18:11 / 20 ноября 2012

Интервью — Нир Баркат, мэр Иерусалима

Что делает Иерусалим одним из самых безопасных городов мира, какие у него есть козыри для экономического рывка, почему не прекращается поток русской эмиграции и отчего нельзя запретить въезд автомобилей в центр города.

Бывший десантник, бизнесмен, а ныне мэр Иерусалима Нир Баркат внешне и по манере общения не похож на чиновника. К управлению городом он подходит как к бизнес-проекту. Его мечта — превратить Иерусалим в один из центров мировой экономики. В Москву он приехал по приглашению Российского еврейского конгресса. Но успел пообщаться и с представителем бизнес-элиты России Михаилом Фридманом, и со своим коллегой Сергеем Собяниным. С Собяниным, говорит Баркат, у них много общего, главное — практичность и стремление радикально улучшить городскую жизнь. В чем-то Баркат пока прогрессивней Собянина. По его признанию, он отказался от зарплаты и работает бесплатно, а главным ресурсом для построения эффективного хозяйства считает вовсе не деньги, а таланты.

— Почему вы ушли из бизнеса и пошли в политику?

— Я всегда активно занимался общественной работой. Будучи предпринимателем, я много путешествовал по миру, и, приезжая в Нью-Йорк, Москву, Рим, Лондон, я захотел сделать все, чтобы Иерусалим вошел в число мировых столиц. Я понял, что Иерусалим имеет огромный потенциал, который превышает потенциал любого другого города в мире. В какой-то момент я осознал, что мой предпринимательский опыт может помочь Иерусалиму реализовать его потенциал. Я очень люблю Иерусалим, поэтому я решил уйти из бизнеса и посвятить свою энергию, время и будущее службе городу. Поэтому я пошел в мэры и отказался от зарплаты, работая с тех пор за один шекель в год для пользы города.

— Отказались от зарплаты? Так же сделал мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг: он работает за $1 в год .

— Да. Слава богу, все идет хорошо. Вот если мы вернемся в историю, когда израильтяне пришли из Египта в Израиль более 3000 лет назад, каждое из 12 племен получило по наделу земли и жило там. Не был поделен только Иерусалим. Все люди, которые приезжали в Иерусалим, считали, что этот город принадлежит всем. В этом заключается ДНК Иерусалима. У нас свобода вероисповеданий, свобода выражения мыслей, развит плюрализм и все уважают друг друга. Это реальная демократия, и мы хотим, чтобы она процветала. У нас живет очень много разных людей, и мы гордимся этим.

— Вы — первый мэр Иерусалима, приехавший в Москву. Какое впечатление?

— Первое впечатление очень позитивное. Но лично я здесь во второй раз. Впервые я побывал в Москве шесть-семь лет назад, до того как стал мэром. Москва с тех пор очень изменилась. Это очень динамичный и амбициозный город, который, чувствуется, хочет развивать бизнес. Меня пригласил президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер, и я воспользовался этой возможностью. Я приехал, чтобы познакомиться, а не заключать сделки. Я очень доволен тем, что увидел.

— Вы встречались с московским мэром?

— У нас были долгие переговоры, на которых мы обсуждали возможности для сотрудничества. Впечатление очень хорошее. Мы заинтересованы расширять культурный обмен, развивать бизнес-проекты и сотрудничество в здравоохранении и науке.

Основа для сотрудничества есть — естественный рост туризма, прямые рейсы, отсутствие виз и множество связей между жителями обоих городов

— Раньше между Москвой и Иерусалимом было подписано соглашение о сотрудничестве, но срок его действия истек. Может появиться новый договор?

— Я был приятно удивлен приемом столичного правительства и желанием кооперироваться. Мы с московским мэром — очень практичные люди. Теперь нам надо определить, как перевести наши пожелания в практическую плоскость. Этим сейчас будут заниматься наши команды. Основа для сотрудничества есть — естественный рост туризма, прямые рейсы, отсутствие виз и множество связей между жителями обоих городов, связи будут увеличиваться, но мы хотим ускорить, подстегнуть их.

