15:01 / 4 января 2015

Каким будет кризис в 2015 году

10679485_906659476010928_6603883298506761944_o

Мнение директора компании «Этажи» Ильдара Хусаинова

Валерий Гут: Мне не нужно спрашивать тебя, что происходит. Это все видят и на себе ощущают. Как, по-твоему, бизнесменам и предпринимателям это преодолеть? Обещают, вроде как, надолго все это: «семь голодных лет».

Ильдар Хусаинов: Наступают не просто сложные времена для бизнеса, а что-то похожее на отсутствие упорядоченности. А упорядоченность – это мера системности. Ну, а каким другим словом назвать наступающую эпоху, когда сложно что-либо планировать больше, чем на квартал? Ну, назовите хоть одного человека, кто еще в августе предполагал, что к концу года доллар будет под 60, нефть меньше 60-ти, а ключевую ставку поднимут до 17%. Более того, многим предпринимателям подняли ставки по действующим кредитам. Мы, например, с кредитами также попали «под раздачу», спасибо банку, где мы обслуживаемся, повышение ставок было щадящим для нас в среднем на 2,5%. Точно знаю, многим и на 7, и на 10% подняли ставки по действующим кредитам. Такое ощутимое изменение правил игры стало для нас, мягко говоря, сюрпризом. Получается, что те, кто пытался что-то делать последние пять лет, брал какие-то риски на себя, создавал рабочие места – они теперь не по своей воле заходят в зону турбуленции, не смертельно конечно, но концентрация просто необходима для командира самолета в такой ситуации!

Можно, конечно, сказать, что это такой естественный отбор: предприниматели, бизнесмены сами брали на себя эти риски, и это их проблемы. Может быть и так – и после всего этого бизнес в России станет самым сильным в мире. Но любой бизнесмен – прежде всего человек, и в определенный момент нервная система просто не выдержит бесконечного давления со стороны различных проверяющих структур, давления со стороны банковского сектора и так далее. Я думаю, бизнесменов всех уровней надо беречь. Это что касается ощущений, но, несмотря на все происходящее, всегда надо быть оптимистом!

В сегодняшних реалиях у меня есть один совет: сохраняйте такой настрой, как будто всё хорошо.

Некоторые говорят, что в период кризиса компании нельзя работать в ноль – я с этим не согласен. Считаю, что в период кризиса страшно сохранять предыдущую маржинальность. Как правило, эти деньги забираются у будущего, то есть понижается лояльность сотрудников. Мы отменили новогодний корпоратив в этом году, потому что, на мой взгляд, в такое время нужно концентрироваться на профильных процессах. Также не исключаю, что какие-то наши непрофильные активы мы либо продадим, либо закроем. Кризис – это такое время, когда надо уметь работать против всех стандартных правил. Например, тебе плохо – ты понижаешь цену на услугу, у тебя нет доходности – ты, наоборот, не сокращаешь повально персонал, а вводишь какие-то интересные формы распределения ответственности за результат и новые конкурентные преимущества.

Что еще компаниям следует делать в кризис – очень критично смотреть на ценообразование. Появляется большой соблазн повысить цену. Ни в коем случае не нужно этого делать. Это резко понижает конкурентоспособность продукта.

Насколько мне известно, сейчас у всех игроков на устах только одна мантра – оп-ти-ми-за-ция! Она становится чем-то вроде навязчивой идеи. 

Отдельно хочу сказать про оптимизацию. Когда в России произносится слово «оптимизация», то, бывает, в офисах приходят к следующему факту: «Всё! Теперь печатаем с двух сторон документы». Это спорное утверждение. Мы на таких мелочах никогда не экономили и не будем. Я это называю мелочной оптимизацией. Она только понижает моральный дух, и все начинают думать, что в компании все плохо. На таких никчемных вещах экономить нельзя. Экономить надо, оценивая глобально бизнес-процессы: дает ли это пользу в конечный продукт, создает ли добавочную ценность каждый сотрудник.

Что положительного в кризисе ты можешь выделить?

