12:12 / 6 декабря 2017

Управление собственным капиталом

1765555

Дмитрий Рыков, директор филиала инвестиционно-управляющей компании QBF в Тюмени, о том, как управлять собственным капиталом.

Сегодня рынок инвестиций, отвечая требованиям времени и потребностям клиентов, предлагает новые, более современные инструменты вложения денежных средств. Директор филиала компании QBF в Тюмени Дмитрий Рыков рассказал о том, как меняются предпочтения состоятельных россиян, в чем разница подхода к управлению капиталом в различных инвестиционных компаниях, и на что инвесторам нужно обращать внимание в первую очередь.
 

1tmn.ru: На сегодняшний день в private офисах банков Тюмени обслуживаются около 1500 клиентов, которые держат в совокупности более 50 млрд рублей. Меняется ли парадигма: как часто обладатели больших капиталов переходят в инвестиционные компании?

Дмитрий Рыков: Не так давно проводилось исследование RAEX «Эсперт РА» по итогам девяти месяцев 2017 года. Данные по российскому рынку и инвестиционным компаниям говорят, что за это время приток денежных средств частных клиентов в доверительное управление увеличился в 6,5 раз – на 150 млрд рублей. Кроме того, люди стали интересоваться инвестиционными продуктами: наши клиенты понимают, что размещать в банке средства не всегда надежно, прозрачно и выгодно.
 

Как вы думаете, клиенты инвестиционных компаний – это люди, которые не боятся рисковать? Они идут за доходностью или дело в глобальных переменах?

И да и нет. Во-первых, наша практика подтверждает, что финансовая грамотность населения растет. Это чувствуется по темам обсуждения на встречах с нашими клиентами. Кто никогда ранее не рассматривал альтернативные варианты пассивного дохода, кроме как депозитов, стал активно интересоваться различными инструментами фондовых рынков России и мира. Клиенты не всегда идут только за доходностью: диверсификация портфелей и рисков и заключается в том, чтобы заработать больше, чем рост инфляции, больше чем депозиты, при высокой степени надежности. Профиль клиентов совершенно различный. Те, кто делает первоначальные инвестиции $300 000 – это, как правило, консервативные клиенты. Такие, прежде всего, хотят хранить свои денежные средства в надежных, прозрачных и понятных инструментах. Но при этом встречаются клиенты, которые приходят с инвестиционным портфелем в $5 млн, и просят совокупную доходность ниже 10% годовых в валюте не рассматривать.

Что касается глобальных перемен, я пока бы с таким утверждением не торопился. Да, российский финансовый рынок развивается семимильными шагами, но существует определенная цикличность предпочтений. Сейчас уникальная ситуация на рынке: глобальные экономические перемены и политика Центробанка наконец-то сломали парадигму вложений только в банки, понятия «банки» и «надежность» теперь не прямо пропорциональны. С другой стороны, разделение инвестиционных банков, классических операционных офисов и диджитл банков приведет со временем финансовую индустрию РФ к всеобщей мировой практике, когда население сохраняет и зарабатывает с инвестиционными компаниями, а кредитуется в банках.
 

Наша практика подтверждает, что финансовая грамотность населения растет. Кто никогда ранее не рассматривал альтернативные варианты пассивного дохода, кроме как депозитов, стал активно интересоваться различными инструментами фондовых рынков России и мира

Но банк предлагает аналогичные инструменты…

Не совсем так. Что для любого банка инвестиционный набор продуктов? Это определенный перечень простейших инструментов, позволяющий зафиксировать денежные средства вкладчиков на 2–3 года с доходностью чуть выше чем по депозиту, то есть 8–10%. С одной стороны, это сохраняет клиентов от перехода в другие компании, с другой стороны – позволяет заработать самому банку хороший комиссионный доход.

Простой пример – инвестиционное страхование жизни, накопительное страхование жизни. В таком случае клиент фиксирует свои денежные средства, как правило, на три года. Три года он не имеет возможности извлечь дивиденды. В итоге инвестор получает ту сумму, которую вложил, и, возможно, при определенных обстоятельствах, инвестиционную часть, которую заработает компания. Согласно статистике, это не всегда так. Даже вкладывая денежные средства в крупные банки, большинство клиентов не зарабатывает. Тем не менее, они выходят с гарантированной частью – сколько денежных средств разместили, столько и забрали. Поэтому клиенты, которые идут в инвестиционную компанию, преследуют свой интерес, они хотят узнать что-то новое.
 

Какие инструменты самые популярные в инвестиционных компаниях, из тех, что не используются в банках?

Всё дело не перечне инструментов, а в самом подходе к клиентам и эффективности работы этих самых инструментов. У инвестиционных компаний перечень продуктов и возможностей позволяет индивидуально решить потребность клиента: оперативно, быстро и надежно, используя весь мировой опыт и инструменты без границ. От классики инвестирования в ПИФы, облигации, еврооблигации, до работы на акциях мировых компаний, участие в мировых IPO.
 

Как распределяется ваш портфель в Тюменском регионе? Опишите клиента QBF в Тюмени?

