13:06 / 25 июня 2013

Интервью Анатолия Омельчука с первым губернатором Тюменской области Юрием Шафраником: Человек-эпоха

e01fb2

Очередь за автографом первого губернатора Тюменской области, экс-министра ТЭК, а ныне председателя Совета Союза нефтегазопромышленников РФ Юрия Шафраника растянулась на полчаса – в ТюмГНГУ презентовали книгу «Времена Шафраника».

Эта  книга не просто о Шафранике и, скорее даже, не о Шафранике, а о времени, орудием которого он был… Герой повествования – образец того, что Россия держится на честных и ответственных лидерах. Если этого нет встране – страны нет. Его выбрало время, а время – достаточно мудрая субстанция: оно знает, кого выбирать. Вот, руководствуясь собственным мнениемскажу, что Шафраник, кроме мужских ипостасей, – это еще и концентрация нашего времени», – отметил на презентации автор книги, тюменский писатель и журналист Анатолий Омельчук.

Мы же в свою очередь приведем некоторые выдержки из различных интервьюавтора с героем книги. 

Анатолий Омельчук: Мы вас знаемкак сторонника Махатмы Ганди. Противнасильственных методов (смех). Как же все-таки брали большую «красную оппозицию», оставаясь в меньшинстве?

Юрий Шафраник: Главное – верить, что делаешь правильно. Еслиэто Ганди (смех), то Ганди как разверил: делает благо. Верить, чтоправильно, проявлять твердостьи не срываться на митинговщину.То, что выплескивается и переходит из управляемого процесса в неуправляемый. В 90-м в этом здании(в прошлом – Дом Советов. – Прим.ред.) мы приняли Концепцию развития Тюменской области. Я и сейчас – а уже 12 лет прошло – горд, что нам удалось это сделать. Потомпоявился указ президента, закон «Онедрах» 92-го года. До 2000 года 45%областного бюджета – по закону область жила этим. Почти половина.Прямые дивиденды от тех решений! Государственный аспект, о которомвыупомянули, – Россия, Союз, национальный флаг, – шла борьба старыхподходов с новыми. Я не говорю проокраски – красные, белые. Шла оченьтяжелая борьба. Оппоненты клонилик тому, чтобы написать комплекс постановлений, как бывало при партии, как в перестройку. Будто эти постановления кто-то стал бы выполнять.Я лично не верил, что постановленияпомогут. Другая группа отстаивалаполную анархию: вообще давай откажемся нефть качать. А третья – мызарождали концепцию недропользования. Мы сумели ее принять, и такойподход захватил не только нас, но ипотом всю Россию. Очень правильное, твердое решение. Не драматичное, стратегически крайне верное. Передовым тюменским путем пошлаи вся Россия.

Здесь, в этом здании, было бурное время, бурные дни. Наверное, по тем временам – дни и ночи?

Смена власти произошла. Рычаги власти утеряны. Все-таки существовала государственная машинана базе партийной системы. Хотя сидим в высоких кабинетах и статус великий, но механизмы только  — только налаживаются и создаются.

И хорошо, что в этом здании мы неошибались стратегически. Мы ошибались помелочно, но это улетало.Стратегически – не ошибались. В тотдраматичный период, считаю, ниямальские лидеры, ни хантыйские, ни в целом тюменские лидеры, к которым по судьбе относился тогда и я, не сделали стратегических ошибок.

Последний день в губернаторском кабинете не помните?

Ярко не помню. Помню главное, безусловно. Это было третье приглашение и просьба перейти в Москву. Я понимал, что от двух первых призывов я слишком легко отделался. Однажды Ельцину пришлосьобъяснять, что Тюмень – это такая вещь… Борис Николаевич сложный, вы понимаете?

Президент врубился?

Полностью, и понимал. Но от таких предложений и приглашений три раза не откажешься. А во-вторых, по профилю – нефтянойминистр. Не рвешься, но невольножизнь ведет.

Шафраник иногда производит впечатление простодушного человека…

Такой и есть.

Но…

Открытый и простой (смех).

В любом случае в таких зданиях и в таких делах без интриг не обойдешься. Как простодушный губернатор от интриг защищался и спасался?

