14:07 / 18 Июль 2019

«Я дирижер в третьем поколении»

«Я дирижер в третьем поколении»

Владимир Добровольский, второй дирижер Тюменского филармонического оркестра, о пути в музыке и роли дирижера

Тюменская филармония завершила юбилейный концертный сезон. В Тюменский филармонический оркестр был принят второй дирижер Владимир Эдуардович Добровольский. Мы встретились, чтобы узнать о нем побольше, спросить, как прошел сезон в Тюменской филармонии и как ему работается с оркестром.
 
 
 

1tmn.ru: Расскажите немного о себе: где родились, где жили. Хотелось бы узнать о вас побольше.

Владимир Добровольский: Я родился в музыкальной семье. Отец – заслуженный артист Российской Федерации, мама – дирижер, пианистка, преподаватель по фортепиано. Закончил Хоровое училище имени М.И. Глинки. Это старейшее в России профессиональное музыкальное учебное заведение, его истоки восходят к 1479 году, когда высочайшим указом Великого Князя Иоанна III был основан Хор малолетних певчих при созданном тремя годами ранее Хоре Государевых певчих дьяков. Регулярное систематическое музыкальное образование начато в 1856 году, когда при Императорской придворной певческой капелле были открыты вначале регентские, а двумя годами позже и инструментальные классы.

С этим учебным заведением теснейшим образом связана деятельность таких музыкантов, как Михаил Глинка, Милий Балакирев, Анатолий Лядов, Николай Римский-Корсаков, Сергей Ляпунов, Антон Аренский и многих других, чьи имена составляют гордость русской музыкальной культуры. Современная концертная афиша, как Петербурга, так и крупнейших городов России, и столичных городов Европы и Америки немыслима без имен воспитанников Хорового училища имени М.И. Глинки. После окончания Хорового училища я поступил в Санкт-Петербургскую государственную консерваторию им. Н.А. Римского-Корсакова на факультет дирижирования академическим хором. Учился в классе профессора Петра Алексеевича Россоловского. После я поступил на факультет оперно-симфонического дирижирования в класс профессора Владимира Абрамовича Альтшулера.

После Китая мне было всё интересно: я увидел хороших дирижеров, было интересно работать с молодым, профессиональным оркестром

 
 

Во время обучения в консерватории работал в камерном оперном театре «Санктъ-Петербургъ Опера», а также получил должность хормейстера Петерубргского камерного хора под руководством заслуженного деятеля искусств Николая Николаевича Корнева. По окончании аспирантуры оперно-симфонического дирижирования меня пригласили на работу в КНР. Это был совместный проект Санкт-петербургской консерватории и Департамента по культуре провинции Хейлунцзян. Было принято решение открыть первую консерваторию в столице провинции Хейлунцзян, в городе Харбин. В эту консерваторию были приглашены преподаватели и аспиранты Петербургской консерватории. За четыре года работы я создал там хор и симфонический оркестр студентов консерватории, а также вел класс по хоровому дирижированию.

В этом году один из моих студентов поступил в магистратуру Российской академии музыки им. Гнесиных на факультет дирижирования академическим хором. Сейчас в Харбинской консерватории мое дело продолжает моя супруга Виктория. Она также выпускница хорового и оперно-симфонического факультетов Санкт-петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. В Харбинской консерватории Виктория занимается непосредственно созданием дирижерско-хорового факультета, а также является создателем Международного симфонического оркестра Харбинской консерватории, в котором играют музыканты из Китая, России и Европы.
 

А как же началось ваше знакомство с музыкой, и чем был обусловлен выбор профессии?

Я – дирижер в третьем поколении! Моя бабушка – дирижер, родители музыканты. С детства меня окружала музыка и музыкальное искусство, я любил петь и читать стихи. В хоровое училище меня приняли в шесть лет, и я с удовольствием пел в хоре, выступал на концертах как пианист и пробовал свои силы в дирижировании.

«Я дирижер в третьем поколении»

Коллектив ТФО молодой, и это подкупает. Коллектив, который хочет работать, горит, предлагает что-то новое, новые пути, новые формы

 
 

Почему выбрали симфоническое дирижирование, хотя заканчивали и хоровое тоже?

