11:05 / 3 мая 2012

«Я переехал сюда жить!»

363587

Свое первое впечатление я бы не назвал положительным. Я приехал в Тюмень в середине восьмидесятых. Прилетел из города Советского на каком-то «кукурузнике» ночью. Пешком добирался до «Востока», центральной тюменской гостиницы. Помню улицы еще той Тюмени…

Перемены, кардинально преобразившие город, наступали постепенно. Сначала Тюмень стала влиять на Север, это была большая политика по объединению Тюменской области. Проект касался меня напрямую: я тогда был главой города Советского и к тому же на общественных началах депутатом Областной Думы.

Затем я хотел стать губернатором Тюменской области – в то время этого можно было достичь относительно легко: 39 лет, молодой, энергичный. Я приезжал и разговаривал со студентами университета, каким прекрасным станет их город, если они помогут мне со сбором подписей, чтобы зарегистрироваться кандидатом в губернаторы. Однако моя великая политическая карьера, как известно, закончилась тем, что я снял свою кандидатуру в пользу Сергея Собянина. Но тогда за два месяца агитации, когда я пешком прошел весь город буквально вдоль и поперек, я полюбил Тюмень.

Потом Сергей Собянин предложил мне должность заместителя губернатора и я получил возможность воплотить в жизнь все свои обещания по развитию промышленности и привлечению инвестиций в город. Приехал сюда в 2001 году. Полгода прожил в гостинице. Купил квартиру. И мысленно поставил точку: «Я переехал сюда жить!» Так я стал тюменцем.

Я свыкался с Тюменью, жил ею. Засыпал и просыпался с городом, чувствовал – он мой, я как будто живу в нем не с 2001 года, не десять лет, а всю жизнь. Север же… Это была яркая и долгая командировка.

Я приехал в Тюмень в 2001 году. Полгода прожил в гостинице. Купил квартиру. И мысленно поставил точку: «Я переехал сюда жить!». Так я стал тюменцем

У каждого города свой характер, и зависит он от людей, которые его населяют. Например, индустриальный характер Екатеринбурга определяют гиганты-машзаводы и их рабочие. Кто живет в Тюмени? По моим ощущениям – купцы, студенты, нефтяники. А какой характер у нефтяников? Представьте: человек работает на морозе, в адских условиях. Живет в балках вдали от дома. У этих людей все немного «через край» – фантастическая выносливость, неуемное, порой опасное веселье.

Вот говорят, что нефтяники хорошо зарабатывают. Однако далеко не все стремятся на такую работу: ведь для нее нужна огромная сила. Причем добывать нефть люди едут совершенно разные – и романтики с гитарами, и простые мужики, погнавшиеся «за рублем». Именно они и создали уникальный характер Тюмени, сделали ее настоящей столицей со своим особым шармом. Бывает, приедешь в другой город, вроде бы такие же люди, но чувствуешь: что-то не то. У тюменцев лица как будто светятся по-особому.

По моим ощущениям, я живу в столице края, границы которого простираются до самого Ледовитого океана. Все наше, даже Томск и Омск.

А вот любимого тихого уголка в Тюмени у меня нет, потому что в городе вообще нет тихих уголков – здесь повсюду движение, динамика. Я считаю, нам очень не хватает парков и зеленых зон, как, например, в Лондоне, где можно прийти на лужайку и отдохнуть от всех под каким-нибудь столетним дубом.

Я вижу перспективы города. Да, Тюмень станет миллионником. но я за разумное расширение! Мне по душе французы, принявшие закон, согласно которому Париж застраивается домами не выше пяти этажей. Двадцатиэтажный жилой дом – это, конечно, хорошо, но выходишь из него – и видишь кругом одни машины. А что должно быть? Роликовые дорожки, корт, спортивная и детские площадки, место для выгула собак, клумбы, скамейки. Все, что нужно человеку, – в шаговой доступности. И с ребенком погулять, и спортом заняться во дворе дома. Мы как раз проектируем такой район. Считаю, самая главная задача мэра и губернатора – чтобы в каждом микрорайоне человек чувствовал себя комфортно.

