего – так и живем.

Каким одним словом ты охарактеризовал бы свою компанию?

Искренняя. Главное слово для россиян – искренность. Я хочу, чтобы фирма при любом своем росте сохранила искренность и при этом была очень мощной.

Если она войдет в десятку и действительно станет международной, она в Тюмени останется?

Конечно. 100%. По-другому исключено. Я не вижу предпосылок, чтобы это менять.

Последний вопрос. Ты действительно так назвал компанию из-за песни «Иванушек International» «Этажи»?

Да. Мне тогда нравилась эта песня и сейчас нравится, а тогда особого значения названию я не придавал. Даже на 0,00001% не допускал вероятности, что название выбирается для будущего лидера в риелторском бизнесе России. (Смеется.)

 

текст Валерий Гут
фото Александр Зубков
(фото снято на крыше самого высокого здания в Тюмени – ЖК «Паруса»
возле ТРЦ «Премьер»)