Один рецепт у меня был. Главный: чем открытей и прямей – тем лучше. Так слетает…

Обезоруживает?

…слетает. Только ты втянешься в борьбу, в интриги – все обязательно проиграешь. Почему? Потому что… Я, по крайней мере, в интриге не профессионал. Поэтому точно проиграю. Спасают открытость и прямота. И время светлое.

Это тюменское-то время светлое?

По памяти назад, думаю, да. Достойное, достойное. Светлое – пожалуй, чересчур оптимистично. Трудно было.

Жалко было прощаться с Тюменской областью?

Очень. Действительно было два серьезных разговора президента со мной. В 91-м – в команду Гайдара и Бурбулиса. И в 92-м – в правительство Черномырдина и на пост министра ТЭКа. Мне удалось убедить – не отказаться, а убедить, что

Тюмень – на переходном этапе, нельзя просто так бросить, нельзя замены-пертурбации на переправе делать. В третий раз трудно отказывать. Соблазняло и профессионально: смотри, Юра, от слесаря и… до министра. Это ведь сидит в подсознании где-то.

 

 

Когда и как родилась идея реструктуризации именно нефтепрома: создание мощных, вертикально интегрированных компаний? Мировой опыт или?..

 Мировой опыт. Я и сейчас повторяю: надо отделять создание компаний от приватизации. Это разные вещи. Но они наложились. И по времени, и по существу. Это уж, извините, политика, так решили политически. Но это разные процессы. Создание компаний – крайне правильный процесс. Сейчас это видно. Пытаюсь разделить понятия. Что мы взяли? Создал мощную компанию, потом отдали в частные руки. За один день. Мировой опыт, мировые тенденции, особенно сейчас, одругом свидетельствуют – укрупнение компаний, глобализация. От этого не уйдешь. И второе: указ поТюменской области – самый первый документ легальный…

Оттуда все?

Легальный, он дал толчок. Президент Ельцин должен был подписать, он был согласован 19 августа(ну, я шучу, что именно из-за негои началось ГКЧП), но подписан онтолько 19 сентября. Впервые в официальном документе была озвученаконцепция развития: платное недропользование, государственнаясобственность на недра, вертикаль-но интегрированные компании, свободные цены, ну и остальныеерьезные аспекты.

Прощался с «Лангепаснефтегазом»…Прощался с Тюменской областью, прощался с Минтопэнерго… Самое трудное прощание?

Все, что относится к родине, отродного Карасуля до Вартовска, Лангепаса и Тюмени – не могусказать: взял и простился. Этого –в душе – никогда не будет. Какмогу, максимально сохраняю ниточки человеческих отношений, личностные связи и маленькие проектики. Что значит с родинойпроститься? Это что, похоронитьв себе, что ли? Это не подходит. Другое дело – ностальгия. Иногда прямо сейчас, сегодня хочется лететь домой. С министерским креслом? Я же министром ТЭКа явно пересидел около года, почти лишний год. Быть министром в такие времена четыре года –просто устаешь, психологически тяжело. Все равно наступает время, когда, слушай, ну… на выход. Понятно: отставка, а это обязательно больно. Что тут скажешь… Но я был готов и уже сам этого желал. Правда, хотел возглавить национальную нефтяную компанию страны. Но, как говорят, «определенные силы» не допустили. Не подпустили. Опустили. Прощание с министерством, отставка – тяжело, хорохорься – не хорохорься. Но объективно это и счастливый момент. Сейчас аж прямо с улыбкой вспоминается. Особенно посмотрев, как подряд менялись министры. С доброй улыбкой, с переживанием: дай бог, чтобы министерство сумело восстановить функции и свой потенциал, которые имело при нас. А за себя радуюсь: вовремя. Прощание, переживание, но и – другая жизнь. Мы начали другую жизнь. Я.

Испытания укрепляют характер? В вашей жизни случилось много материала для подобного укрепления?

Я сам считаю, давно думаю, с ранних лет, особенно для мужчины (женщины и мужчины – особи разные) испытания точно нужны. Если он не научится преодолевать – может не состояться. Мастерами своего дела становятся через труд и испытания.