В кризис возникает интересная ситуация, когда все сотрудники начинают лучше работать, держаться за место, понимая, что рынок труда сжался, и все начинают пахать. Вдруг идеи у всех появляются, реально возрастает производительность труда (смеется). Последние пять лет зарплаты выросли неимоверно, а производительность труда так и осталась на прежнем уровне, если не снизилась. Возможно, мы – бизнесмены – сами в этом виноваты, и настало время отыграть, повышать оплату труда только при росте производительности.

А сами доллары покупаете?

Мы никогда ничего не купим за границей, ни одной квартиры там не купим, ни одного доллара – это моя личная позиция, потому что смешно, когда нашу страну атакуют, еще субсидировать их экономику. Покупка доллара – это примерно то же самое, когда сосед, грубо говоря, заливает тебя каждый день специально водой, чтобы ты ушел с этого жилища, а ты потом идешь и начинаешь ему деньги давать безвозмездно, вместо того чтобы делать в своей квартире ремонт, а еще лучше – купить квартиру над ним и спокойно так объяснить, что больше заливать не надо.

Вроде как под такими лозунгами, как свободный рынок, не подкопаешься, но на самом деле это важно. Эта двоякость сейчас очень часто будет проявляться. Вроде как ругают власть, что ограничивается свобода слова. Но ведь мы сами видим, как ведут себя иностранные СМИ в это время, разводят панику, и у них это получается. Например, что деньги не снимаются с банкомата или карточки перестанут работать – что это за новости такие. SMS-ки приходят с английских номеров, что все банки обанкротились.

Я хотел бы обратиться ко всем гражданам: поймите, вся сила в нас самих, не надо никогда паниковать. По себе лично могу сказать, что мы ничего не меняли вообще, ни одного резкого движения, ничего не купили впрок, продолжаем работать, как работали. Это лучший ответ всей ситуации. Разумное улучшение процесса повышения производительности – это я приветствую. А откровенная паника – это недопустимо.

Каким был 2014 год для компании «ЭТАЖИ» с учетом изменений, произошедших в декабре?

Этот год, считаю, мы отработали на пять с плюсом. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить каждого сотрудника нашей компании по всей стране. По предварительным данным с учетом всех франчайзи и филиалов, показатель выручки за год у нас возрос на 87% по отношению к прошлому году. Это гроссмейстерский показатель для такого сложного бизнеса в такое время.

Также мы довольно сильно изменили свои бизнес-модели. Прописывая стратегию на 2014 год, мы сознательно снизили свою рентабельность, чтобы увеличить долю рынка. Без этого никак: либо рентабельность снижаешь, либо долю рынка теряешь. Роста доли рынка мы добились и еще какого! Мы уже в тройке лидеров в таких больших городах как Екатеринбург, Новосибирск, Омск, вошли в ТОП-7 агентств недвижимости в Москве, лидируем во многих городах с населением менее 500 тысяч. Более того, на 2015 год у нас предусмотрена стратегия еще большего снижения рентабельности и увеличения доли рынка. Слишком маленькая рентабельность тоже опасна, поэтому 2015 год будет последним, когда мы придерживаемся такой стратегии. И самое главное – нам удалось еще больше развить человеческий потенциал внутри компании. Этот год мы объявляли годом человеческого потенциала внутри системы и действительно, я считаю, преуспели в этом. Много средств шло на обучение персонала, на понимание его продуктивности, на развитие, скажем так, корпоративного духа. Это все не пустые слова: бизнес у нас специфический, очень большая доля оплаты труда в структуре единицы издержек продукции. Поэтому это было очень важно.

Можешь выделить ключевые моменты этого года?

Мы очень активно отработали со всеми партнерами: застройщиками, банками, на самом деле став универсальным оператором рынка, причем по всей России. Этот год стал первым, когда филиальная сеть стабильно показывала хорошую прибыль, ранее у нас такого не было. Первые три года мы где-то на грани нуля балансировали, приходилось очень много инвестировать. Мне приятно отметить, что по результатам декабря абсолютно все наши филиалы будут в стабильном плюсе. Этот факт мне очень сильно греет душу, особенно потому, что когда мы все это начинали, никто не верил, что риелторский бизнес можно эффективно строить дистанционно, смеялись над моей фанатичной верой в лицо.

