14:03 / 15 марта 2017

Стиль навсегда

BDS_4023

Личный дизайнер Джона Траволты Маттео Перин посетил Тюмень и специально подготовил коллекцию женской и мужской одежды.

Спустя день после показа он дал эксклюзивное интервью журналу tmn.

Досье


Маттео Перин

Итальянский дизайнер, стилист, модельер. Родился в Вероне. Создает эксклюзивные модели одежды, обуви, аксессуаров по индивидуальному заказу. При их изготовлении использует только натуральные ткани и материалы, ручной труд. Все изделия высочайшего качества, зачастую выполнены в единственном экземпляре. Среди них синие платья из «железной ткани», пиджак из викуньи и многое другое. Мастер колористики (в его каталогах только кашемира – более 200 оттенков!) и завзятый путешественник.
 
Наибольшую известность получил как личный дизайнер Джона Траволты. Ценит в людях любознательность и скромность. «Я строю не просто бизнес, а отношения», – говорит Перин. Не занимается рекламой своих услуг, не разглашает имен заказчиков. Среди клиентов – актеры, спортсмены и бизнесмены в Северной Америке, Азии, Европе.
 
В России с деловым визитом побывал впервые, потому что Тюмень его «заинтриговала». Визит дизайнера в рамках цикла мероприятий «Клубные встречи» организовало предпринимательское сообщество «Деловая Россия» и лично инициатор проекта, генеральный директор НИИ экологии и рационального использования природных ресурсов Юлия Денеко.

Валерий Гут: Общаясь с залом, вы упомянули небанальный факт из своей биографии о том, что ваши бабушка и дедушка были очень стильными людьми. Расскажите о них. Каким был их стиль? Как они выбирали одежду?

Маттео Перин: Я имел в виду своего прадеда и мою бабушку, его дочь, они вырастили меня. Самое яркое воспоминание о стиле, например, такое. У нас были персиковые поля, и когда я возвращался из школы, мне часто доводилось наблюдать одну чудесную картину. Прадед, ему 95 лет, он в костюме-тройке, с галстуком и в шляпе, садится на велосипед и едет примерно 5 км. Останавливается – снимает пиджак, жилет, закатывает рукава рубашки, приспускает галстук и… собирает персики. Кто вообще так делает? Кто собирает персики в таком шикарном костюме? Для него это было абсолютно нормально, он вел такой образ жизни. Одно лишь это воспоминание впоследствии стало для меня мерилом стиля. Бабушка. Если бы она сейчас вошла сюда, все бы смотрели на нее с открытым ртом. Хотя она была бы одета во что-то обычное, простое. Но у нее всегда была эта королевская стать, осанка. Она говорила, что необязательно иметь много денег, чтобы быть стильным. Но если у вас есть деньги, вы обязаны иметь свой стиль.
 

Вы наверняка изучали психологию людей с врожденным вкусом. По вашим наблюдениям, какие внутренние качества их отличают? Что у них общего?

Это очень любознательные люди. Они не думают, что они всё знают, но они хотят всё знать. Еще они точно знают, что все мы – разные. Вы хороши в математике, я могу создавать одежду. По моему глубокому убеждению, такие люди должны сделать всё, чтобы выглядеть хорошо. Потому что это их визитная карточка, их настоящее лицо. Это важно. Для меня нет ничего печальнее человека, имеющего состояние, но не имеющего вкуса. Некоторые люди не могут себе позволить стиль, я понимаю. Люди, у которых есть деньги, вполне могут нанять кого-то, чтобы решить эту проблему, призвать на помощь дизайнера, консультанта по стилю. Человека, который поймет и услышит. Тот же Джон Траволта: мог, к слову, нанять кого угодно, но работает именно со мной.
 

Как вы познакомились с ним?

