11:06 / 26 июня 2018

Марш Михельсона, или Как прораб из Сибири стал богатейшим человеком России

Почти все журналистские тексты о Леониде Михельсоне подчеркивают три главных события: начал карьеру в 1977 году с должности прораба, через 25 лет основанный им «НОВАТЭК» стал второй газодобывающей компанией после «Газпрома», а еще через 13 лет Михельсон занял первую строчку самых богатых людей в российском списке Forbes.

«Прораб-миллиардер», «независимая газовая компания» – эти словосочетания звучат в российских условиях как оксюморон. Но разве 40 лет на то, чтобы сделать выдающуюся карьеру, – это мало? Сам Михельсон считает рейтинги Forbes несколько преувеличенными. «Компания «НОВАТЭК» – это моя жизнь. Некорректно переводить ее в цифры», – говорил он в интервью «Ведомостям» еще в 2005 году. С фактами не спорит, но и «выставляться не любит». Пробуем разобраться, что скрывает личность Михельсона и из каких составляющих сложился его успех.
 
 

МЕЖДУ СЕВЕРОМ И САМАРОЙ

На нефтяных и газовых месторождениях Лёня Михельсон побывал, по его словам, еще раньше, чем пошел в школу: отец, работая в «Куйбышевтрубопроводстрое», часто брал сына на стройки в Среднюю Азию, Сибирь, Поволжье. Потому и выбор профессии был предопределен. В 1972 году он поступает в Куйбышевский инженерно-строительный институт на специальность инженера-строителя.

В личном деле студента Михельсона хранится характеристика, подписанная директором его школы. «За время обучения Леонид показал себя как хороший ученик, но не всегда учился по своим способностям… Увлекается точными науками: математикой, физикой… Любит физический труд… Посещал занятия факультатива по математике…» Самарский блогер Игорь Кондратьев проделал большую работу для своего очерка «Юность магната» о тех годах нашего героя.

«За время обучения Леонид показал себя как хороший ученик, но не всегда учился по своим способностям… Увлекается точными науками: математикой, физикой. Любит физический труд. Посещал занятия факультатива по математике…»

 
 

Так, считает автор, молодому Михельсону был присущ нонконформизм – вступительное сочинение он пишет о человеке труда с цитатами из книги Георгия Владимова «Три минуты молчания», раскритикованной представителями коммунистической идеологии. Студентом Михельсон играет в вокально-инструментальном ансамбле. Работает в стройотрядах. Женится. Необходимость обеспечивать не только себя, но и молодую семью заставляет выпускника обратить внимание на перспективный тюменский край. В 1977 году он отправляется на строительство газопровода Уренгой – Челябинск, за восемь лет на Севере сменяет должности прораба СМУ, начальника участка, начальника линии, главного инженера.

В воспоминаниях строителя не найти лирических строк о Западной Сибири – он не Алекперов и не Богданов, клянущиеся в любви к краю. Прорабом Михельсон имел дело со вчерашними заключенными, которых тогда отправляли в строительное управление. Был строг с провинившимися, учился иметь дело с разными людьми. Зато, когда Михельсона звали в Самару на стройку метрополитена, назад он уже не хотел: темп работы на Тюменском Севере – на пределе возможностей – ему понравился больше.


 
 

В 1977 году он отправляется на строительство газопровода Уренгой — Челябинск, за восемь лет на севере сменяет должности прораба СМУ, начальника участка, начальника линии, главного инженера

До сих пор работа самого богатого человека в стране связана с Западной Сибирью. Во-первых, это громадный проект «Ямал СПГ» и его продолжение – «Арктик СПГ». Во-вторых, проекты холдинга «СИБУР» в Тобольске, которые Михельсон называет личными. В-третьих, геологоразведка и добыча нефти и газа на северных территориях – с использованием научного потенциала Тюмени.

«Компания обладает обширной ресурсной базой, но она сложная, требующая тонкого и грамотного подхода к этим запасам. Без научных ресурсов и потенциала мы бы не имели возможности осваивать и развивать многие месторождения и крупные проекты», – говорил Леонид Михельсон на открытии научно-технического центра «НОВАТЭКа» в Тюмени в 2014 году.

