11:09 / 28 сентября 2016

Код Тюмени

1

Лучший урбанист России Свят Мурунов рассказал о культурном коде Тюмени и о мэрах, которые ходят пешком.

Не так давно в Тюмень с открытой лекцией по приглашению Девелоперской компании «Брусника» приезжал лучший урбанист России Свят Мурунов. В небольшом зале ТЦ «Калинка» собрались несколько десятков руководителей, которым небезразлична судьба Тюмени. Святослав говорил очень эмоционально: чувствовалось, что в каждом его слове – огромный опыт преобразований моногородов и самых крупных российских предприятий. Непосредственно перед лекцией в эксклюзивном интервью журналу tmn он рассказал о культурном коде нашего города, его достоинствах и недостатках и о мэрах, которые ходят пешком.
 

Досье


Святослав
Мурунов


урбанист, руководитель Центра прикладной урбанистики при Московской высшей школе социальных и экономических наук

Изучает городские сообщества по всей России. Занимался проектированием и брендингом территорий в Казани, Сочи, Саратове, Саранске, Санкт-Петербурге, Орле, Ярославле, Калуге.

tmn: Свят, что вы знаете о Тюмени? Какой у нее культурный код?

Свят Мурунов: Тюмень, прежде всего, ассоциируется исключительно с нефтяным богатым регионом. В разных рейтингах – и профессиональных, и исследовательских, – Тюмень постоянно занимает места в первой десятке: высокий уровень жизни, студенты, быстрый рост. Но я у вас уже третий раз и успел сам немного изучить город. Что сказать про культурный код Тюмени? Если исходить из истории, Тюмень – город богатых купцов, которые умели правильно демонстрировать свое богатство. Все ваши исторические объекты показывают не просто уровень достатка, но и уровень культуры. Он, соответственно, равен уровню богатства. Это проявляется в различных изысках: узорчики, излишние элементы, особенно в историческом центре. Они показывают, что купцы-то здесь были не просто состоятельные, а свое богатство они еще и инвестировали в развитие города, в хороших архитекторов, в культуру. Если говорить про культурный код Тюмени, то это, конечно же, богатство, но культурное богатство, которое демонстрируется не в лоб, а через различные изыски.
 

Что вам нравится в Тюмени и какие недостатки города вы увидели? Только, пожалуйста, без лишней вежливости насчет второй части вопроса.

Мне нравится, что в Тюмени остался конструктивизм с советских времен. Постсоветский период показывает, что это опять же богатый город: здесь есть деятельность, ресурсы, люди. Ваши новые объекты демонстрируют роскошь, но у них уже нет такого тонкого изыска. Тюмени нужно поработать с деталями, с нюансами, чтобы здесь было не просто богатство, а вкус и свой стиль, а это сложно. Выработать свой стиль – значит фактически выработать свою идеологию.

Тем не менее мне нравится, что в Тюмени как-то проявляются ценности, которые здесь были заложены при основании города. Хотя эти проявления и носят несколько абсурдный характер. Например, ваша набережная – отличная набережная, но мне, честно говоря, больше понравился противоположный берег, который не завален гранитом. (Смеется.) Когда вы делали набережную, скорее всего, заказчиком выступила администрация: был большой бюджет и хотелось всё сделать дорого-богато. Но сделать по-человечески намного тяжелее, потому что нужно сформулировать для себя, что за человек живет в этом городе: его эмоции, социальные связи, мечты, цели. Нужно найти баланс между удобством, комфортностью и новыми функциями объекта. Чтобы его найти, нужно чувствовать человека, но наши города, конечно, пока это не умеют. Вместо этого они пытаются продуцировать богатство – у нас есть шикарная набережная! Хорошо, что есть набережная, но она могла бы быть более функциональной и вызывать больше эмоций, причем не только летом, но еще и зимой.

Еще мне понравилось, что Тюмень – глубокий город. Условно говоря, индустриализация в нем не сильно чувствуется. Центр города – это храмы, краеведческий музей, площади. Город сложный, чего, правда, не скажешь про ваши новые спальные районы.
 

15-02
 

Урбанистика требует формировать сложный городской диалог, учиться договариваться с бизнесом, с активистами, с сообществом, с экспертами, вовлекать их, а администрации городов пока любят самые сложные заказы отдавать в Москву, потому что не доверяют местным

Свят, сколько вы лично знаете мэров российских городов, которые ходят по городу пешком? Хотя бы иногда. И есть ли корреляция между такими мэрами и теми, которые производят наиболее позитивные изменения?

Я уверен, что человек 20 так точно делают. Корреляция, конечно, есть. Я просто приведу пример. Президент Татарстана ходит пешком. На первую прогулку по городу его позвали активисты, и после он сказал: это же моя старая Казань, и ее застраивают. Теперь периодически вместе с чиновниками они совершают обходы. Много мэров ходит пешком, но вопрос в другом. Мэр может быть очень прогрессивным, но это не решает проблемы, потому что в городах нет сложного городского сообщества. Есть отдельные личности, эксперты, предприниматели, активисты, и у каждого своя мотивация, но коллективного запроса на город нет. Мы не научились поддерживать сложный уровень дискуссии и формировать общую позицию. Мы рвем город на части, работаем пока только на себя.
 