 На мой взгляд, в 2015 году риелторский бизнес и вся сфера недвижимости в зоне потенциального риска, поэтому всем придется работать в два раза лучше, чтобы просто несильно упасть. Для клиента же все будет только лучше.

В связи с этим у меня второй вопрос. Сейчас в настроении большинства людей преобладает следующее: даже если что-то они вчера оценивали позитивно, то сегодня они это девальвируют. Дескать, вчера строились, завтра закроетесь, было много, станет мало, или вообще обанкротитесь. «Этажи» отработали хорошо 2014 год, а что насчет 2015-го?

Эти высказывания доказывают наступление эпохи отсутствия упорядоченности. Согласен с тем, что в такие времена на лаврах почивать никто не имеет права. На самом деле даже те, кто в 2014-м был на коне, могут в 2015-м оказаться под конем. На мой взгляд, в 2015 году риелторский бизнес и вся сфера недвижимости в зоне потенциального риска, поэтому всем придется работать в два раза лучше, чтобы просто несильно упасть. Для клиента же все будет только лучше. Мы будем развивать инвестиционный инструмент, практиковать снятие различного рода обременений – это сейчас, как никогда, будет востребовано. Очень много людей будут продавать квартиры, потому что не смогут платить ипотеку. Ни один банк им не сможет помочь, а мы – можем, потому что мы сможем выдать займ на период продажи для закрытия ипотеки. Но самое главное это качество самой услуги – это первично, на что будем делать акцент.

Другие агентства недвижимости планируют так же активно подключать инвестиционную составляющую?

Нет. Это наша эксклюзивная услуга. Понятное дело, что на нас лежит риск ответственности за эти займы, но мы все-таки стараемся давать их либо под поручительство, либо под залог. В принципе, срывов у нас не бывает. За все время только один займ не возвращен. Конечно, мало приятного, 1,5 млн списать, но мы надежду не теряем. Зато мы тысячам людей помогли продать ипотечную квартиру в 2013 и 2014 годах.

А в 2015 году, ты думаешь, потребность в этой услуге будет больше?

Да, я думаю, что она увеличится в два раза.

Теоретически вы сможете всем помочь?

Сможем, потому что часто деньги нужны пусть даже и большие, 1–2 млн, но на небольшой срок, в среднем на 10 дней.

Также в 2015 году мы будем, безусловно, развивать институт финансовой ответственности. В головном офисе у нас создан единый центр андеррайтинга всех сделок по недвижимости, которые в России проходят в нашей компании: то есть службой безопасности, юристами и аналитиками проверяются документы перед сделкой. Количество возможных мошеннических сделок в 2015 году будет выше. Таким образом, мы стали первой компанией в России, которая имеет в своей системе центр андеррайтинга. В других агентствах недвижимости такого нет.

То есть если, условно говоря, у человека, действительно, гаснет свет в конце тоннеля, то он может на вас положиться и не ошибется?

Да. По самым грубым подсчетам, 0,2% сделок в той или иной степени становятся проблемными, то есть одна из пятисот. А в следующем году мы прогнозируем показатель – одна из трехсот. Надо понимать, что большинство проблем решаемые, но примерно одна из 5000 сделок ведет к тому, что мы вынуждены согласно нашей финансовой гарантии возмещать покупателям стоимость утраченного жилья.

Не секрет, что мы запрещаем много сделок. По статистике, одну из двухсот. Благодаря центру андеррайтинга снижается количество сделок, которые могли бы стать проблемными. Иногда клиенты обижаются на нас, но потом все говорят «спасибо». Скорее всего, мы пойдем на то, что в следующем году придется больше процентов сделок запрещать, потому что мы как компания несем ответственность. То есть если что не так, мы покупаем, и это для клиента преимущество.

По сути, мы становимся дилером всех новостроек.