Все мои проекты работают на славу Тюмени. «Криобанк», вездеход «Петрович», ТЭМЗ – все должно быть лучшим, чтобы Тюмень «гремела». Хочу вкладывать в свой город, делать его уникальным

Вообще, я мастер советы давать. Когда работал с Сергеем Собяниным, курировал привлечение инвестиций, а не благоустройство и, бывало, сильно нервничал, если мои советы и серьезные предложения оставались без внимания. Просто у меня было ощущение: это мой город, моя улица, мой дом. С этого начинается моя Родина.

Когда ко мне приезжают гости, я показываю им старый город, ресторан-шар (подобных в мире всего три!), обязательно веду в музей «Городская Дума», чтобы посмотрели и экспозицию, и само здание – оно прекрасно! Кстати, сейчас мы делаем подарок Тюмени – фотоальбом, в котором будут собраны фотографии города XIX–XXI веков. Временной зазор между некоторыми карточками составляет более ста лет, и мне хочется подчеркнуть контраст: раньше здесь была улица с деревянным тротуаром, а сейчас – университет! Старинные снимки интересно рассматривать: какие здания строились, какую удивительную одежду носили тюменцы. Эта книга будет практически без текстов – история жизни города глазами фотографов разных эпох.

Моя старшая дочь рисует, мы с ней ездили фотографировать старые дома: резные ставни, красивые ворота. Мимо них проходишь и не замечаешь, а начнешь приглядываться – они все разные, один затейливее другого: балясины, балкончики, ставни… мне очень жаль, когда такие дома сносят, ведь именно их необходимо сохранять! В них такая же поэзия, как в названиях старинных улиц – Царскосельская, Всехсвятская, Никольская… От этих слов теплеет на душе. Нам вообще не хватает душевных названий: например, улица Земляничная, Рябиновая, Вишневая. Городу нужны «добрые глупости». Вот появились бронзовые кошки – уже интересно. У всех районов – Калининского, Центрального и так далее – должны быть разные чудесные отличия.

Все мои проекты работают на славу Тюмени. «Криобанк», вездеход «Петрович», ТЭМЗ – все должно быть лучшим, чтобы Тюмень «гремела». Хочу вкладывать в свой город, делать его уникальным. Например, построить здание высотой за 200 метров, самое высокое за Уралом, выше, чем сегодняшний «чемпион» – башня Высоцкого в Екатеринбурге (ее высота – 178 метров). Моя мечта – на верхнем этаже этого небоскреба сделать детское кафе «Облака», с мороженым, блинами и чаем, и чтобы недорогое. Ведь всех денег не заработаешь. А ребятишки будут смотреть сверху на город и говорить: «Там вон мамка работает, а вот там – я учусь».

Кроме того, Тюмени нужен свой Арбат, на котором собирались бы художники. Планируем сделать его вблизи ТЦ «Калинка» – соорудить фонтан, привозить духовой оркестр по выходным, чтобы эта площадка стала культовым местом для творческой тусовки. Вообще, мечтаю открыть в Тюмени свою галерею – у меня обширная коллекция картин северных авторов, более 150 работ. Сейчас они находятся в специальном хранилище. Когда-то в городе Советском, я арендовал помещение и за свой счет содержал постоянно действующую выставку картин художников Западной Сибири. В народе эту галерею называли «Митрофановка».

В Тюмени множество талантов, им просто необходимо место, где бы они могли показать свои работы. Еще в планах – построить огромный экспоцентр, конечно же – самый большой за Уралом, в котором могли бы проходить международные выставки*.

«Бурнефтегаз» готовит еще один подарок городу – книгу рекордов Тюменской области, где будет самая разная информация: кто испек самый большой пирог, какой самый старый памятник на территории области, самая загадочная археологическая находка. Город станет краше и известнее тогда, когда каждый из нас внесет что-то от себя. Кто-то памятник восстановит, кто-то деревце посадит, ну а кто-то песню сочинит. Дерзайте, не ленитесь, дорогие земляки!

Какой же будет Тюмень? Я бы хотел видеть ее… небольшой. Я ведь родом из деревни, мне нравятся палисадники, цветники, уютные улочки. Но я знаю, что город будет расти. И знаю, что рано или поздно люди, приезжающие сюда, будут уверенно говорить: «Да, Тюмень – это самый лучший город России». 

Автор текста: Павел Митрофанов, председатель совета директоров компании «Бурнефтегаз»

Автор фото: Владимир Семёнов

Loading...