14:07 / 3 июля 2017

Хороший дизайн – как паста al dente

tmn_2017_2_IMG_8585_0

Итальянский дизайнер Микеланджело Турко о вдохновении, российских дизайнерах и интерьере мечты.

ДОСЬЕ


Микеланджело
Турко

итальянский дизайнер, основатель Michelangelo Design Studio (Краснодар)

Родился в Терни (Италия) в семье известного художника-скульптора Витторио Турко, работавшего в редком стиле наив.
 
В 14 лет пошел работать на мебельную фабрику. Проектировал изделия, которые украшают сегодня яхты Pershing, Gobo, зал ожидания на ж/д станции в Италии, библиотеку в Ватикане.
 
В 22 года начал работу в компании Paolini, осуществлявшей сопровождение многих мировых брендов. Принимал участие в создании концепции дизайна для Ferrari, Brioni, Borsa.
 
В декабре 2005 года вступил в должность менеджера отдела дизайна и технического надзора крупной строительной компании RENCO, работавшей на территории Европы, СНГ и России. В ее составе участвовал в реализации таких проектов, как Piazza Grande – жилищный комплекс класса люкс в Армении, Golden Tulip Hotel, Congress Hotel.
 
Автор дизайн-проекта итальянского посольства в Ереване.
 
Более 15 лет успешно ведет сотрудничество между Италией и Южным Кавказом с лидерами мирового уровня в отраслях дизайна, строительства и проектирования интерьера для яхт, квартир, вилл и общественных помещений класса люкс.
 
В 2009 году основал студию дизайна Michelangelo Design Studio. Живет в России.

Первая работа Микеланджело Турко за пределами Италии была в Армении. Его сердце дрогнуло в окружении самобытной архитектуры и прекрасных аутентичных интерьеров? Безусловно. Любовь вообще сыграла не последнюю роль в этой истории. Подробности узнавала Вероника Мелконян.
 

Вероника Мелконян: Красивое имя – Микеланджело. Мне кажется, клиенты за одно это уже сразу говорят тебе «да!».

Микеланджело Турко: (Смеется) Тяжелое имя, на самом деле. Ко многому обязывает, создает ожидания, которые нельзя не оправдать. Заказчик изначально ждет от тебя чего-то сногсшибательного. Всё время приходится держать марку, работать на уровне.
 

Тебе, как мне представляется, совсем несложно это делать. Ты родился в Италии, в семье, которая жила в искусстве (отец – скульптор, старший брат пошел по его стопам. – Прим. ред.). По твоему мнению, чувство вкуса и стиля – врожденное качество? Насколько важно будущему архитектору/дизайнеру жить, развиваться в таком месте, где красота окружает его со всех сторон?

Место проживания, безусловно, играет важную роль и тоже помогает сформировать определенный вкус. Но ты либо рождаешься с ним, либо нет. История знает немало примеров талантливых людей, выросших в глухих деревнях. Их способности затем развились на основе природных данных. Творческую личность всегда спасают путешествия, смена обстановки.
 

Где находишь новые впечатления?

Очень люблю Африку.

Если пожелания заказчика ясны и понятны, проект не займет много времени. Это как готовить пасту. Если все ингредиенты в сборе, процесс готовки пролетит незаметно

И всё-таки. Ты считаешь, что дизайнером нельзя стать, им нужно родиться?

Это идет изнутри, отличая тех, кто с этим родился, от тех, кто научился. Мне, я считаю, просто повезло родиться в такой семье. К тому же искусство в детстве меня интересовало гораздо меньше, чем футбол, дворовые игры. Но я до сих пор помню запах акрила, масляных красок, холста, которыми была пропитана мастерская отца, как он мог проснуться в три часа ночи и работать до утра. Всё это естественным образом отразилось на моей личности. Хотя во мне больше интереса к инженерии, геометрии. В соединении с эстетикой это определило жизненный путь.
 

Сколько тебе было лет, когда ты понял, что хочешь стать архитектором?

14 лет.
 