Совсем скоро мы реализуем концепцию личного кабинета, когда клиент с нами может коммуницировать полностью по всем вопросам, регистрируясь на сайте. Планируем внедрить уже в середине января 2015 года.

Какие в этом преимущества для клиента?

Будет все прозрачно. Покупатель сможет получать персональную консультацию по ипотеке, по юридическим вопросам, будет видеть о квартире продавца дополнительную информацию, которую на обычном сайте не встретишь, будет знать статусы сделок и как идут дела по приобретаемой квартире и так далее. Кроме того, ему будет доступна специальная карта рынка – это наш уникальный проект, мы первые в России его реализуем. На карте будет представлена система анализа всего рынка, и клиент сможет увидеть, в каком районе России завышенные цены и как они менялись за последний год, будут внутри и городские карты мониторинга. Мы делимся с покупателями большим количеством знаний, которыми раньше владели внутри нашей компании. Эта система передачи информации о рынке будет единой по всей стране.

Также приятно отметить, что мы стали работать со всеми застройщиками практически по всей России. Раньше такого не было, сейчас мы действительно универсальный оператор.

Мы ожидаем падение объемов рынка риелторских услуг, и мы даже примерно понимаем, насколько он упадет, но цифры вслух озвучивать не будем.

Что значит работать с застройщиком?

По сути, мы становимся дилером всех новостроек. Клиент, приходя к нам и не платя комиссию, получает сервис и возможность выбора. Мы будем показывать на сайте историю каждого застройщика, давать нашу оценку. Думаем даже над тем, чтобы показывать структуру продаж на сайте данного застройщика. На нашем сайте появится универсальный центр бронирования, где будет видно, какая квартира забронирована, а какая свободна, и если забронирована, то до какого срока. Качественные фотографии, прорисованные планировки, где можно мебель расставлять прямо в квартире. Все это мы планируем расширять в следующем году. Большой акцент мы делаем на времени, чтобы все происходило максимально быстро – это самое важное для клиента.

Также клиенту объективно удобно прийти в одно место и все посмотреть. Например, в Тюменском филиале у нас сейчас выделен специальный уголок с застройщиками, где сидят представители ведущих игроков. Клиент может напрямую с ними общаться, задавать вопросы, бронировать, изучать макет жилого комплекса, который здесь же находится.

Следующий очень важный момент – стоимость услуг. Мы ожидаем падение объемов рынка риелторских услуг, и мы даже примерно понимаем, насколько он упадет, но цифры вслух озвучивать не будем. В стратегии на 2014–2016 годы мы это не планировали, прямо скажу, и сейчас мы перестраиваем ее. Понятное дело, что мы сильная система и собираемся отыграть на увеличении доли рынка, но минус к выручке прошлого 2014-го года все равно получим.

Даже самый страшный кризис – временный. В отрасли недвижимости, как ни крути, фундаментально спрос большой, и через несколько лет он возрастет, то есть потребность в брокерской системе всегда будет, ипотека все равно будет выдаваться.

Что планируете делать в этой ситуации?

Есть три основных варианта развития событий. Я их назову и скажу, какой мы выберем.

Первый – это полностью сократить все издержки бюджета развития, чтобы падение выручки не привело в красную зону. Такой вариант выбирается достаточно часто. Практика показывает, что это самый верный путь к закрытию через какое-то время, потому что, если очень грубо сравнивать, это схоже с тем, чтобы вытащить себе все кишки и сказать: «Я похудел» – и умереть через 10 минут.

Второй – это политика умеренного сокращения, но с сохранением жизненно важных функций – я бы назвал это «липосакцией». То есть жирок убрал и, действительно, стал меньше весить, но вроде как и функции все осуществляешь нормально.

Третий и, я считаю, в нашей ситуации единственно правильный вариант – это сократить неопределенность своего бизнеса, понимая, что конкуренты сейчас будут неактивны, и, наоборот, усилить давление на рынок. Даже самый страшный кризис – временный. В отрасли недвижимости, как ни крути, фундаментально спрос большой, и через несколько лет он возрастет, то есть потребность в брокерской системе всегда будет, ипотека все равно будет выдаваться. Этот год нужно прожить, и честно признаюсь, я как учредитель на 2015 год прибыль в компании не планирую. Мы будем расширять долю рынка, филиальную сеть и так далее. Немного оптимизируем свой персонал.