— Но Собянин — молодой мэр, который пока не очень хорошо разбирается в том, что происходит в Москве.

— Я очень впечатлен его желанием развивать кооперацию и вовлекать в проекты бизнес. Но это была первая встреча.

— Вы также встречались с Михаилом Фридманом. О чем разговаривали?

— Это было знакомство. Он инвестирует в культуру, куда мы активно вкладываем, поэтому у нас может появиться потенциал для кооперации.

— Чем Иерусалим может заинтересовать Москву?

— Это туризм, совместные проекты в первую очередь в отраслях медицины и науки, обмена знаниями. Москва — очень интересное туристическое направление для израильтян. В Москве много талантов и идей, которые мы можем помочь реализовать вместе.

— Вы нацелены только на московские таланты? В России их больше.

— В Москве, в Новосибирске и других городах большой потенциал для научных исследований и разработок. Его надо использовать на благо развития страны.

— Какой имидж у русских в Израиле? Во многих странах он испортился: русские взвинчивают цены на недвижимость и подогревают инфляцию.

— Эмигранты — хорошая основа для расширения сотрудничества. Приехавшие на постоянное место жительства в Израиль из России — это слой эмигрантов, которые хорошо понимают разницу культур и могут помочь в строительстве мостов между нашими странами.

— Сколько русских эмигрантов живет в Иерусалиме?

— Более 70 000 человек.

— Что происходит с потоком эмиграции — он снижается?

— Самый большой всплеск наблюдался в 90-е гг. Сейчас люди по-прежнему приезжают, но это уже небольшой поток. Обычно это очень талантливые и предприимчивые люди. Это касается не только приезжающих в Израиль, это относится к большинству эмигрантов: те, кто меняет место жительства, обычно бизнес-ориентированные люди. За последние 15-20 лет к нам приехало много молодых людей, которые ищут новые возможности для реализации.

— Почему эти таланты выбирают Иерусалим — корни зовут или еще какие-то причины?

— В основном, конечно, приезжают люди, у которых есть исторические связи или религиозные убеждения. Многие хорошо понимают, в чем состоит успех города, и они уверены, что Иерусалим будет играть более значительную роль в мировой экономике и станет лучшим местом для будущих поколений. Они хотят помочь городу и сделать его успешным.

В Москве, в Новосибирске и других городах большой потенциал для научных исследований и разработок

— Как развивается Иерусалим?

— Экономика города росла в среднем на 8% за последние три года. Это очень быстрый рост, особенно на фоне невысоких темпов израильской экономики. За последние годы заметно больше стало приезжать туристов и предпринимателей. Растущая экономика дает много новых возможностей для реализации, и люди 
используют эти возможности. Годовые темпы роста в некоторых секторах в Иерусалиме очень высокие — около 15%.

— До того как вы стали мэром, какие были темпы роста у Иерусалима? Что сделали вы?

— [Раньше темпы роста были] 3-4%. Мы реструктурировали всю систему работы туристической отрасли, удвоили инвестиции в культуру. Прошлым летом в городе проходило в 4 раза больше культурных мероприятий, чем четыре года назад, когда я вступил в должность.

— Откуда взяли деньги на развитие?

— Частично — средства муниципалитета, частично — правительства, также инвестиции бизнеса и филантропические проекты. Иерусалим в прошлом году по показателю местных туристов обогнал Тель-Авив и многие другие города. Это прямая зависимость: культура питает туризм, туризм подпитывает культуру.

— И все это увеличивает доходы.

— Конечно, здесь все взаимозависимо, это кластер. Определяя приоритеты, концентрируя и фокусируя государственные и муниципальные ресурсы для стимулирования роста, можно добиться невероятных результатов.

— Но чтобы увеличивать число туристов, нужно продвигать, рекламировать турнаправление. Как вы стимулируете туризм?