В Италии действуют очень жесткие требования к архитектурному облику городов. С этим сложно в России. Как думаешь, почему? Эта разница прослеживается в дизайне интерьеров?

В Италии тщательно соблюдается не только архитектура городов, но и каждого квартала: в них могут быть исторические центры, дома-памятники. Ты точно знаешь, какие материалы должен использовать как на фасадах, так и во внутренней отделке зданий. Строгий контроль предъявляется на всех участках, высокие требования к профессионализму. Если ты не соответствуешь определенным параметрам, ты не можешь участвовать в государственном тендере. С одной стороны, это усложняет процесс. С другой – создает хорошие условия для роста компании посредством ее специализации. Можно, например, сосредоточиться на реставрации и стать в ней лучшим. В России, я заметил, работа ведется по принципу «все делают всё». Хоть классику, хоть модерн, хоть хай-тек. Это главное отличие, как в архитектуре, так и интерьерах.
 

Российские дизайнеры работают на уровне?

Они быстро развиваются, 20 лет назад такого не было. Развиваются коммуникации специалистов. Сегодня они гораздо больше общаются с коллегами из других стран, чаще выезжают за границу, воспринимают новые тенденции.
 

То есть всеобщая глобализация тебя не пугает?

Она мне очень даже нравится. Это же такие возможности для профессионального общения, обмена опытом, и всё – онлайн. У меня есть знакомые архитекторы в Италии, которые заказывают визуализацию в Таиланде. Но если бы я родился в вашей стране, как архитектор и дизайнер я бы больше продвигал в своей работе российскую культуру. Люди должны ощущать в интерьере, что они находятся в России.
 

После такого признания я не могу не задать вопрос о том, что для тебя служит олицетворением русской культуры, искусства?

В первую очередь, в голову приходят традиционные славянские образы – дома из сруба, природные мотивы. Русская культура – неисчерпаемый источник вдохновения. Его легко можно найти в любой книге, написанной русским писателем.

tmn_2017_2_IMG_8404_0

Дизайнеры в Армении очень бережно относятся к тому, что создает национальный колорит. Даже в самых современных интерьерах ты чувствуешь страну

Предпочитаешь Тургенева?!

(Смеется) Да, в нем всё удачно сложилось (имеется в виду ЖК «Тургенев» в Краснодаре, MDS занималась разработкой его архитектурной концепции. – Прим. ред.). В основу идеи легли образы дворянской жизни из произведений Ивана Сергеевича.
 

Настроение создаешь?

Скорее территорию для общения, потому что в России заходишь в лифт и никто с тобой даже не здоровается. Для меня основу любого дизайна, архитектуры образует не только красота и комфорт, но и доброжелательная атмосфера, в которой людям захочется общаться.
 

Твой первый объект за пределами Италии был в Армении. Что привело тебя в эту страну?

В то время я встречался с девушкой, которая работала в Армении. Три месяца там, 15 дней дома. Продолжать отношения в таком графике было невозможно, и я поставил условие: либо она возвращается домой, либо я еду туда. В итоге я переехал в Армению, нашел там работу, через год мы расстались. Расстояние и график оказались ни при чем.
 

Но у тебя там много интересных работ, итальянское посольство в Ереване…

Да, там же, разрабатывая дизайн для Golden Tulip Hotel Yerevan, познакомился с будущей женой (Алиной Мнацакановой. – Прим. ред.). Я работал тогда в компании одновременно дизайнером и менеджером по техническим вопросам. Было очень много проектов: жилищный комплекс Piazza Grande, сети магазинов Ermanno Scervino. Вносили изменения в реализованные интерьеры и проектировали новые. Я разрывался на них, это был непростой период. Тем более что я всегда хочу успеть всё, хоть это и невозможно.
 

Сколько времени занимает у тебя разработка дизайн-проекта?