Однако он по-прежнему предан родному Новокуйбышевску. В 2009 году стал почетным гражданином города, школа № 8 при его поддержке вошла в список ста лучших школ России, а в Самаре работает художественная галерея и благотворительное общество, основанные Михельсоном. Как-никак первый взлет нашего героя случился именно здесь, ровно через десять лет после того, как Лёня покинул стены университета.
 
 

ОПЕРАЦИЯ «ПРЕЕМНИК»

В 1987 году после продолжительной болезни умирает его отец и – неслыханное дело! – молодой специалист становится руководителем треста «Куйбышевтрубопроводстроя». Факт вопиющий, часть руководства недовольна, объясняют так: Виктор Михельсон, обладая значительным влиянием не только в своем крае, но и в Москве, якобы сумел перед смертью договориться.

«Леонид Михельсон был подготовленный. Знал коллектив, коллектив знал его. Это было правильное решение, преемственность ведь не только у станков была, – вспоминает в интервью Forbes министр строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР Владимир Чирсков. – Было много претендентов, но я подумал и решил, что надо продолжить династию в этом регионе».

В 1991 году трест «Куйбышевтрубопроводстрой» стал первой в регионе приватизированной компанией. Свидетельство о регистрации АО «Самарское народное предприятие «Нова» Михельсон получил в дни августовского путча.

«Был депутат Николай Травкин. У него было народное предприятие в строительстве. Вот по его примеру мы и пошли», – говорил он. По мнению Михельсона, эффективно руководить тогда можно было, только если ты собственник. Он продал свои «жигули» и купил 15% акций компании, остальное купили работники.

25 мая 2014 года в Новокуйбышевске установлен памятник Виктору Зельмановичу Михельсону — основателю и первому руководителю КТПС

 
 

Правда, поначалу это действительно была «Нова» без приставки ТЭК: на перепутье начала 90-х многие проекты в нефтянке были заморожены, компании пришлось осваивать новый бизнес. Начали добычу мрамора в Узбекистане, пытались выращивать нутрий в Самаре. Но чтобы прокормить четырехтысячный коллектив, этого было мало. Нужно было настоящее дело.

«Михельсон сам с лопатой в первых рядах. Он строитель в широком смысле этого слова. Все время создает что-то, и для него это имеет ценность», – писал Forbes в 2016 году, ссылаясь на хорошего знакомого нашего героя.
 
 

И СТРОИТЕЛЬСТВО НАЧАЛОСЬ

Еще один штрих к образу Леонида Михельсона – его умение выбирать партнеров и делиться. Когда корреспондент «Ведомостей» в 2012 году допытывался, зачем руководителю «НОВАТЭКа» партнерство с Геннадием Тимченко, другом Путина, Михельсон отвечал: «А вы знаете, что такое делить риски? Комфортнее иметь партнеров».

Первым его соратником стал Иосиф Левинзон, генеральный директор «Пурнефтегазгеологии». Они познакомились в 1993 году, когда Михельсон прочесывал Тюменский Север в поисках работы для своей компании. У «Пурнефтегазгеологии» к тому времени был сформирован пакет запасов около 1 трлн кубометров газа и около 100 млн тонн нефти и газового конденсата. Однако денег на добычу не было.

Михельсон вспоминает о том времени с усмешкой: встретились два нищих, строитель и геолог. Первый взялся за проекты «Пурнефтегазгеологии», а второй стал частично рассчитываться с ним акциями месторождений. Так у Михельсона появилась доля в 7% в «Таркосаленефтегазе». Ко второй половине 1990-х на этих промыслах уже качали нефть, а к 2001-му у Михельсона был контрольный пакет «Пурнефтегазгеологии». Суммарные запасы компании к тому времени составляли 1,5 млрд тонн нефти, 150 млн тонн газоконденсата и 4 трлн кубометров газа.

Михельсон выкупил доли у неудачливого партнера, переименовал компанию в «НОВАТЭК» и смог наладить диалог с Миллером

 
 

«Предположения о том, что Левинзон, будучи вице-губернатором, якобы помогал «НОВАТЭКу» получать лицензии на месторождения, беспочвенны, – говорил Михельсон «Ведомостям». – Левинзон стал заместителем губернатора в 1996 году, а право пользования недрами на основные наши месторождения – Восточно-Таркосалинское и Ханчейское – было получено в 1992–1993 годах. Компанию, владеющую лицензией на Юрхаровское месторождение, мы приобрели на рынке».