По всей стране?

Где-то у нас сверхрастущие стратегии, и там не будет никаких оптимизаций. Где-то у нас доля рынка более 70%, там без нее никак! Честно говоря, это давно нужно было сделать, потому что незаметно возникла неэффективность в системе. Я это даже не липосакцией назову, а просто «подкачаться», легкий жир по системе сбросить естественным путем, и все. На мой взгляд, просто сокращать – это неверно. Мы поменяем систему мотивации персонала в зависимости от результатов: весь совокупный доход сотрудника привязывается к результатам работы компании/филиала – если он отрицательный, то можно минус 15 от зарплаты получить, если положительный, то плюс 10 к ней. Надо привязать к результатам работы, причем к реальным результатам – не тем, что до кризиса были, а которые компания планирует. Если мы все вместе на него выходим, пусть зарплату больше сотрудники получают, нет проблем, но если не выходим, участь нужно разделить, значит, мы все вместе неэффективно поработали. К тому же формируется командный дух. Эта формула отработана в прошлый кризис достаточно положительно, и она нам в том числе помогла. Вариант просто сократить зарплату тоже, конечно, был, но это топорно, а вот попробовать в едином прорыве прорваться сквозь так называемый идеальный шторм и получить все плюсы или минусы более справедлив.

Это твое изобретение или позаимствовал у зарубежных коллег?

Нет, лично мое. Оно, конечно, с виду необычное, но очень эффективное. Далее мы планируем где-то на 15–30% сокращение маркетингового бюджета. Ведь кто долю рынка больше получит? Тот, кто рекламы на миллион даст? Ответ: нет. Получит преимущество тот, кто подаст рекламы больше своих конкурентов. В последний квартал мы видели, что по всей России только две-три риелторские компании в каждом городе активно инвестировали в маркетинг. Это факт. Нам будет достаточно сократить по маркетинговому бюджету на 25 или 30%, чтобы даже увеличить свою долю во входящем потоке по всей стране.

Сложности не начались в «черный вторник»: экономика под вопросом уже года полтора. Сейчас просто активная фаза пошла.

И еще мы будем пересматривать свои бизнес-процессы. В последнее время крупные компании, и наша не исключение, стали не так часто делать это. Я считаю, что пересматривать бизнес-процессы – стратегические – нужно каждые полгода. Появляются новые технологи, некоторые части можно заменить, иногда в компанию приходит сильный человек, которому нужно передать какие-то объединенные бизнес-процессы. В связи с автоматизацией некоторые функции становятся просто не нужные. Мы полтора-два года не пересматривали так системно, и когда сели и стали смотреть, даже за голову схватились: столько лишнего появилось, ненужного. Все отшлифуем!

Еще один плюс: станет лучше рынок труда. Довольно часто бывает ситуация, когда сильный сотрудник работает в слабой компании, и в момент кризиса он оказался на рынке труда. Это тоже возможность для нас. Мы, безусловно, оптимизируемся по рекрутингу. Более слабых специалистов готовы увольнять для того, чтобы брать сильных.

Далее. Мы не сократим IT-сферу – наоборот, усилим: считаю, что сейчас время IT приходит, потому что это самый дешевый путь передачи информации, создания коммуникаций между людьми. Конкурировать придется там, поэтому мы повысим затраты на IT в этот сложный период.

У клиентов назревает следующий вопрос: что делать, если сократят ипотеку и, если повысят ставки по существующим ипотекам и тем, что будут возможны?

Рынок, как ни странно, в этом смысле защищен. Я думаю, что ставка не повысится больше 15–16%. Государство этого не допустит, я в этом уверен. При ставках 15–16% цены на недвижимость гарантированно снизятся, потому что сейчас жилья очень много. И если с ипотекой как-то могут помочь рынку, то для застройщиков кредиты будут дорогие, никто не будет субсидировать. Другой вопрос: есть ли маржа у строителей? Они у нас очень эффективные, я надеюсь, что они смогут обеспечить низкую цену и несмотря на это у них все будет в порядке.