Конечно, принципами поступались. Хотели одно – получили другое. Но оно сыграло во благо Тюмени, да и России

Насколько для вас важно, что в этой жизни есть смысл?

Можно порыться: есть – нет? Ответить вам как провокатору?

Сам никогда этим вопросом не задавался и не задамся?

Почему? Задаюсь и задавался. Но если серьезно отвечать, не ковыряясь чересчур: в преодолении самогосебя и решении сложных проблеми есть смысл жизни. Жизнь – самаиспытание и преодоление и самапо себе смысл. Утром встаешь, смотришь в окно, выходишь на улицу –благодать. В любое время года. Ужесмысл.

Можете себя представить без дела?

Не могу.

А ведь надо!

Если мастер при деле, ему не обязательно держать инструментв руках. Возраст возрастом. Я считаю, дел должно быть несколько, ролей – несколько, жизней – не сколько. Когда у тебя одно дело отпадает – рядом укрепляется другое.

У вас есть опыт круто менять деложизни?

Есть.

Душа ломается? Изгибается?

Подвергается испытанию. Я думаю, около семи у меня случилосьповоротов. Когда дело, должность, место, ситуация совпадают с тем, что ты знаешь точно и что хочешь, даже во имя чего, тогда испытание – для души. Но все равно испытание.

Ваше поколение в России пережило несколько эпох?

Думаю, да. Мы еще захватили  эпоху после войны, видели людей, вернувшихся инвалидами, особенно в 50-е годы, в начале 60-х. Оченьмного было калек на улицах, в соседях. У нас сосед, умер уже давно, разведчиком прошел войну. Это

эпоха со своей правдой, которую дай бог памяти сохранить. Мы в Тюмени эпоху создания нефтегазового комплекса захватили. Не простослышали – участвовали. Не устаюповторять: осознание важности играндиозности этого подвига ещене пришло. Такого не было в мирепо объему, по срокам, по темпам, по масштабам. Это воспитывало. А какие учителя были! Какие организаторы! Дай бог их имена почащевспоминать. Излом 90-х годов. Уже три эпохи можно насчитать тольков Тюменской области.

Мы в Тюмени эпоху созданиянефтегазового комплекса захватили.Не просто слышали – участвовали.Не устаю повторять: осознаниеважности и грандиозности этогоподвига еще не пришло

Вы могли бы лаконично, по Эйнштейну, всего в пяти знаках, вывести формулу времени, в котором мы сегодня живем? Нашего времени, XXI века?

Я мыслю, идет перелом. В переломе чрезвычайно важно бытьсобранным. Это испытание для всех. Испытание собственностью, дележкой, соблазнами времени, ложными вызовами, бизнесом. Молодые люди могут растеряться. Перелом, испытание и мобилизация –я бы такие слова применил.

В формуле вертикально интегрированных нефтяных компаний Шафраника заложены сегодняшние неожиданности развития нефтепрома? Или формула актуальнаи востребована только для начала 90-х?

Решение абсолютно, перспективно верное. Не потому, что я один изсоавторов.

Один из соавторов? Не главный идеолог?

Не могу сказать.

Кто же главный идеолог?

Главный идеолог – жизнь. Во всем мире нефтяные компании вертикально интегрированы.

Первый номер – жизнь, второй –Шафраник?

Соглашусь на второй. Это мировой опыт. Эффективность свою нашинефтяные компании уже доказали, вышли в мир. На равных русская нефтянка конкурирует на мировом рынке. Это успех. Но обязательно нужноотделять приватизацию и структурные изменения. Не говорю о том, что нефть попала в частные руки.Государство, политическая волялидеров, отечественные законы решили, чтобы большая часть нашихнефтяных компаний ушла в частныеруки. Но я от этого отодвигаюсь. Это не решение профессионального нефтяника министра Шафраника, это политическое решение страны.

Проблемы не в самих вертикально интегрированных компаниях – ониукрепляются. Но мы же хотели создать тысячи малых и средних нефтяных фирм – на новых маленьких, средних месторождениях, на отработанных старых добротных участках. В 1996 году еще 12% родной нефти эти малые компании добывали, асейчас всего 4%. Их стало меньше, гиганты пожирают. Безусловно, отрицательный процесс. Неблагородный, неблаготворный. Энергию нефтяных монстров нужно направить нена деление, а на созидание. Это главнейшая экономико-политико-философская проблема нашего времени внефтяном деле.