Юрхаровское нефтегазоконденсатное месторождение – основной добывающий актив «НОВАТЭКа», доказанные запасы газа составляют 258 млрд кубометров. Но чтобы в их добыче был смысл, газ нужно как-то реализовывать. И здесь интересы компании столкнулись с ограничениями «Газпрома». Газом в то время имели право торговать лишь три организации – «Межрегионгаз», «Сибур» и «Итера». Михельсон пригласил в партнеры пользующуюся благосклонностью Рэма Вяхирева «Итеру».

Случилось это в 1998 году. «Итере» передали 30% акций «Таркосаленефтегаза», а уже в 2000 году партнеры добыли и продали 3 млрд кубометров газа. «Новафининвест» начал подготовку к эксплуатации Юрхаровского месторождения. Было объявлено об объединении активов двух компаний.

Однако новая команда «Газпрома» во главе с Алексеем Миллером не могла спокойно смотреть на появление сильного конкурента. «Итере» пришлось расстаться с контрольными пакетами нескольких фирм. «Газпром» вытеснил ее с рынков сбыта стран СНГ и закрыл доступ к трубе. Михельсон выкупил доли у неудачливого партнера, переименовал компанию в «НОВАТЭК» и смог наладить диалог с Миллером.

«Я сам пришел к Алексею Борисовичу и предложил «Газпрому» приобрести 19,9%, чтобы не было аффилированности, но при этом концерн был заинтересован в развитии компании, – рассказывал он «Ведомостям» – Тот факт, что «Газпром» стал нашим акционером, оказал очень большое влияние на развитие «НОВАТЭКа». Получилось хорошее партнерство».

«Мне импонируют взгляды Геннадия Тимченко, поэтому я поддержал его намерение стать акционером компании». Началось всё с доли в 5,07%, которая выросла до 23,5%, то есть всего на процент меньше доли самого Михельсона

 
 

В те годы компания уже поставляла газ предприятиям Самарской, Челябинской, Саратовской, Пермской, Костромской, Рязанской областей, Чувашии и Удмуртии. Общая доля по газодобыче оценивалась всего в 6% от общероссийской, однако она была второй после «Газпрома».

Параллельно Михельсон строил запасные аэродромы: был введен в эксплуатацию завод по стабилизации газового конденсата, благодаря которому сырье можно было вывозить по железной дороге. Построен портовый терминал на Белом море, через который экспортировались нефть и газовый конденсат. Запущено производство полипропиленовой пленки и изоляционных материалов в Самарской области. Уже тогда, в начале 2000-х, были планы производства пропилена и полиэтилена. Очевидно, Михельсон страховал свое устойчивое положение и диверсифицировал риски.

Расставание с «Итерой» стоило ему 400 млн долларов. Чтобы рассчитаться с долгами, в июле 2005 года «НОВАТЭК» провел IPO на Лондонской бирже, разместив 19% своих акций. Это принесло компании 1 млрд долларов.

«А вы знаете, что такое делить риски? Комфортнее иметь партнеров»

 
 

О том времени ходит следующая легенда. Когда инвестбанкиры Павел Малый из UBS и Питер О’Брайан из Morgan Stanley увидели, что спрос на акции «НОВАТЭКа» в несколько раз выше предложения, они посоветовали Леониду Михельсону повысить цену размещения. Михельсон отказался, так как менять объявленный коридор цен считал некорректным. Банкиры попытались переубедить его, ведь счет шел на сотни миллионов долларов. «Бизнесмен не должен быть жадным», – ответил им Михельсон.

Тогда его состояние составило 3 млрд долларов. До первого места в списке Forbes оставалось 10 лет.
 
 

ТИМЧЕНКО И ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ

С Геннадием Тимченко, основателем нефтетрейдера Guvnor, Леонида Михельсона познакомил председатель правления «Газпромбанка» Андрей Акимов в 2008 году. По его воспоминаниям, Михельсону нужен был опыт международных проектов. Сам глава «НОВАТЭКа» говорил, что ему импонировали взгляды будущего партнера, поэтому он поддержал намерение Тимченко стать акционером компании. Началось все с доли в 5,07%, которая выросла до 23,5%, то есть всего на процент меньше доли самого Михельсона.