Получается, для клиента реальный ежемесячный платеж останется практически прежним. Более того, хочу обратить внимание, что никто не отменял рефинансирование. Все мы понимаем, что ситуация временная, через год-два можно будет спокойно рефинансироваться под 10–11%. Как это было в 2008 году – уже в 2010-м можно было под 11% все рефинансировать. В чем-то даже возможен выигрыш в долгосрочной перспективе. Это тоже важно понимать.

Касательно наших услуг, мы очень востребованы на рынке, и мне приятно, что риелторский бизнес удалось сделать институтом, который реально нужен людям. Когда они понимают, что платят деньги за то, что того стоит. Иногда у нас риелтора хотят дополнительно отблагодарить деньгами, мы это запрещаем и за это увольняем. Мы стали такую ценность вкладывать в наше дело, что люди чувствуют, как за те же деньги получают больше. Мне это приятно, ведь еще три-четыре года назад по-другому считалось.

В последние рабочие дни 2014-го года уходил с работы в 8 вечера – у нас был полный зал посетителей, все покупали, и так по всей России.

Как ты оцениваешь потенциал работы строительного рынка на 2015 год?

На четыре с минусом. Я уверен, что государство не даст совершиться каким-либо непоправимым действиям, поэтому три не поставлю. Первое, почему этого не произойдет, – это социальный вопрос. Никаких обманутых дольщиков не должно быть, потому что власть у нас в регионе сильная, вопрос контролирует. Склонность у какого-то застройщика завалиться, может, и есть, но я уверен, что с ним быстро отработают – либо финансово помогут, либо выкупят квартиры по какому-то демпингу.

Второй момент: за четыре года все жирок накопили, не буду скрывать, хорошее было время.

И третий, очень важный для Тюмени: в последние полтора года начинали новые проекты только средние и крупные застройщики, маленькие в этот период строить почти не начинали. То есть рынок сам себя защитил. Сложности не начались в «черный вторник»: экономика под вопросом уже года полтора. Сейчас просто активная фаза пошла. Крупным компаниям доверяют банки, у них есть хорошая кредитная история. Правда необходимо отметить, что любая «олигополия» делает систему более устойчивой, но и более дорогой для потребителя. Далее по строительному сектору: очень важно, как себя поведут банки. Средняя выдача строителям по проектному финансированию, думаю, будет проходить на уровне 14–18% это скажем так серьезные цифры.

Из отрицательного: прогнозирую уменьшение спроса, и в этой ситуации для меня принципиально важно, смогут ли застройщики снизить цену. Сейчас идет ажиотаж. В последние рабочие дни 2014-го года уходил с работы в 8 вечера – у нас был полный зал посетителей, все покупали, и так по всей России. Надо понимать, что это все клиенты «из будущего», которые потом не придут, а застройщику постоянно нужны эти ресурсы. Они пойдут на понижение цены, я в этом уверен.

Держатели крупного капитала все-таки несут ответственность за то, куда они потом эти средства реинвестируют.

Также по поводу повышения ключевой ставки: обычно этот период больше трех месяцев не длится, как показывает опыт прошлых лет и других стран. Через три месяца начинается снижение, и через полгода практически к первоначальному уровню возвращается. Это можно сравнить с повышением температуры у заболевшего человека: температура здесь – ключевая ставка. Как только микробов температура убивает, она снижается, и человек выздоравливает. Понятно, что если будет 41 градус, то человек умрет, и если у него очень долго будет держаться температура 38, он тоже умрет. Потому температура в зависимости от дозировки может быть и добром и злом. Уверен, максимум три месяца продержится ключевая ставка на 17%, затем она будет понижаться, потому что иначе это смерть самой экономике. Строительный рынок – фундаментальный, перспективный. Несмотря на кризис, жилье будет пользоваться спросом: мы привыкли к комфорту, через 15 лет «хрущевки» уже никто покупать не будет. Сложности надо просто перетерпеть, но фундаментально отрасль будет чувствовать себя в порядке.

