18:07 / 4 июля 2013

Совершенно секретно или новый вид топлива от тюменского ученого Ивана Нестерова

0939e4

Новый вид топлива, который может быть выгоднее нефти и газа, пока существует только в теории. Прорыв в науке или всего лишь мечта геолога Ивана Нестерова?

В научном мире к идеям ученого Ивана Нестерова относятся скептически. Мы поговорили с изобретателем о его свежем открытии – особом виде твердого топлива.

«Тюмень»: В чем принципиальное отличие нового топлива от прежних? И как вы пришли к идее о его существовании?

Иван Нестеров: На самом деле все давно известно. Просто мне удалось иначе посмотреть на научные факты. Мы используем тот же принцип, что и при создании водородной бомбы, – перемещаем электрон с его орбиты. Только за основу берем органические вещества: бурый и каменный уголь, горючие сланцы, смолы и асфальтены нефти. Они обладают повышенным содержанием спиновой энергии (слабое магнитное поле). Чтобы усилить энергию, необходимо обогатить вещество электронами. Мы уже проводили опыты и знаем, что это работает. На 32 образцах в лабораториях Новосибирска проведены научные эксперименты. Каждый образец облучали потоками электронов в электронной пушке. Как только направляли пучок электронов, пробирки взрывались. Это значит, что управлять энергией мы пока не можем, но я точно знаю: у этого проекта есть будущее.

То есть, посмотреть на новое топливо не получится?

Все просят показать разработку, но ее пока нет. Мы трудились над этим проектом больше 30 лет с учеными в Новосибирске и Екатеринбурге. Исследования продолжаются. Нужна техника, оборудование.

Как вы считаете, обществу действительно необходимо новое топливо?

Нефти нам, конечно, хватит лет на триста, но добыча будет резко падать. Сейчас в нашей области качают примерно по 300 млн тонн нефти в год, а к 2020 году добывать на всех месторождениях мы будем 50 млн тонн при потребности в 500 млн тонн. Надо двигаться

вперед и в науке, и в производстве. С каждым годом мир потребляет все больше и больше энергии. Кроме того, новый вид топлива, который предлагаем мы, обойдется стране в два раза дешевле. Зато прибыли будет намного больше!

Я заявляю, что мы можем получить новый материал с теплотворной способностью порядка 60 и более тысяч килокалорий на килограмм. Самое энергопроизводящее вещество в мире – водород. Он выделяет примерно 16 тысяч ккал/кг – больше только атомная бомба.

Получается, что наше твердое топливо по этому показателю ближе к ней. Перед нами стоит задача – научиться управлять реакцией. Тысячи лабораторий, миллионы людей во всем мире пытаются управлять холодным ядерным синтезом (атомной энергией). Ничего пока не получилось, а у нас получится! Я знаю рычаги управления: температура и давление.

Мне предлагают оформить патент, но я этого не хочу. Патенты публикуют в научных журналах на разных языках. Если кто-нибудь прочитает, то обязательно украдет. А новое топливо – стратегический продукт, из него можно сделать мощное оружие.

Что-то еще нужно, чтобы новое топливо смогло существовать на практике?

Электрон – это не муха, его руками не поймать. Нам нужна техника. В нашем случае она проще, чем в атомной энергетике, и система управления легче. Кстати, все необходимое оборудование есть, создавать велосипед не придется. Проблема в том, что сосредоточено оно в разных частях страны, а мы поместим его в одном лабораторном центре. На это понадобится примерно 1 млрд рублей – не так уж и много по сравнению с прибылью, которую можем получить.

Второй этап – это строительство завода по производству твердого топлива. Завод очень простой технически и в десять раз дешевле, чем, например, Тюменский завод медоборудования.

Новый вид топлива, который предлагаем мы, обойдется стране в два раза дешевле нефти. Зато прибыли будет намного больше!

 Как отреагировало правительство на вашу разработку?

Я направил письмо премьер-министру РФ Дмитрию Анатольевичу Медведеву и президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину. Они написали очень хорошую резолюцию. В материальном плане я надеюсь только на спонсоров, и они уже есть.

Если бы иностранцы проявили интерес к вашему открытию, вы продали бы свою идею?

Знаете, я бы спросил у господина Путина. Если он не будет против, то продам. Потому что на Западе все равно догадаются, как это сделать. Лет через пятьдесят точно. А пока ученые даже не думают об этом. Все из-за сильной разобщенности геологии и остальных наук.

