16:12 / 1 декабря 2014

Форма жизни – горение

Муравленко

Он был настоящим гравитационным центром

который объединял и вращал вокруг себя огромное количество людей. О его харизме и энергетике ходили легенды, а принципы жизни больше похожи на заповеди или национальную идею – суровую и милосердную одновременно.

С детства нравственным эталоном для Виктора Ивановича Муравленко был отец. А любимыми словами, которые вслед за родителем повторял и он, – цитата Максима Горького: «Есть две формы жизни – горение и гниение. Сильные и смелые избирают горение…»

О нем говорили: очень строг, взыскателен, крут к себе и подчиненным, смело дерзает в технике и руководстве, не дает покоя ни себе, ни другим. И в одном сходились почти все: работать с ним далеко не просто, но захватывающе.

Мы не можем довольствоваться обычным опытом и должны разрушать обычные представления. Мы должны создавать и создаем свою стратегию освоения Западной Сибири. Осваивать сибирскую нефть по плечу только людям, отказавшимся от шаблонов», – слова с одного из первых собраний тюменских нефтяников.

К молодежи он относился с особым вниманием. «Сибирь, – говорил Муравленко, – это вызов, который природа бросила молодежи. Здесь есть все возможности испытать себя в настоящем деле.  Мы смело выдвигаем молодых людей в руководители. Воспитание доверием стимулирует творческий рост и повышает чувство ответственности».

Муравленко5

К успеху приводит прежде всего одержимость. Такая жизнь – песня, в которой от начала до конца сохраняется четкий ритм и ясный мотив

Он не читал нотаций, а именно учил работать, повторяя: работа с людьми – это не часть работы руководителя, а вся его работа. Руководитель, который за текучкой упускает это, в результате теряет все и перспективу тоже», – пишет в своих воспоминаниях директор Мегионской конторы бурения № 4 треста «Тюменьнефтегазразведка» Валентин Хлюпин.

Во всех делах он принимал активнейшее участие. Даже собеседования с претендентами на ключевые посты он проводил сам, хотя комплектованием кад-
ров у него занималось целое управление.

Виктор Иванович, как говорится, был вхож наверх, умел решать самые сложные вопросы, мог интеллигентно, но твердо отстаивать свое мнение», – вспоминает Егор Лигачёв, в 1970-е годы первый секретарь Томского областного комитета КПСС.

Ему нравилось преподавать в индустриальном институте, он очень любил работу со студентами. «Оплаты не надо, не для нее работаю», – говорил он руководству института и месяцами демонстративно не получал зарплату, что провоцировало постоянные конфликты с бухгалтерией.

Кроме чтения лекций, у Муравленко не было особых поводов бывать в индустриальном институте. Поэтому своих дипломников он принимал у себя в кабинете в специально отведенные часы. Кому-либо другому вход в это время категорически запрещался.

Муравленко2

Семья для него была отдушиной. Он горячо любил детей и внуков, шутливо и ласково отзывался о супруге: «Жена моя – нефтяница от рождения, на нефти замешена». Жили они очень просто и скромно: у семьи Муравленко не было ни дачи, ни машины, ни других предметов советской роскоши.

Журналист одного из изданий задал Виктору Ивановичу вопрос: «Вся жизнь ради работы?» На что был получен ответ: «Да, ради работы. Работа – это жизнь. Искать свое призвание, не жалея времени. Никогда не поздно начать все заново. К успеху приводит прежде всего одержимость. Такая жизнь – песня, в которой от начала до конца сохраняется четкий ритм и ясный мотив. Хорошая песня и живет дольше, ее как раз и помнят».

 

Из истории

Виктор Иванович был очень внимателен к людям. Он знал в лицо и по имени-отчеству огромное количество своих рабочих, бывал у них в гостях, при случае справлялся о самочувствии их детей. Он старался сделать все возможное, чтобы хоть как-то скрасить серые будни работников, лишенных таких радостей цивилизации, как театр, кино, концерты. Однажды по просьбе Муравленко его друг – певец Иосиф  Кобзон летал на места буровых работ и, подключив аппаратуру к вертолету, выступал с ансамблем перед бригадами из 15 человек.

Иосиф Давыдович вспоминает: «Я как-то не выдержал и говорю: Виктор Иванович, да там всего 15 человек, стоит ли везти целый коллектив?» А он: “В этом-то вся и ценность, чтобы каждый наш геолог и буровик знал, что он делает важнейшее дело для страны, что о нем беспокоятся и артисты прилетели в такую даль именно ради него”. Виктор Иванович очень любил и нефтяников, и геологов. Они относились к нему так же.

 

текст  Ксения Меньщикова
журнал tmn №6 (сентябрь–октябрь 2012)

 

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-56899 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.01.2014 г.
Яндекс.Метрика