В тот день я был одет в исключительно нарядный костюм. Он спросил меня: «Откуда у тебя этот костюм?» Так всё и началось. При этом, поймите меня правильно, для такого человека, как Траволта, спросить кого-то, где он взял костюм, – не проявление высокомерия. Нет, это говорит о том, что он тоже, как и все мы, может иметь слабость. Джон вообще очень скромный, интеллигентный человек. Это очень важно для меня. Если клиент груб со мной, я не буду с ним работать. Я хочу работать с людьми, которые ценят мою работу, уважают. Мне важны отношения с клиентом. Мои услуги очень специфичны, желания моих заказчиков – тоже. Допустим, у одного богатого человека есть жена, которая хочет одновременно розовую-зеленую-золотую сумку. Уникальный фасон, такую не предложит ни один бутик. Я могу это сделать, хоть это будет кропотливая и сложная работа. Но я люблю работать с цветом и забочусь о своих клиентах. Я могу изготовить костюм любого цвета. Если вы пойдете в бутик, они не предоставят вам такой цветовой палитры, им по большому счету всё равно.
 

BDS_4037

Для меня нет печальнее человека, имеющего состояние, но не имеющего вкуса. Некоторые люди не могут себе позволить стиль, я понимаю. Люди, у которых есть деньги, вполне могут нанять кого-то, чтобы решить эту проблему, призвать на помощь дизайнера, консультанта по стилю

Кто из известных людей, с кем вы работали или общались, вам запомнился особо? Может быть, он вам нравится, вдохновляет?

Я не называю имен своих клиентов. Я назвал Джона Траволту только потому, что он разрешил мне это делать. Если вы откроете какой-нибудь американский журнал и на его страницах увидите фото Джона в моем костюме, там будет указано мое имя тоже. Остальные не хотят этого, пусть будет так. То, что я делаю, – очень личное. Мои клиенты чувствуют себя в безопасности со мной. Они знают, что я сам не пойду в журналы. Телевидение спрашивало, с кем я работаю, я не назвал ни одного имени. Хотя на данный момент их в моей записной книжке около 50-ти. Личное пространство – очень ценно для меня. Если я говорю, что сделал эту сумку для тебя, это значит, что я сделал ее только для тебя. Это вопрос из области уважительного отношения друг к другу, вопрос доверия.
 

Почему вы не приезжали в Россию раньше?

Почему не приезжал? Отец моей жены живет в Москве. У меня есть веская причина бывать в России, но она не имеет отношения к бизнесу. Кроме того, я всё время в разъездах. В ближайший понедельник улетаю в Москву, буквально на пару дней, потом на неделю возвращаюсь в Италию, оттуда – в Нью-Йорк, Майами, Сан-Франциско, и только на Рождество – снова домой. Я не путешествую «просто так», ради удовольствия или без причины. Все мои поездки, так или иначе, связаны с работой. В России ее для меня раньше просто не было.
 

Что вы создали за последние год-дватри такого особенного, чем гордитесь? Я имею в виду какие-то творческие находки, новые идеи.

Обувь. Горжусь тем, что вся она отныне окрашена вручную. Иной человек смотрит на мою обувь и думает: «Ну, ничего так». Но я знаю, что она представляет собой на самом деле. Минимум 12 часов ручного труда. И я хочу, чтобы мои клиенты понимали, что они носят уникальную одежду и аксессуары, которые изготавливаются специально для них. Я хочу, чтобы они воспринимали это адекватно. Как личный самолет, яхту. Это такой образ жизни, это – моя категория клиентов.
 

В течение вечера после показа вы много общались с гостями. Какими показались вам люди в Сибири?

Женщины – очень стильные. Они заботятся о своей внешности, о том, как они выглядят. Это их визитная карточка, их лицо. Я общался больше с женщинами, так получилось, поэтому о мужчинах рассуждать не возьмусь. Вот если бы я оказался сексуальной женщиной, возможно, мой показ привлек бы больше сибирских мужчин и я смог бы оценить их внешний вид, умение подать себя. Важно сказать, что меня приняли в Сибири очень тепло и радушно. Все говорят, что русские – холодные. Я не согласен теперь с этим и хотел бы бывать в России чаще.

 


*источник: журнал tmn №31 (декабрь 2016–февраль 2017)


Беседовал: Валерий Гут
Текст: Антонина Борисович
Фото: Александр Черемнов, Александр Денисов