10:05 / 29 мая 2013

Сергей Бембель: место рождения − месторождение!

Что у нас кроме нефти? Ох уж эти разговоры о природных ресурсах: запасы пресной воды, металлические ископаемые, включая золото… Но, по мнению большинства ученых, вспом­нить Ивана Нестерова (директор научно-образователь­ного центра […]

Что у нас кроме нефти? Ох уж эти разговоры о природных ресурсах: запасы пресной воды, металлические ископаемые, включая золото… Но, по мнению большинства ученых, вспом­нить Ивана Нестерова (директор научно-образователь­ного центра ТюмГНГУ, член-корреспондент РАН; см. журнал «Тюмень, № 1, 2011. – Прим. ред.), большая часть нефти еще не добыта, не найдена, недоразведана. Сло­жилась тенденция, при которой крупная компания дохо­дит до какого-то «жирного» куска с большими дебитами и на этом, как правило, прекращает развед­ку. А в настоящий момент, когда крупные месторождения харак­теризуются серьезным падением уровня добычи, встал вопрос: что делать дальше? Разведывать! Глу­бинные горизонты вообще не из­учены, не освоены. Нам следует искать на другом уровне, поменять всю концепцию – от разведки до разработки.

В последней командировке по северным месторожде­ниям, городам, которые были созданы под эти разработ­ки, я задумался: что будет, если однажды нефть закон­чится или ей появится альтернатива настолько дешевая, что рентабельность добычи будет близка к нулю? Чем людям жить? Города начнут умирать. Одна надежда, что мы найдем другой вариант. Сейчас наиболее выгодными остаются атомные источники. Они опасны? Ну тогда надо сделать их безопасными.

С повышением мировых цен на баррель мы утратили какое-то беспокойство за завтрашний день

Мы стараемся не думать о возможном окончании угле­водородной эры. Стоимость нефти была разной, но с по­вышением мировых цен на баррель мы утратили какое-то беспокойство за завтрашний день. «Иголочка», на которой сидим, повлияла, наверное, отрицательно: мы расслабились. Не теми темпами приращиваем, какими хотелось бы. Это грустно.

Часто слышишь: «А что могло бы прославить Тюмень за пределами России?» Зачем? Разве мы уже недостаточ­но «славные»? Всем ли нужно это глобальное призна­ние? Люди у нас самодостаточные. Прославиться можно только именами и делами. Например, у нас замечатель­ная молодежь, я это вижу по своим студентам. А дости­жения могут быть любыми: книжку написал, артистом стал, фильм снял, спектакль поставил.

Я люблю Тюмень саму по себе. Из командировок с удо­вольствием возвращаюсь в наш тихий город. Так, после Москвы чувствую себя здесь хорошо – нет беготни, спокойствие. И менять это на бурную жизнь? Нам это не нужно. Мне нравится, что у нас остались парки, что поблизости лес. Еще бы поднять культуру лю­дей, чтобы понимали, что это наша среда обитания, чтобы меньше му­сорили, чтобы были ответственны за дом, подъезд, улицу.

Город перегружен машинами. Раньше говорили, что у нас полторы улицы: Республики и половина Ленина. И замечательно, что сегодня появляются мосты и доро­ги. Возводятся новые предприятия, строятся производ­ства, растут микрорайоны – и это радует. Еще бы сразу разбивали рядом парки. Деревья, конечно, медленнее растут, чем дома, но иногда быстрее, чем наши дети.

Я настроен на то, что все у нас будет хорошо. Это за­висит от людей: если мы приложим усилия, жизнь можно сделать лучше. Я родился на Севере, практически при по­иске месторождений нефти и газа. Когда приезжаю туда, я возвращаюсь на родину, но чувствую себя как дома и в Тюмени, где прожил большую часть жизни. И никуда не собираюсь – мне здесь нравится. Ведь где родился – там и пригодился! Место рождения во многом определяет че­ловека. Я появился на свет на Красноленинском. Поэтому мое место рождения – это месторождение.

 

Автор колонки: Сергей Бембель, заместитель начальника научно-исследовательского комплексного отдела по управлению выработкой запасов УВ Тюменского отделения «СургутНИПИнефть», доцент кафедры геологии месторождений нефти и газа ТюмГНГУ

Иллюстрация: Марат Салимжанов