В 2008 году я заканчивал дирижерско-хоровой факультет СПбГК в классе профессора, заслуженного деятеля искусств РФ Петра Алексеевича Россоловского. На тот момент он являлся старейшим профессором Петербургской консерватории. На выпускном экзамене профессор предложил мне продирижировать кантатой С.И. Танеева «По прочтении псалма» для хора и симфонического оркестра. После экзамена я получил рекомендацию для обучения на факультет оперно-симфонического дирижирования СПбГК. Конкурс был большой – 98 человек на место, а поступили всего четверо, и я в том числе.
 

Когда вы участвовали в конкурсе на должность второго дирижера ТФО, Вы были уверены в своей победе? Или были сомнения?

Так как я был оторван от российской музыкальной жизни на целых четыре года, новость о конкурсе в Тюменской филармонии меня очень заинтересовала. Я предоставил все необходимые документы и дипломы и получил приглашение на конкурс. После Китая мне было всё интересно: я увидел хороших дирижеров, было интересно работать с молодым, профессиональным оркестром. Уже когда я прилетел в Санкт-Петербург, мне позвонил Евгений Иванович Шестаков и сообщил о моей победе в конкурсе.
 

Вы работаете в Тюменской филармонии не так давно. Какие были ваши первые впечатления? Реальность оправдала ожидания?

Когда я ехал сюда на работу, я читал об оркестре, слушал записи. И в целом, конечно, отзывы положительные! Коллектив молодой, и это подкупает. Коллектив, который хочет работать, который горит, и они сами предлагают что-то новое, сами предлагают новые пути, новые формы. И конечно это было одним из тех плюсов, который позволил мне принять окончательное решение. В Китай меня до сих пор приглашают вернуться, но мне больше сейчас интересно работать дома, в России. Они готовы повторять, чем создавать что-то новое. Здесь же наши музыканты и наше художественное руководство постоянно хочет чего-то нового, идет поиск новых форм, это и является одним из ключевых моментов, из-за которых я приехал.

Оркестр должен, прежде всего, иметь хорошую читку нот и отличное чувство ансамблевой игры. А дирижер — знать партитуру, желательно наизусть, чувствовать форму, динамику, уметь выстроить баланс звучания

 
 

Любой оркестр – он, как инструмент! Например, к новому инструменту ты постоянно привыкаешь, ты изучаешь его, у каждого есть свои особенности. Оркестр – это очень сложный организм, он состоит из людей, каждый из которых неповторим, каждый является хорошим музыкантом, каждый играет на своем инструменте. Поэтому знакомство их со мной и мое знакомство с ними продолжается до сих пор. Мы изучаем друг друга, мы находим какие-то точки, которые нам интересны. Для меня, например, было очень интересным открытием концерт новой музыки Стива Райха «Псалмы». Это сочинение очень редко исполняется в России, но важно то, что музыканты сами захотели, и то, что мы репетировали целый месяц и с артистами капеллы, и с артистами ТФО, и с художником Константином Росляковым, и театром «Мимикрия» – вечером, после своих основных репетиций. И это дало свои результаты! Считаю, что премьера в Тюмени прошла очень успешно.
 

Расскажите немного о планах на будущее.

В следующем году мы планируем нашими силами сделать очень интересные проекты. Я говорил уже с нашим художественным руководством и с руководителем ТКТО Надеждой Михайловной Казначеевой, она нас поддерживает и очень заинтересовалась. Основная идея проекта – выступление симфонического оркестра и балета. Будет хороший проект: вместе с ансамблем ударных инструментов «Мокка» и со струнным оркестром филармонии мы исполним замечательное произведение «Кармен-сюита» Жоржа Бизе в аранжировке Родиона Щедрина. Думаю, что многим нашим слушателям будет интересно такое взаимодействие балетных артистов и симфонического оркестра. В том числе, мы работаем с хоровой капеллой Тюменской филармонии. В следующем сезоне мы планируем исполнить знаменитое сочинение Карла Орфа «Песни Катулла».
 

Помните, как прошел ваш дебют с оркестром? Какой это был концерт?