Почему мэры российских городов не любят связываться с урбанистами и не доверяют им решение действительно важных вопросов?

Сначала мэры городов зацепились за урбанистику, но, разобравшись, поняли, что это сложно и болезненно. Урбанистика – это изменение взаимоотношений в городе. Многие хотели получить от урбанистов быстрые пилюли от всех проблем, но таких не оказалось. Оказалось, что надо решать сложные взаимосвязанные задачи. Например, проблема не в парке, а в оттоке молодежи, рабочих местах, образовании. Отсюда и недолюбливание урбанистов. Хотя это, скорее, просто нежелание системных изменений. Урбанистика требует формировать сложный городской диалог, учиться договариваться с бизнесом, с активистами, с сообществом, с экспертами, вовлекать их, а администрации городов пока любят самые сложные заказы отдавать в Москву, потому что не доверяют местным.
 

3
 

Говорят, у России как у страны две беды – дураки и дороги. А у российского города какие две беды?

Если говорить метафорами, то самые недоиспользованные ресурсы наших городов – это культура, культурные коды, история города и люди. И главная беда российских городов – неумение работать с этими потенциалами. Второй момент – неумение вкладываться в людей. Вместо того чтобы создать условия для самореализации человека, всё время инвестируем в инфраструктуру, в бетон, в камень.
 

Если бы вы были руководителем фракции «Единая Россия» в Госдуме и имели бы колоссальное влияние почти на весь депутатский корпус, какие бы два закона «протащили» в первую очередь?

Институциональные изменения невозможны только за счет кучи ресурсов и хорошего управленческого аппарата. У хорошего управленческого аппарата должен появиться заказчик – общество, а это невозможно без просвещения и «дотягивания» жителей до уровня горожанина. Сейчас такого заказчика нет, и поэтому государство не хочет меняться. Но, отвечая на ваш вопрос, мне кажется, я бы все-таки попробовал сделать так, чтобы реформа местного самоуправления стала хотя бы технологической идеологией в ближайшие 10 лет. Сейчас местного самоуправления нет. Да, тактически всё хорошо, всё управляется, но стратегически мы проигрываем.
 

2
 

Если говорить про культурный код Тюмени, то это, конечно же, богатство, но культурное богатство, которое демонстрируется не в лоб, а через различные изыски

Почему так происходит? В чем причина?

В отсутствии коллективной культуры. Это определяет все наши поступки. Например, возьмем развитие городов в последние 20 лет. Сейчас мы не берем в расчет компанию «Брусника», потому что это компания с хорошей системой ценностей. Если взять девелопмент в среднем по стране, то это строительство ради денег. Но ведь бизнес – это когда мы не просто хотим зарабатывать деньги, а хотим зарабатывать деньги на этой территории долго. Это значит, нужно вкладываться в устойчивое развитие. Другой пример – малый бизнес: мне неважно, какую я вешаю вывеску, мне главное выжить, заработать. А то, что моя вывеска будет портить внешний вид фасада, уже не мои проблемы. Еще – жители многоквартирных домов: квартира – мой дом, а все остальное меня не волнует, поэтому на публичные слушания я не пойду. Всё остальное – архитектура, транспортная инфраструктура, экономика, – вторично по отношению к этому. Но, к сожалению, долгое время мы занимались только этим.
 

Но тем не менее мы видим, что города меняются. Назовите российские города, которые, на ваш взгляд, наиболее открыты для изменений?

Успешные проекты развития – Казань, Белгород, Калуга. У них произошла консолидация элит. Сейчас бизнес и городские сообщества должны взять на себя роль – мы в своем городе не только занимаемся бизнесом, живем, но вместе будем генерировать новые идеи через события, образование, просвещение. Например, сейчас «Брусника» будет запускать серию образовательных лекций, открытых встреч по урбанистике про комплексное развитие городов. Вот это хорошая история – бизнес запускает городской диалог.
 

Вы побывали в сотнях городов России и зарубежья. Какой город выбрали бы местом постоянного проживания для себя и своей семьи?

Я отношусь к новой плеяде кочевников – людей, которым комфортно везде и которые чувствуют себя хорошо, перемещаясь. Начав ездить по нашей стране пять лет назад, в общей сложности я проехал через порядка 430 городов, поработал в них. И таких кочевников сейчас много. В этой мобильности что-то есть: везде моя родина. И, если сказать, где я сейчас живу, – я живу на постсоветском пространстве. В каком городе я хотел бы жить? У нас в перспективе несколько проектов, есть заказчики на выращивание новых городов. Посмотрим, может, когда-то мы построим город, в котором нам захочется жить

4
 


*источник: журнал tmn №29 (июль–август 2016)


Беседовал: Валерий Гут
Текст: Дания Гайсина
Фото: Владимир Кирчаков

Loading...
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-56899 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.01.2014 г.
Яндекс.Метрика