 

 

Когда вы работали главным тюменским начальником, северными окружными начальниками командовали? Или исключительно договаривались?

Я ж попал в период, когда Тюменский Совет стал областным Советом.Я получил статус губернатора, но уже не командовал или еще не командовал. Я испытал жуткий шок, потому что как генеральный директор был воспитан авторитарно, учителя великие, но воспитали меня какавторитарную личность.

Тоже авторитарно?

А что? Это же отлично! На производстве заменой авторитаризму может быть только гениальность. Мнекомандовать ничем не пришлось.Я осторожный в оценках, мне хочется думать, мы поставили четкую задачу – платное недропользование, закон о недрах и президентский указ.Это три великие задачи, которых мыпрактически добились. Кормили 10 летТюменскую область и округа, потомучто получили адекватные финансовыересурсы из отечественного бюджетаот тонны нефти. Наши разумные достижения объединили в жуткой полемике и борьбе округа и область, мывместе двигались к этим решениям идокументам. Это пример благой параллели. Лично я так это оцениваю.

Приходилось поступаться принципамив жизни? Ради чего?

Ради результата. Если приходилось.

Достаточно часто?

Думаю, да. Пример – указ Президента РФ, который мы тогда делали поТюмени. Сплошной компромисс. Конечно, принципами поступались. Хотели одно – получили другое. Но оносыграло во благо Тюмени, да и России.

Можете честно признаться: я человеккомпромисса?

Я человек, который ставит цель и считает, что нужно достичь результата.

Тобольск считаю знаковым центром Тюменской области – все-таки в Тобольскую губернию Аляска входила

Как прочитываете странную формулупоэта Иосифа Бродского: «Север – честная вещь»? У вас большой северный стаж?

Почти 20 лет. За 25 лет в Тюменскую область приехало 7 миллионоврабочих Севера, уехало (вернулось, сбежало) 5 миллионов человек. Это ж какая человеческая мясорубка! Но2 миллиона в сухом остатке. Оставшиеся – уже земляки, сибиряки. Полагаю, они считают себя коренными.И мы, кто родился в Тюменской области, должны всячески приветствовать их. Самолюбие придерживать.

Честная вещь – Север?

Честней, чем другие территории.

Если жизнь игра – когда шла карта?

Когда преодолеваешь. Преодолел, и хотя тяжело очень – начинаетидти карта. Я точно уверовал, только через пот и преодоление можетпойти карта.

На ваш взгляд, сегодняшняя Тюменская область – это островок (можетбыть, вообще оазис) благополучия в современной России?

Нет. Островки есть и другие. Видны. Пример. Вчера был в Ишиме, в родном Карасуле. Простой парень из Ишимавзял то, что в Карасуле было брошено, тепличный комплекс. Работает ипроизводит. Молодец! Взял и то, что на свинокомплексе рухнуло – у него работает: небольшая линия мясопереработки. На таких парнях страна будетдержаться. Я его в глаза не видел, ноесли он это сделал, сумел, создал рабочие места, возродил производств и оно работает – заслуживает крайнего уважения. Островок за островком. Я побеседовал с Владимиром Ковиным, с Виктором Рейном – каждыйрассказал о тех или иных «островках».Геннадий Чеботарёв занимается у насв Тюмени тем, что я бы назвал духовностью. Юрий Осипов, академик изТобольска, президент РАН, возглавляет фонд «Возрождение», строит в

Тобольске академический стационар. Абалакским монастырем занимаются и тюменцы, и тоболяки. Тобольск считаю знаковым центром Тюменскойобласти – все-таки в Тобольскую губернию Аляска входила. А что можетбыть круче мощного облика Тобольского кремля? Я бы предложил нашейтюменской власти в новом качестве рассмотреть Тобольск – как сильныйзнак объединяющего духовного начала Тюменской области.

 Текст: Анатолий   Омельчук

Фото: Николай Меньшиков