16:12 / 16 декабря 2014

Кризис – это личное

688712.w640

Антикризисный «аэростат» от колумниста портала 1tmn.ru - Антона Язовских.

I.Взгляд из корзины воздушного шара.

Да простят меня экономисты всех политических толков и борцы за справедливость, но кризис – явление сугубо субъективное. Более того, оно не имеет негативной окраски.

«Греческое κρίσις (кризис) происходит от глагола κρίων, означающего «определять, выбирать». Глагол прочно вошел в судебную практику и обозначал все действия судебного процесса» – пишет о временах Древнего Рима Алексей Борисович Егоров, профессор СПбГУ, изучающий историю античности. И добавляет, что это понятие «приобретает и несколько новых значений: исход (битвы), спор, состязание, толкование (сна). Негативного смысла в термине κρίσις практически нет».

Таким образом, понятие кризиса неразрывно связано с принятием решений и ответственностью в условиях изменений, с пониманием причинно-следственных связей «действие – последствие».

Вообще, подъемы и спады экономической активности, замедление и ускорение движения капитала в экономике, улучшение и ухудшение условий для ведения бизнеса, спад и взлет активности клиентов, и прочие аналогичные процессы цикличны. Хотим мы того или нет, но экономика «дышит»: и в девятнадцатом – двадцать первом годах можно ждать нового спада. А до этого, года с 2016-го, будем расти – и это неизбежно, как бы странно ни было сейчас говорить о росте.

Решения по загрузке действующих мощностей в ответ на растущий спрос всегда запаздывают, они не мгновенны. То же справедливо и для решений по снижению объемов производства в ответ на затоваривание рынка. Раз в 3-4 года это приводит к кризисам перепроизводства – циклы Джозефа Китчина.

Опоздание решений по созданию новых мощностей на растущих рынках, а, затем, опоздание с решениями о ликвидации избыточных и неэффективных мощностей при затоваривании приводят к более длительным колебаниям в 7-11 лет – циклы Клемана Жугляра.

Значительные изменения в технологиях и развитии инфраструктуры, рынках труда приводят к перепадам длиной в 15-25 лет (циклы Саймона Кузнеца). Кроме того, есть еще закономерные колебания экономики с циклом в 40-60 лет, когда-то открытые русским экономистом Николаем Кондратьевым. Позже его исследования обогатили многие другие исследователи. Эти циклы связывают с кардинальными переменами в технологическом укладе.

Так вот, конец очередного кондратьевского цикла (период депрессии), начавшегося в 1981-1983гг. приходится примерно на 2020-2021 год.

Волны различных экономических циклов иногда накладываются друг на друга и приводят к глубочайшим кризисам. Кстати, именно так каждая национальная экономика вносит свои поправки в общемировые процессы. В итоге, в условиях глобализации, «эскадра движется со скоростью самого медленного корабля»: не зря именно в периоды рецессии (спада) и депрессии усиливаются призывы к протекционизму и дезинтеграции (посмотрите на настроение «единства» в Европе).

Ключ: как недавно отметил Губернатор Тюменской области, позиция ответственности – это умение обновляться, не изменяя себе, проявляя способность энергично и результативно отвечать на новые, в том числе принципиально новые исторические вызовы.

 

II. Взгляд в корзину воздушного шара.

Колебания экономики объективны, а вот наше восприятие колебаний и последствий субъективно. Что мы видим? Спады и подъемы есть всегда, это данность; иногда разные факторы накладываются друг на друга и мы получаем максимальный эффект роста или падения, иногда они нивелируют друг друга. В общем, стабильность – иллюзия.

Что задевает нас в период «кризиса»? Реальное ухудшение условий ведения дел:

- Объемы продаж наших традиционных продуктов и услуг неудержимо падают, а реакции типа увеличения рекламных бюджетов и активности менеджеров дают лишь невыразительный краткосрочный эффект;

- Оборотный капитал тает и уже через какое-то время возникают технические разрывы – нехватка средств на закупку, своевременную выплату заработной платы, уплату налогов. В то же время, аккуратно к нашему обращению за кредитом банки начинают поднимать процентные ставки, ужесточают условия – мы же не одни обратились. В итоге, подорожавшими кредитами ситуацию не исправить – доходность уже не позволяет их обслуживать, и лишнее только потянет вниз;

- Как итог падения продаж и сокращения оборотного капитала падает оборачиваемость, а вместе с ней тает и прибыль. В такой период начинает казаться, что лучше продать бизнес, положить вырученное в банк и не «париться» больше. А кто купит? За подсевший бизнес достойно не заплатят, да и покупателей не много. Традиционно опасная модель поведения – сокращение затрат, отвечающих за перспективное развитие компании и моральное состояние коллектива: маркетинг, исследования и разработка новых продуктов, обучение персонала, культурные корпоративные мероприятия…

Поверьте, не будь всеобщей дружно распеваемой мантры «кризис-кризис», вы бы просто решили, что ваша рыночная ниша сжимается, и увлеченно занялись бы поиском новых рынков. Однако массовое сознание делает свое дело, и вот вы уже не видите, что в период экономического спада открываются новые возможности, причем, даже в близкой перспективе – ориентир потерян.