— Бизнес — это катализатор, двигатель экономики, который вытягивает весь поезд. Когда вы подпитываете бизнес и частный сектор и позволяете ему добиться успеха, он активно развивается. Здесь философия такая:
нужно запустить маховик бизнес-процесса. Но чтобы это сделать, правительству нужно сначала определить приоритеты долгосрочного развития, которые базируются на конкурентных преимуществах, надо простимулировать изменения, которые позволят реализовать долгосрочные цели, нужно запустить процесс и управлять ростом, все остальные факторы последуют. Как только появится спрос на услуги, он начнет подогревать подготовленную правительством мощность и вся система будет работать в полную силу. Это идея Майкла Портера из Гарвардской школы бизнеса. Фокус на сравнительных преимуществах, которые есть у города или страны. В сфере культуры и туризма бренд Иерусалима — один из самых известных в мире. Около 3,5 млн людей хотят побывать здесь хоть раз в жизни. Российские туристы стали активнее приезжать после отмены виз два года назад. Еще одно конкурентное преимущество Иерусалима и Израиля — высокие технологии и медико-биологические науки, исследования в области здравоохранения и медицинских препаратов. Еврейский университет в Иерусалиме — один из лучших мировых центров в этих областях. Здесь рождается много идей, появляется много новых технологий. А бизнес позволяет развивать и внедрять эти идеи в практику. В Иерусалиме располагаются два госпиталя мирового уровня. Научный кластер развивается очень быстро, и мы продвигаем эту базу фундаментальных наук для глобального сотрудничества. Здесь есть сильная поддержка со стороны правительства и лично премьер-министра.

Мы хотим, чтобы туристы были довольны, чтобы они хотели вернуться и рассказали об Иерусалиме другим

— Как насчет безопасности в Иерусалиме?

— Иерусалим — один из самых безопасных городов в мире. При населении 800 000 человек в 2010 г. было зарегистрировано девять убийств, в 2011 г. — пять, в этом году — одно.

— Это результат экстраординарных мер безопасности?

— Это результат двух факторов. Когда экономика развивается — преступность снижается. Второй фактор — собственно работа полиции и служб безопасности и инновационные методы, которые они используют. Израиль знает, как бороться с преступностью и криминалом, и во многих областях мы экспортируем эти знания.

— У вас службы безопасности работают даже эффективнее, чем в США?

— Эффективнее, чем где бы то ни было. Комбинация динамично развивающейся экономики и максимально эффективных мер безопасности создает самый безопасный город и максимально комфортные условия для жизни людей.

— Как правило, успешный город притягивает преступников.

— На фоне роста социальной напряженности и ухудшения ситуации в Египте, Сирии, Ираке, Иране Израиль — это островок вменяемости и безопасности, и местные люди понимают, что они живут в позитивной обстановке, это и снижает напряженность.

— Что является главной проблемой Иерусалима?

— Главная проблема связана с развитием и расширением города. Я хочу поддерживать быстрые темпы роста города. Это серьезная задача. Когда есть план увеличить число туристов с 4 млн до 10 млн человек, это серьезный вызов. Для города самое главное — не только использовать возможность экономического роста, но и управлять этим ростом. Это нетривиальная задача.

— За сколько лет вы хотите достичь потока в 10 млн?

— Конечно, хочется как можно быстрее, но скорее всего достигнем за 5-7 лет. Чтобы добиться этой цели, надо многое сделать: построить и расширить существующую инфраструктуру — транспорт, дороги, гостиницы. Все это очень серьезные задачи. Нужно привлекать бизнес, развивать отношения. Например, вот мы хотим увеличить число туристов из России с 0,5 млн до 1,5 млн человек, нужно вводить дополнительные рейсы, нужно заинтересовать людей, проработать выгодные предложения по проживанию. Ведь мы же хотим, чтобы туристы были довольны, чтобы они хотели вернуться и рассказали об Иерусалиме другим людям.

Другая проблема роста — трафик. Мы упорно работаем над решением транспортных проблем и развиваем общественный транспорт, и об этом, кстати, мы тоже говорили с мэром Москвы. Развивать общественный транспорт — это тяжело, это болезненно. Сейчас в Иерусалиме развивается ветка легкого железнодорожного транспорта. Когда начинается стройка новых путей сообщения, появляются большие неудобства для местных жителей, много недовольства, но надо это пройти, пережить. Когда строительство заканчивается, всем становится намного лучше и удобнее и решается множество проблем. Ростом города надо управлять так, чтобы причинять жителям минимум боли и в результате получить максимум отдачи для всех. Это трудная задача.