Дебют состоялся в поселке Богандинский. Мы исполняли произведения популярной классической музыки. В середине концерта выключился свет, но музыканты – молодцы, доиграли всё в полусвете. После концерта мы садились в автобус, ко мне подошли школьники, попросились сфотографироваться, и какая-то девочка подошла и сказала: «Спасибо вам за красоту!» Мне кажется, это самая лучшая похвала, даже не мне, а больше оркестру и композиторам, за красоту музыки. Вот поэтому я вернулся в Россию, потому что здесь люди больше восприимчивы к духовной красоте, чем ко внешней.

«Я дирижер в третьем поколении»

Хочу отметить, что публика в Тюмени очень неравнодушна, ее интересует классическая музыка

 
 


А на сцене Тюменской филармонии, когда вы выступили впервые? Если я не ошибаюсь, Ваш дебют с Тюменским филармоническим оркестром состоялся 27 октября с актером театра и кино, народным артистом Евгением Князевым «Борис Годунов». Вы помните этот концерт? Какие у вас были ощущения после концерта?

Все концерты, которые я продирижировал в этом сезоне, были интересны. Этот входил в абонемент, который был посвящен 220-летию со Дня рождения Александра Пушкина. В абонементе его произведения читали великолепные артисты: народные артисты РФ Евгений Князев, Валерий Баринов и заслуженный артист РФ Дмитрий Дюжев.

Историческую драму «Борис Годунов» читал выдающийся актер, народный артист РФ Евгений Владимирович Князев. Звучала музыка Сергея Прокофьева, Сергея Танеева, Анатолия Лядова, Модеста Мусоргского и Джузеппе Верди. Моей задачей было подобрать музыку таким образом, чтобы она поддерживала и дополняла литературный текст. А также необходимо было соблюдать временное соотношение звучания оркестра и чтения литературного текста. По-моему, получилось неплохо, я знаю, что Евгений Князев взял этот вариант за основу концертного прочтения драмы Александра Пушкина «Борис Годунов». Для меня этот вид работы был очень интересен и нов. И мне кажется, публика очень хорошо восприняла этот синтез слова и музыки. На последующих концертах всегда были аншлаги и хорошие отзывы. Надеюсь, что в следующем сезоне мы продолжим такие концерты!
 

Руководить таким большим коллективом очень сложно, а как вы организуете свою работу и работу оркестра на репетиции? Есть ли базовые принципы и особенности, присущие только вам?

Во-первых, оркестр очень дисциплинирован, и я хочу сказать слова благодарности художественному руководителю и главному дирижеру ТФО Евгению Ивановичу Шестакову. Оркестр знает, когда необходимо приходить на репетицию, настроиться и разыграться. Да, коллектив большой, поэтому организация работы требует хорошо продуманного плана, подготовленности всех оркестровых групп. Оркестр должен много чего: прежде всего – иметь хорошую читку нот и отличное чувство ансамблевой игры. А дирижер должен хорошо знать партитуру произведения, желательно наизусть, хорошо чувствовать форму, динамику, уметь выстроить баланс звучания.
 

А в чем заключается роль дирижера, на ваш взгляд?

Есть такое английское слово «conductor». Вот у нас кондуктор, например, в автобусе, который показывает, что ты здесь выходишь, а ты – там. Дирижер организует процесс игры оркестра, процесс исполнения произведения, помогает оркестру своими жестами играть точно и вместе. Для слушателя дирижер – это совершенно другое. Он является видимым, зримым воплощением музыки. Вот, например, в XX веке, существовали оркестры без дирижера, но они продержались не так долго, два-три сезона. И всё потому, что публике нужен был зримый лидер, а музыкантам – руководитель. Так как каждый музыкант индивидуален и каждый чувствует музыку по-своему, и чтобы нам всем договориться, нужен один человек, который будет объяснять, как это должно быть. Вот поэтому роль дирижера для публики и для музыкантов различна.

«Я дирижер в третьем поколении»

Для меня являются особенными и значимыми концерты, в которых используется синтез музыкального и литературного современного жанров

 
 

Как вам тюменская публика?