Зацикливает эту негативную картину персонал – будучи с нами на одной волне, он подхватывает чувство страха и неуверенность в завтрашнем дне. Но имея иное, не предпринимательское, отношение к жизни, персонал старается подытожить, застолбить результат (та самая синица в руках). В результате сотрудники перестают думать о возможных вариантах развития бизнеса: исчезает ключевой ресурс роста – проактивность.

Ключ: «Может быть, главный наш дефицит сегодня – дефицит морального лидерства. Там, где оно есть, жизнь кипит. Там, где его нет – трясина», – Владимир Якушев.

 

III. Взгляд на приборы и маршрутную карту.

От чего же зависит наше восприятие «кризиса»?

Первое – это горизонт мышления. Согласитесь, многие сложности текущего момента переживаются как незначительные, если мы имеем четкие долгосрочные цели, глобальное видение. Более того, с высоты такого видения, имея объемную картину реальности, мы заранее понимаем зарождающиеся зоны возможностей и рисков. Это позволяет подготовиться.

Рецепты:

- Поиск новых рыночных ниш. Например, в декабре на экспертный совет в Фонд «Инвестиционное агентство Тюменской области», не сговариваясь, опытные отельеры представили 2 проекта по созданию хостелов – они разглядели новую нишу рынка и направились снимать сливки. Для них сегодня период возможностей;

- Консолидация, кооперация. В период нестабильности важно находить новые связи по признакам общих источников сырья, общих рынков сбыта или общего технологического цикла. Вот смотрю на тюменский рынок и жду, когда  множество мелких производителей строительных блоков объединятся под единым брендом, едиными параметрами качества и единой системой сбыта. Аналогичного поведения жду и от фермерских хозяйств и от малых сельских магазинов. Экономическая нестабильность – время для зрелых.

Важно помнить мудрость тех, кто привык размышлять категориями столетий: 危機 (кризис) есть сочетание двух иероглифов: «в опасном положении» и «гибкость, находчивость, быстрота».

И еще точные слова: «В таких ситуациях я всегда вспоминаю Конфуция, который сказал: тяжелая ситуация всегда открывает новые возможности. Мы еще сами не знаем, что можем сделать, каков запас прочности. Чем амбициознее мы будем ставить задачи, тем большего достигнем», – Владимир Якушев.

Второе – это скорость движения. Правда, она важна и полезна лишь при наличии первого компонента. Чем быстрее скорость движения к намеченным глобальным целям и чем осознаннее стратегия достижения, тем большее количество мелких и не очень мелких неприятностей будут оставаться незамеченными. Для этого просто не будет хватать ни времени, ни желания – концентрация на главном обеспечит избирательное восприятие болевых ощущений.

Третье – степень обремененности. Бизнес, нагруженный непроизводительными расходами, непрофильными активами и предельным объемом кредитов, в период нестабильности крайне уязвим. Не зря некоторые обтесанные девяностыми предприниматели, такие как Владимир Довгань, Олег Тиньков или Андрей Деревянченко, специализируются на бизнесах с низкой капиталоемкостью и незначительной долей постоянных издержек. Сбрасывают лишний балласт и в традиционных крупных компаниях – на днях топ-менеджер одного российского гиганта в частной беседе сказал, как отрезал: «Если трактор загружен на 60% времени и больше, для меня это выгодно, если нет – мне выгоднее его продать и брать технику в аренду. Мы так и сделали: посчитали, лишнее продали, что не продалось – в металлолом».

Ключ:

- раздвигаем границы мышления, уточняем цели и осваиваем ниши с повышенной стабильностью, одновременно нацеливаясь на формирующиеся новые ниши. Первые дадут денежный поток сегодня, пусть и при невысокой рентабельности; вторые дадут рентабельность и растущий денежный поток завтра;

- сбрасываем балласт – все, что завтра может начать потреблять больше, чем приносить, ликвидируем. Это высвобождает так необходимый оборотный капитал и сокращает неэффективные издержки;

- придаем ускорение всем действиям – пусть другие догоняют, ведь это требует гораздо больше сил, чем лидерство.

Язовских

 

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-56899 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.01.2014 г.
Яндекс.Метрика