— У вас есть пешеходные зоны в городе. Может, стоит сделать весь город пешеходным?

— При принятии решений всегда надо быть очень осторожным, чтобы не навредить. Ограничивать движение частного транспорта можно только тогда, когда хорошо развит общественный транспорт и есть альтернативы. Некоторые дороги мы закрыли для машин, там могут проезжать или парковаться только местные жители.

— Лондон решил транспортную проблему введением платного въезда в центр. У вас есть такой сбор?

— Нет.

— Думаете, это неэффективная мера?

— Мы находимся еще не на том уровне развития, чтобы сказать «нет» людям и бизнесу.

— Какое средство передвижения лучше всего?

— Для нас самой эффективной является сеть железнодорожного транспорта, которая позволяет добраться до любого уголка города. На части территорий города надо ввести скоростной транспорт. Создание эффективной сети железнодорожного транспорта займет 5-7 лет. Что-то уже сделано, что-то разрабатывается или планируется. Бюджет есть, но это еще не все — этим надо скрупулезно заниматься, чтобы не наносить вред городу и людям, живущим в нем.

Если заглянуть в будущее, как будет развиваться мир, ясно, что физическое местоположение менее важно, чем наличие таланта

— Допустим, я хочу создать компанию и выбираю место, где мне работать — в Нью-Йорке, Чикаго, Лондоне, Женеве или Иерусалиме. В чем козырь Иерусалима?

— Израиль — место для предпринимателей. У нас очень много хороших идей. Опираясь на свой опыт предпринимательской деятельности, я могу сказать, что сегодня устройство мира позволяет таланту работать на мировом рынке из любой точки мира, физическое местоположение не имеет значения. Мир ищет таланты, чтобы в них инвестировать. Если таланты находятся в Иерусалиме или Израиле, инвесторы найдут таланты. Если заглянуть в будущее, как будет развиваться мир, ясно, что физическое местоположение менее важно, чем наличие таланта. В этом преимущество Израиля. После Канады Израиль — вторая высокотехнологичная страна мира. У нас больше публичных компаний сектора высоких технологий торгуется на NASDAQ, чем у любой страны в Европе. $2 млрд в год инвестируется в хайтек-компании — это венчурные деньги инвесторов. Это происходит в последние 15 лет. И эти инвестиции имеют большую отдачу. По определению, если вы хотите инвестировать в будущее, в хайтек, в инновационные идеи, вам надо посмотреть на Израиль и Иерусалим.

Предприниматели обычно знают, как транслировать идеи в реальность. Благодаря масштабным инвестициям в научно-исследовательские разработки дженериков у нас появилась компания, которая использует нанотехнологии как метод для доставки лекарств в организм — в определенное место тела, в больные клетки, чтобы, например, вылечить рак или провести анестезию определенной части тела без побочного вредного воздействия на организм. Это методы, которые существенно увеличивают возможности здравоохранения. Такие идеи столь инновационны, что зачастую звучат как фантастика. Но это не фантастика, это реальность, и такие идеи могут изменить мир, вывести развитие человечества на новый уровень. И мы как раз ищем такие идеи, именно они придают бизнесу смысл, создают рабочие места, позволяют экономике расти и улучшают весь мир. Подобные проекты обычно начинаются с сумасшедшей идеи. А люди, в мозгах которых они рождаются, могут жить где угодно — здесь или в Москве.

— А как вам идея российской Кремниевой долины — «Сколково», которое было основано фактически на пустом месте, куда бизнес заставляли приходить? Может сработать такая идея?

— При нынешнем устройстве мира сработать может.

— А вы в «Сколково» побывали?

— Нет, наверное, в другой раз.

— Вы бывший десантник. Были в вашей жизни какие-то нештатные ситуации, что-то такое, что навсегда осталось в памяти?

— Я оптимист, плохое не запоминаю.

В подготовке материала принимала участие Полина Химшиашвили

 

Материал взят с сайта www.vedomosti.ru