Один из главных вопросов, который обращен в связи с этим к председателю правления: не боится ли он потерять контроль над компанией? «Работоспособность Геннадия Николаевича меня поражает, откуда берутся такие вопросы, мне просто непонятно», – отвечает Михельсон. А намеки на административный и финансовый ресурс друга президента отметает.

Один из топ-менеджеров «Газпрома» рассказывал Forbes, что, будучи уже миллиардером, Леонид Михельсон обивал газпромовские пороги, предлагая свои никому не нужные проекты. Как только заручился поддержкой Тимченко, Михельсон сидит на переговорах за одним столом с Миллером

 
 

Так или иначе, с той поры начался бурный рост «НОВАТЭКа», изменился и сам председатель правления. Один из топ-менеджеров «Газпрома» рассказывал Forbes, что, будучи уже миллиардером, Леонид Михельсон обивал газпромовские пороги, предлагая свои никому не нужные проекты. Как только заручился поддержкой Тимченко, Михельсон сидит на переговорах за одним столом с Миллером.

Рост «НОВАТЭКа» связан в первую очередь с развитием переработки. «Ямал СПГ» предусматривает строительство на берегу Обской губы в ЯНАО завода по производству сжиженного природного газа, морского порта, аэропорта, автомобильных дорог, линий электропередачи и вахтового поселка. Под реализацию проекта получен беспрецедентный пакет льгот: компания не платит НДС на ввоз оборудования, имеет налоговые и таможенные льготы на добываемый газ, получила 150 млрд рублей из Фонда национального благосостояния.

«Мы с правительством обсуждали необходимость оказать содействие в реализации проекта, и единое мнение заключается в том, что мы будем вам помогать. Поэтому хочу пожелать успехов», – комментировал выделение средств Владимир Путин на встрече с Михельсоном.

Подчиненные говорят, что глава «НОВАТЭКа» теряет сон, если не побывает хотя бы раз в месяц в Сабетте

 
 

Подчиненные говорят, что глава «НОВАТЭКа» теряет сон, если не побывает хотя бы раз в месяц в Сабетте. И он летает туда на своем самолете, следит за стройкой, докладывает Владимиру Путину о новостях. Производством СПГ он хотел заняться еще в начале 2000-х, но только с приходом стратегических партнеров – Геннадия Тимченко, французской Total, китайских CNPC и Silk Road Fund – Леонид Михельсон смог реализовать задуманное.

Второй вектор развития – нефтегазохимия. В 2011 году Леонид Михельсон приобрел у «Газпромбанка» 50% акций холдинга «СИБУР». В интервью «Ведомостям» он рассказывал, что считает это своим личным проектом. Хотя не исключал, что в дальнейшем появятся стратегические инвесторы. Они появились очень скоро.

«Я давно присматривался к этой компании, но тогда «Газпром» ее не продавал, – рассказывал Геннадий Тимченко в интервью Forbes в 2012 году. – Он [Михельсон] пришел и сказал: слушай, у нас с тобой так хорошо получается в «НОВАТЭКе», может быть, ты захочешь стать партнером еще в одной компании?»

Второй вектор развития — нефтегазохимия. В 2011 году Леонид Михельсон приобрел у «Газпромбанка» 50% акций холдинга «СИБУР»

 
 

Правда, в 2014 году Тимченко продал половину своих акций Кириллу Шамалову, человеку, которого называют зятем президента России. Позже к ним присоединились китайские компании Sinopec и Silk Road Fund. Михельсон перестал быть основным контролирующим акционером группы. Но спустя всего два года Шамалов продал ему 17% акций, доля председателя правления вновь выросла – до 48,5%.

Как складываются отношения «НОВАТЭКа» с монополистом на газовом рынке? Теперь для разработки месторождений Тамбейской группы уже «Газпром» хочет создавать совместное предприятие «с компаниями, которые обладают компетенциями в области сжижения газа», отмечал Алексей Миллер в начале 2017 года. Владимир Путин посоветовал ему, как выбирать этих партнеров: «Нужно исходить из того, что они в состоянии самостоятельно привлекать необходимые финансовые ресурсы для совместной работы. И второе: максимально опираться на имеющиеся технологические возможности российской науки и промышленности».