Портрет нашего клиента – это профессионалы своего дела. Владельцы бизнеса или соучредители с высоким доходом, привыкшие к исключительному уровню сервиса и вниманию: 80% – клиенты-консерваторы, 20% – новаторы. 80% хотят надежно защитить свой капитал от всевозможных рисков (валютных, страновых, секторальных, структурных), для них годовой доход в валюте 5–8% является отличным результатом. 20% – те, кто смотрит и ищет что-то новое, устраивает «ралли» между инвестиционными компаниями по доходности, сравнивает нас с прочими. С точки зрения географии, прежде всего, наши клиенты – это Тюмень, города ХМАО–Югры, сейчас стал подтягиваться и капитал из ЯНАО.
 

На что может рассчитывать любой клиент, приходя в QBF?

Всем клиентам предлагается определенная идеология финансового планирования. Мы даем возможность человеку посмотреть на свой инвестиционный портфель со стороны, сделать оценку, подумать, как можно нивелировать риски с точки зрения сохранности, надежности и эффективности. Мы всегда предлагаем набор инвестиционных инструментов, большая часть из которых – это консервативные продукты, 1/3 – те решения, на которых клиент может заработать больше и быстрее. Кроме того, мы располагаем и высокодоходными инструментами, относящимся к сезонным продуктам, на которых клиент в определенный момент может получить очень хорошую маржу.
Кроме исполнения обязательств по сохранению и защите капитала, наш инвестор может рассчитывать на внимание и высокий уровень сервиса, а инструменты и набор продуктов мы подберем индивидуально. Что касается статистики по доходам для наших клиентов, то на российском рынке у нас действует востребованный продукт «Золотое сечение». В период с октября 2016 года по настоящее время он принес клиентам доход 23,6% годовых. По валютным решениям в среднем мы зарабатываем 0,8–1,5% в месяц.
 

Какая у вас статистика потерь?

Их просто нет. QBF относится к сверхконсервативным компаниям, у нас нет возможности, желания и каких-то причин рисковать капиталами наших клиентов, поэтому компания живет на доходности клиентов в 5–7% при защите капитала 100%. На рынке акций – 10–20% годовых. Это говорит о том, что компания существует в диапазоне 5–20% годовых. Если сравнивать с конкурентами, это невысокая задекларированная доходность. Однако за 9 лет существования у нас не было ни одного убыточного квартала, ни одного убыточного года. Мы гордимся тем, что все наши клиенты зарабатывают. QBF – это частная компания, поэтому репутация для нас крайне важна.
 

Насколько нам известно, сотрудники регионального офиса не имеют права заниматься торговлей. Все операции проводятся в Москве?

Совершенно верно, каждый выполняет свои функции. Бизнес построен таким образом, чтобы наш главный акционер Шпаков Роман Валерьевич имел возможность четко контролировать все процессы. Причем собственники компании постоянно находятся в оперативном управлении компании, работают также и со своим капиталом наравне с клиентскими деньгами. Полномочия по управлению портфелями клиентов в регионах отсутствуют, мы являемся связующим звеном между клиентами и трейдерами, аналитиками, которые находятся в Москве. Также для клиентов мы организовываем экскурсии в «штаб квартиру».
 

QBF относится к сверхконсервативным компаниям, у нас нет возможности, желания и каких-то причин рисковать капиталами наших клиентов, поэтому компания живет на доходности клиентов в 5–7% при защите капитала 100%

С клиентами вы работаете только в валюте?

Нет. Рынок РФ также позволят находить интересные решения для наших клиентов. Доходность на российском рынке доверительного управления в среднем по году составляет 20–25% годовых.
 

Есть инвестиционные компании, существующие на рынке долгое время, и новые, набирающие обороты. На что советуете обращать внимание клиентам?

Первое – нужно начинать общение только с инвестиционной компанией, имеющей лицензии ЦБ и входящей в известные СРО, например, НАУФОР. Второе – срок существования на рынке. Одно дело, когда статистика существует за 1–2 года, другое – 10 лет и более. Третье – набор инструментов и прозрачность. Клиент должен иметь возможность контролировать и влиять на те или иные действия компании. Четвертое – исторические данные компании по доходности, тем или иным кейсам, инструментам и так далее.
 

Как Центробанк поддерживает и стимулирует инвестиционные продукты? Какие принципы и инструменты предлагает сегодня?

Начало и конец года различны для инвестиционных компаний и банков. Если в начале года был «бум» на идеи, которые исходили от ЦБ, по поддержке инвестирования, повышению уровня финансовой грамотности, нивелированию рисков, то под конец года решения, которые были приняты, доводятся до ума. Не так давно ЦБ через крупные банки начал реализовывать облигации федерального займа. По сути дела, это аналог депозитам с зафиксированным сроком обращения в три года. Это хороший инструмент. Он позволяет заработать большую доходность по сравнению с банковскими вкладами, но с фиксацией по сроку размещения. И в дальнейшем планируется еще ряд нововведений.
 

Что вы скажете об авантюрах на инвестиционном рынке?

Чем отличается правильный инструмент от авантюрного? Качественный инструмент математически можно просчитать и понять, он подвержен фундаментальному или техническому анализу. Авантюрные же решения не подлежат какому-либо пониманию. Простой пример – это криптовалюты. Это всеобщая истерия, мыльный пузырь, который рано или поздно лопнет. Колебание цены в течение дня может достигать 30%. К моему удивлению, есть инвестиционные компании, которые работают с авантюрными идеями. Но знаете, радует один факт – любой кризис расчищает площадку и оставляет только сильнейшие и правильные компании на рынке.