14:11 / 9 ноября 2012

Гильермо Мерло и Фернанда Ги: любовь и танго

На фестиваль «В объятиях танго», организованный в Тюмени Школой социального танца Grande 26–28 октября, прибыла необычная пара Гильермо Мерло и Фернанда Ги, чемпионы международных конкурсов танго. Почему аргентинцы предпочитают только традиционное танго, узнал корреспондент журнала «Тюмень».

Тюмень: На ваш взгляд, как танго повлияло на культуру XX века?

Фернанда Ги: Думаю, за всю историю танго его влияние было особенно заметно в 1920-е годы. В Аргентину тогда приезжали иммигранты со всего мира. Они привносили свою культуру, в результате чего она смешивалась с аргентинской. Тогда и появилось то танго, которое мы знаем сейчас. Да, танец родом из Аргентины, но построен на основе микса разных культур. Если мы вернемся в 30-е и 40-е XX века и посмотрим на Европу, особенно Париж, заметим еще одну интересную деталь: его начали танцевать в светском обществе.

ТМН: Можно ли сделать из танго бизнес и насколько он будет успешным?

Ф.Г.: Танго часто считают коммерческим – это стереотип. Конечно, есть люди, которые зарабатывают на нем много денег, но мне кажется, что это приходящее. Я верю, что танго становится хорошим бизнесом, но важнее, что оно собирает образованных людей по всему миру. Недостаточно просто научиться движениям, необходимо ценить культуру, историю, понимать аргентинцев и передавать в танце частичку их мира. Тогда это будет хорошим вложением средств.

ТМН: Что танго может дать современным молодым мужчинам и женщинам?

Ф.Г.: Сейчас молодежь, по сравнению с нами, живет иначе. Молодые люди общаются через Интернет, глобально. Но танго может предложить другой, более понятный способ – через прикосновения. У двух людей вовсе не обязательно должны быть какие-то отношения для того чтобы вместе двигаться. Танец действительно помогает лучше понимать окружающих.

 

 

Гильермо Мерло: Танго позволяет вам быть проще, помогает жить в настоящем, наслаждаться текущим моментом. Даже если вы говорите на разных языках, то можете общаться через танец.

ТМН: Насколько я знаю, вы пара и на паркете, и в жизни. Это мешает или, наоборот, помогает вам?

Ф.Г.: У нас есть ребенок, мы постоянно путешествуем, проводим действительно много времени вместе. Конечно, бывают сложности по этой же причине – у тебя все связано с одним человеком. Но найти именно того со схожим отношением к жизни и искусству – счастье.

Г.М.: Безусловно, совместная работа помогает нам в жизни. Танец пробуждает постоянный интерес к человеку, его мыслям и чувствам.

ТМН: Мы живем в век больших скоростей. Как сегодня заниматься танго, ведь оно предполагает глубокие чувства?

Ф.Г.: В наши дни преподавателям приходится сложно, потому что люди часто подавлены и расстроены. Но иногда просто необходимо замедлиться. В первые месяцы наши ученики хотят двигаться вперед очень быстро, но достигая определенной точки мастерства, говорят: «Дайте мне еще немного времени, я хочу почувствовать это снова!» Потому что те моменты, когда вам хорошо, отлично подходят для погружения в себя, вы чувствуете себя так здорово, что стараетесь вернуться к ним.

Г.М.: Да, мне кажется, танго любят за то, что оно позволяет сохранить лучшие моменты в жизни. Вам всего лишь нужен партнер: вы соединяетесь с ним под музыку, возникает сосредоточенность, привязанность.

Ф.Г.: Некоторые люди приезжают из Аргентины в Европу или США, чтобы обучать другому танго, так называемому tango nuevo. Они отвергают обычную концепцию: вам не нужно следить за дыханием, достаточно двигаться свободно и быстро, не задумываясь о позе. Tango nuevo было очень популярно некоторое время назад, но сейчас люди возвращаются к обычному танцу. «Вы можете научить меня танцевать традиционно? Можете научить меня, как нужно дышать?» Я думаю, это показательно: традиционное танго ничто не изменит, даже музыка!

Текст: Татьяна Паласова

Фото: Илья Кручинин