Концепт может родиться и за три дня. Большую роль при этом играет техзадание. Проблемы возникают, когда заказчик нечетко формулирует свои пожелания. Если они ясны и понятны, проект не займет много времени. Это как готовить пасту. Если все ингредиенты в сборе, процесс готовки пролетит незаметно. Но кому-то нравится al dente с большим количеством соуса, а кто-то, наоборот, любит посуше. Если я чувствую клиента, если он дает себя понять, это придает сил и уверенности, работать нам легко.
 

Клиенты в России тебе доверяют? Следуют твоим советам?

Благо большей частью да. Но начало всегда происходит трудно. Многие люди в России, обращаясь к дизайнеру, изначально настроены как-то непозитивно. Они идут решать проблему. Это удивительно. В Европе, когда покупают участок, начинают строить дом, оформлять квартиру – это повод для радости. Россияне по этой причине зачастую испытывают стресс и в таком угнетенном состоянии идут к специалисту. Я работаю по профессии уже много лет. Для меня важно каждый раз открывать новые горизонты. Помочь подняться на другой уровень жизни, комфортом выше. Сделать что-то неожиданное, обрадовать клиента – у меня задачи всегда такие. Но особенности менталитета значительно их осложняют. Я не понимаю: ты живешь на 50 квадратах, переезжаешь на 150. Огромные возможности – просторные детская, гостиная, спальня. С чем это связано? Наверное, так сложилась в стране жизнь. Люди боятся радоваться. Площадь расширили, а как повысить комфорт – не представляют.

tmn_2017_2_IMG_8427_1

tmn_2017_2_IMG_8464_1

Многие люди в России, обращаясь к дизайнеру, изначально будто идут уже решать проблему. Это удивительно. В европе, когда покупают участок, начинают строить дом, оформлять квартиру – это повод для радости. Россияне по этой причине зачастую испытывают стресс

Часто ли приходится кардинально менять проект при согласовании?

Один раз мы действительно меняли интерьер три раза. Выполнили три абсолютно разных комплекта дизайна. Начали с минимализма, потом перешли на ар-деко, с него на классику. Это был очень тяжелый случай. В основном попадаем в яблочко сразу.
 

Хочешь сказать, что обычно тебе подтверждают проект с первого раза?

Да, но мы каждый раз перед этим очень волнуемся, переживаем, как отреагируют, что скажут. И потом так радостно осознавать, что всё удалось и получилось принести людям пользу. Мы живем в больших городах, в них постоянные пробки, недовольные люди, масса негативных ощущений каждый день. Наш дом должен защищать нас, умиротворять, наполнять. Если мой заказчик говорит: «Дома я заряжаюсь!», я считаю, что достиг наилучшего результата.
 

А для себя? О каком интерьере мечтаешь ты?

Наша мечта – гостиница, хочется создать концепцию, найти инвестора и реализовать ее в полной мере. У Алины большой опыт в плане администрирования гостиничной системы. Она работает в этой сфере почти 15 лет и знает все тонкости процесса. Это, наверное, единственная на данный момент возможность в России – хотя бы общественными интерьерными решениями дать возможность почувствовать многим людям, что такое улучшенный комфорт. Дать им ощутить себя не в европейском, а просто в грамотно организованном пространстве, в правильной системе сервиса, где всё взаимосвязано, от экстерьера до последней салфетки, улыбки встречающего вас работника.
 

Ты сам замечаешь, какая разница у нас с той же Италией – в восприятии жизни, общении, работе. Почему всё же решил остаться в России, жить здесь, работать, растить сыновей?

В России сейчас намного больше возможностей, чем в Европе. Это объективная реальность, которую мы учитывали, принимая решение о том, остаться здесь или вернуться в Италию. Мы здесь уже несколько лет. Несмотря на все сложности, работать и жить в России по-прежнему интересно.
 

НЕКОТОРЫЕ ПРОЕКТЫ МИКЕЛАНДЖЕЛО ТУРКО

 


*источник: журнал tmn №32 (май 2017)


Беседовала: Вероника Мелконян
Текст: Антонина Борисович
Фото: Владимир Семёнов

Loading...