Хочу отметить, что публика в Тюмени очень неравнодушна, ее интересует классическая музыка. Это здорово! Когда я выхожу на сцену, тут же погружаюсь в своеобразную ауру публики. Начинается диалог с публикой – я должен ее заинтересовать, чтобы она запомнила эту музыку и захотела вернуться в этот зал. Хочу выразить всем слушателям слова признательности! У нас, кстати, много программ для детей. Вот недавно звучала «Мультсимфония». Она уникальна тем, что именно такого жанра сюиты из нескольких мультфильмов нет ни у кого. Это работа наших музыкантов- аранжировщиков и, конечно, это работа всех служб: и Хоровой капеллы, и детского театра, и нашего замечательного музыковеда-лектора Надежды Дмитриевны Коваленко, которая готовит и детские программы. Вместе с ней мы готовили и «Золушку», и «Сказку о Царе Салтане», а сейчас будем готовить «Конек-Горбунок». Такая слаженная работа и дает такой результат, и это ощущается в публике.
 


Как вам наш город?

Я влюбился в Тюмень! Очень спокойный российский город. Удивительная четырехуровневая набережная, которой нет, по-моему, в России нигде. Это город для жизни, в котором сочетаются все виды искусства: архитектурного, музыкального, художественного и театрального. Для меня это город-открытие, город, в который я продолжаю влюбляться.
 

Скажите, есть ли дирижеры, которыми вы восхищаетесь? Вдохновляетесь ли кем-то?

Да, конечно! Для меня таким дирижером, очень близким по духу, близким по своему эмоциональному состоянию, является Евгений Светланов. Его, к сожалению, уже нет с нами, но он успел много сделать: и антологию русской симфонической музыки, и всегда являлся таким флагманом дирижерского искусства XX века. Из нынешних живущих – это итальянский дирижер Риккардо Мути. Его стиль, его энергетика являются проводником для разных направлений. Он пример для меня.
 

На работе вас все время окружает музыка. А дома?

Дома, конечно же, я отдыхаю от музыки. В моей квартире есть большой балкон, который я люблю использовать для чтения любимых книг, для знакомства с разными особенностями новых направлений в литературе, поэтому всё свободное время я посвящаю этому. Но, к сожалению, его не так много.

«Я дирижер в третьем поколении»

Тюмень — город для жизни, в котором сочетаются все виды искусства: архитектурного, музыкального, художественного и театрального. Для меня это город-открытие в который я продолжаю влюбляться

 
 

С кем бы из знаменитостей вы хотели выступить?

Из творческих солистов мне интересны те, кому не всё равно. Я выступал с молодыми солистами из Мариинского театра, из Большого, Геликон-оперы – был проект с вокалистами. И они все подкупают своим неравнодушием! Поэтому я открыт всему. Открыт любым солистам.
 

Какие концерты прошедшего сезона вам особенно запомнились?

Для меня являются особенными и значимыми концерты, в которых используется синтез музыкального и литературного современного жанров. Этот синтез очень редко используется в других филармониях. Совокупность этих жанров для меня является интересной. Этого гармонического соединения нам удалось достигнуть в детских абонементах, где мы читали Шарля Перро «Спящая красавица», Александра Пушкина «Руслан и Людмила». Их было много. Меня очень удивляет реакция детей, которые после концерта подходят, дарят цветы, фотографируются, интересуются, кстати, очень интересное нововведение, когда в детских сказках используются аниматоры, например, Елена Ивченко рисует песком и делает это прекрасно! Это и воспитывает в детях дух всеобщего восприятия искусства. На мой взгляд, именно это важно, значимо, и я надеюсь, что дальше будут развиваться не только симфонические программы, но и мульт-программы, где синтезируются разные виды искусств.
 

Чего бы пожелали тюменской публике?

Я хочу пожелать – и надеюсь этому поспособствовать – новых интересных программ, новых открытий в следующем сезоне. И, конечно же, вдохновения! Вдохновения от музыки! Вдохновение, которое слушатели получают у нас в зале, пусть сохранится и в их повседневной жизни!
 
 

Текст: Елена Селивёрстова
Фото предоставлено пресс-службой ТКТО