14:03 / 27 марта 2014

Правило кривого рычага

Безымянныа кцй

Заседание думы небольшого городка. Решают, увеличивать ли налоги.

На зрительских местах аншлаг…

Иван да Марья, занявшие места с самого утра, переживают: если налоги поднимут, им придется отложить ремонт крыши. И, похоже, дело клонится к тому: уж больно ретив депутат, доказывающий необходимость строительства нового стадиона…

Конечно, пример не из нашей жизни. И вообще не из жизни, а из одной старой переводной книжки по журналистике, причем в моем вольном изложении по памяти. Запомнился сам факт: нагнетать драматизм с первого абзаца авторы пособия учили начинающих журналистов на примере муниципально-налоговой темы.

Ну что может быть скучнее для нашего читателя? Ему не понять переживаний Мэри и Джона: судьбу подоходного решают где-то далеко и высоко. Впрочем, тринадцать процентов и плоская шкала устраивают, кажется, всех. Так что если почтеннейшая публика и небезразлична к судьбе собранных средств, то без той звериной серьезности, которую обычно вызывает личный интерес. Нет и уверенности в своем праве требовать отчета: вложили-то, кажется, немного. Остальное как-то само подтекает, снизу, из недр. Если звезды счастливо сойдутся – то хватит и на стадион, и на бюджетные дотации на ремонт Ваниной и Машиной крыши.

Для предпринимателя, который с той же зарплаты Вани и Маши платит почти в три раза больше плюс добавляет к тому много чего еще, картина иная. Лучше уж просто отвернуться и не смотреть в бесконечные простыни экселевских таблиц, с помощью которых государство раскрывает данные, демонстрируя мало кому сдавшуюся транспарентность.

И пока каждая кухарка может управлять государством с помощью кривого рычага, никакое такое гражданское общество и транспарентность не смогут поколебать нашу стабильность и равновесие

Почти во всех определениях налогов есть коннотация принудительности. Ни Ваня с Машей, ни Мэри с Джоном, ни их работодатели не могут вот так просто взять и сказать государству: не дам больше ни копейки, мне не нравится этот ваш стадион, слишком он дорогой и неприглядный. Но некоторые возможности влияния у рядовых граждан все-таки есть. В нашем случае – весьма специфические.

Взять тот же подоходный, который в определенный отрезок постсоветского периода успел повзиматься по прогрессивной шкале. Прогресс, действительно, был небывалый, поскольку даже представители самого что ни на есть нижнего слоя среднего класса смогли временно почувствовать себя богачами. Наемные работники тогда проявили завидную солидарность с работодателями (тоже не особенно счастливыми от начислений на фонд оплаты труда) и легко остановили прогресс. Вернуть налоговую шкалу в привычную плоскость помогли обыкновенные конверты.

И действительно, зачем бороться с продразверсткой, если можно просто спрятать излишки? Пусть Мэри с Джоном, затаив дыхание, следят за голосованием в городском совете, пусть мстительно голосуют против слишком ретивого, лоббировавшего стадион депутата. У них свои рычаги воздействия на власть, у нас – свои. Кривые – ну, какие уж есть.

И пока каждая кухарка может управлять государством с помощью кривого рычага, никакое такое гражданское общество и транспарентность не смогут поколебать нашу стабильность и равновесие.

автор колонки Елена Арбатская,
кандидат философских наук, доцент кафедры
журналистского мастерства Тюменского
государственного университета

Loading...