Неудивительно, что этим критериям отвечает «НОВАТЭК». Леонид Михельсон еще год назад озвучивал желание разрабатывать гигантские месторождения Тамбейской группы. Если «Газпром» и «НОВАТЭК» договорятся, мощности по производству СПГ в регионе увеличатся вдвое.

Расставание с «Итерой» стоило Михельсону 400 млн долларов. Чтобы рассчитаться с долгами в июле 2005 года «НОВАТЭК» провел IPO на Лондонской бирже, разместив 19% своих акций. Это принесло компании 1 млрд долларов

 
 

Дождемся решения этого вопроса, как и того, добьется ли «НОВАТЭК» разрешения экспортировать свой природный газ по трубопроводной системе «Газпрома». Михельсон чувствует в себе силы не только заниматься экспортом, но и просить об этом президента.

Капитализация созданной им компании достигла к 2017 году 33 млрд долларов, что лишь в 1,7 раза меньше стоимости «Газпрома». Личное состояние Михельсона – 18,4 млрд. Основатель «НОВАТЭКа» не раз говорил, что мечтает о капитализации компании в размере 100 млрд долларов, а свое состояние до сих пор называет преувеличенным. Но преувеличенным, очевидно, уже не намного.

В февраля 2014-го в Тюмени состоялись два знаменательных события в русле сотрудничества правительства области и ОАО «НОВАТЭК» – заключено соглашение в сфере поддержки детско-юношеского спорта и открыт научно-технический центр компании

 
 

НЕИЗВЕСТНЫЙ МИХЕЛЬСОН

Офис «НОВАТЭКа» на улице Удальцова в Москве – бетонный куб, подсвечиваемый в темноте синим неоном. Компания переехала сюда несколько лет назад, когда дела ее пошли в гору. На стенах – актуальное искусство: Дэвид Хокни, Энди Уорхол, Рудольф Стингел. В кабинете председателя правления – полотно Герхарда Рихтера.

Первую картину Леонид Михельсон купил в 30 лет. Сегодня его как коллекционера и мецената включают в списки наиболее влиятельных людей в мировом искусстве. Он является членом Попечительского совета Нового музея в Нью-Йорке, членом Международного совета попечителей Tate в Лондоне. Он основал фонд «Виктория – искусство быть современным» (V-A-C), который выдает гранты и устраивает выставки молодых российских художников у нас и за рубежом.

12-этажное офисное здание «НОВАТЭКа» в Москве по улице Удальцова, дом 2. Авторы проекта «SPEECH Чобан & Кузнецов», общая площадь 17 596 кв. м

 
 

Директор фонда, итальянский куратор Тереза Мавика, делится впечатлениями от личности Михельсона: «Он любопытный. Больше, чем любопытный! У него жажда понять, создавать, а еще – очень быстрая реакция. Он всё время рассказывает, что, когда попал в Париж со своей маленькой дочерью, хотел пойти в Лувр, а дочка сказала: «Папа, я хочу в Помпиду! Смотри, как там красиво!» Он туда пошел и удивился…»


Леонид Михельсон и архитектор Ренцо Пьяно презентуют проект реконструкции ГЭС-2 мэру Москвы Сергею Собянину; Виктория и Леонид Михельсоны и Тереза Мавика на открытии V Московской международной биеннале молодого искусства

 
 

Леонид Михельсон посмеивается: «В детстве я вытаскивал дочь в музеи, а теперь она меня». Кроме «НОВАТЭКа», «СИБУРа» и искусства Михельсона также интересует крупный девелоперский проект в Курортном районе Санкт-Петербурга: на 510 гектарах, включая 370 гектаров намывной территории, планируют построить свыше 3 млн кв. м недвижимости. Михельсон подчеркивает, что не рассматривает проект как бизнес, для него это творческая работа, попытка создать что-то новое.

Еще одна такая попытка – реконструкция московской ГЭС-2. В 2019 году на Болотной набережной в Москве должен открыться Музей будущего стоимостью 150 млн евро – здание бывшей электростанции перестраивают по проекту Ренцо Пьяно. К слову, этот же итальянский архитектор является автором Центра Помпиду в Париже. Кажется, умение Михельсона притягивать к себе правильных людей не оставляет его, независимо от сферы, которая по-настоящему его заинтересовала.

 


*источник: журнал tmn №34 (сентябрь–ноябрь 2017)


Текст: Дмитрий Зайцев
Фото из открытых источников