Исследования нового топлива проходят в лабораторных условиях, но Иван Нестеров уверен, что скоро будет налажено производство его изобретения
Исследования нового топлива проходят в лабораторных условиях, но Иван Нестеров уверен, что скоро будет налажено производство его изобретения

 Что по поводу топлива думает российское ученое сообщество?

Ученые говорят, что все мои труды бесполезны. Спин – слабая энергия. Но как только я начинаю рассказывать суть своих экспериментов, они проявляют интерес и просят подробностей. Но раскрывать тайн я никому не стану. Ученые могут позаимствовать идею.

А зарегистрировать свою идею не планировали?

Мне предлагают оформить патент, но я этого не хочу. Патенты публикуют в научных журналах на разных языках. Если кто-нибудь прочитает, то обязательно украдет. А новое топливо – стратегический продукт, из него можно сделать мощное оружие. Кстати, многие иностранцы перестали патентовать свои изобретения. Они поступают проще: заключают двусторонний договор с фирмой и подписывают документ о ноу-хау и конфиденциальности. Штрафы за нарушение секретности превышают стоимость самого изобретения. 

На Западе все равно догадаются, как это сделать. Лет через пятьдесят точно. А пока ученые даже не думают об этом. Все из-за сильной разобщенности геологии и остальных наук

 Можете ли вы предположить, что в Тюменской области закончится нефть?

Конечно, могу. Не только нефтью богат наш регион. Пожалуй, самое ценное достояние Тюмени – это йодированная вода. Мы можем снабдить ею весь мир. Если исходить из расчета, что в сутки мы потребляем 150–180 тысяч м3 воды, то наших запасов хватит минимум на 2 млн лет.

На берегу Туры есть скважина № 3 (Ярская скважина). Она в свое время снабжала бассейн, но сейчас не работает. Попросил передать эту скважину мне: я врежусь в водовод и поставлю насос – это копеечные затраты. И самое интересное, что после делать ничего не придется: природа сама обо всем позаботится. Сейчас как раз занимаюсь этим проектом, потому что Тюмень на грани эпидемии дефицита йода. Мы перешли на Велижанский водозабор, стали брать воду из-под земли. Вода чистая, но абсолютно не содержит йода.

Каковы перспективы на будущее региона с точки зрения ресурсов?

На юге Тюменской области можно разработать новую технологию добычи газа. Мы обнаружиличистый метан, растворенный вводе. В нашей области примерно900 трлн м3 метана – это 33% запасов всего мира. Могу с уверенностью сказать, что этих запасовхватит на 900 лет. Но у нас нет технологии добычи газа, в решениепроблемы надо вкладывать деньги, привлекать ученых.

Ямал в будущем станет центромэлектроники. Там мы сможем получить чистый кремний. Кремний – это и производство солнечных батарей, и металлургия, аЯмал – единственный в мире регион, где прямо на поверхность выходит 100 млрд тонн этого вещества. Вообще в Тюменской областипорядка 500 трлн тонн кремния, ноон находится на глубине до 600 м.Кроме того, Ямало-Ненецкийавтономный округ богат бальнеологической, целебной нефтью, которая лечит экземы, огнестрельные и ножевые ранения. Нашистуденты проводили лабораторные работы и доказали ее пользу.Частники уже занялись продажей

«черного лекарства» и, естественно, неоправданно завысили цены. У нас в аптеках эта нефть продается от 30 до 60 тысяч долларов за баррель при стоимости обычной нефти на мировом рынке 120 рублей за баррель.

В Ханты-Мансийском автономном округе – Югре начнут осваивать сланцевую нефть высокого качества. Там ее 127 млрд тонн. Кроме того, на территории этого округа реальные запасы урана достигают 3 млрд тонн. Но начало новой эпохи для этого региона еще только впереди – пока будем довольствоваться тем, что имеем.

Иван Иванович, а в молодых ученых вы верите? Смогут ли они изменить мир и что для этого нужно?

Я преподаю в университете и каждый день общаюсь с молодежью. Талантливые ребята есть, но немного. Пять-шесть человек из 60 тысяч наберется. Талант сейчас не главное, ведь чтобы изменить мир, необходимо иметь перспективное мышление.

Самое сложное – перешагнуть традиции. Мне для этого понадобилось 45 лет. В 1964 году я заявил, что нефть находится не там, где вы думаете. И доказываю это по сей день.

текст Полина Волкова

фото Владимир Семёнов

Loading...