Я недавно ездил в Москву и заметил, что появляется все больше рекламных растяжек с надписями «Аренда», «Продажа». Один небезызвестный в Тюмени человек сказал мне не так давно: «Валера, большую часть крупных объектов, которые ты видишь, хотят продать и по возможности уехать из страны». Как ты прогнозируешь дальнейшее развитие ситуации в этом направлении?

Я еще год назад говорил: пройдет 3–4 года, и некоторые торговые центры отдадут под футбольные поля – доля шутки в тех словах была, конечно. Вопрос ребром: что лучше для города – построить 10 заводов или 10 торговых центров? Стоимость примерно одинаковая. Представителям крупного капитала я задаю такой вопрос, но они мне отвечают: такое налоговое законодательство и проще вложить эти деньги в то, чтобы стать рантье. Зона риска огромная, и задача власти сделать так, чтобы бизнесмен не чувствовал рисков, вкладываясь.

Быть может, результат всех этих ТЦ – это результат инвестиционного климата? Что все предпочитают вложиться без рисков, получать гарантированно свои 7–8% дохода. А если вкладывать те же средства в производство, там можно как заработать, так и с нулем остаться. Также бизнесмены задаются вопросом: где специалисты, которые будут работать на производстве, где система налогов, которая обеспечит спокойную деятельность? Видимо, эти гарантии они не чувствуют. Более того, идет обратный процесс: те, кто имеет производство, продают его, и там строится жилье. Мы частенько со строителями дискутируем на эту тему. Держатели крупного капитала все-таки несут ответственность за то, куда они потом эти средства реинвестируют. Я их всех очень уважаю, и их тоже нужно понять, почему они это делают, а не голословно обвинять. Ответы – в самой системе. Когда человек будет строить завод и его все будут лелеять, вот тогда пойдут изменения. Представьте: перед тем как он получает разрешение на ТЦ, к нему придет целая делегация и скажет: зачем тебе строить ТЦ, давай мы тебе дадим льготы, подготовим специалистов, обеспечим совместные программы с институтами, посмотрим по рынку сбыта, где можем помочь – и так далее, и тому подобное. Давай мы поможем – а ты рискни. Вот тогда все поменяется, я в этом уверен. Это будет оздоровление экономики. Нужно объяснить, что торговые центры не дают добавленной стоимости, не развивают людей, которые там работают, только поощряют потребление. У нас сейчас человек заработал, а ему некуда вложить деньги, только два варианта: недвижимость и доллар.

Можно, конечно, сказать, что и риелторская услуга – это не то приложение капитала и усилий, но верю, что получится со временем построить мировую компанию «Этажи» с большой добавочной стоимостью и мировым брендом. Может, лет двадцать на это и уйдет.

При этом ни в коем случае никого в этой ситуации нельзя обвинять – это некая объективная реальность и наша общая беда.

И знаете, так же по всей России; наши региональные власти, поверьте, как могут улучшают инвестиционный климат для бизнесменов, предпринимателей, инвесторов, но у нас такая особенность федеративного устройства в Российской Федерации, что все реальные полномочия – на федеральном уровне.

Можно, конечно, сказать, что и риелторская услуга – это не то приложение капитала и усилий, но верю, что получится со временем построить мировую компанию «Этажи» с большой добавочной стоимостью и мировым брендом. Может, лет двадцать на это и уйдет. Ведь если так разобраться, тот же Макдональдс – это сеть закусочных, просто с мировым покрытием. Или Facebook – это просто сайт с техподдержкой. Но масштаб этих систем делает их магическими, и никто и не вспомнит, что в основе, в общем-то, простые процессы. Так же и сфера услуг, уверен, может быть глобальной. Время покажет. В связи с последними событиями, может, и резко поубавилась вероятность достичь цели, но веру и надежду у нас никто не заберет!

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-56899 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.01.2014 г.
Яндекс.Метрика