12:05 / 21 мая 2012

О жизни Тюмени и тюменцев в годы НЭП

12f4ee

Новая экономическая политика, объявленная в марте 1921 г., была направлена на возрождение России. Она представляла собой комплекс реформ, главными из которых являлись отмена ненавистной крестьянам продовольственной разверстки, восстановление свободы торговли и предпринимательской деятельности.

Первой приметой нэповской Тюмени стало расширение сферы товарно-денежных отношений. Если в начале1921 г. в городе насчитывалось лишь 7 торговцев, то через год – уже 691. Торговали в магазинах, лавках, ресторанах, трактирах, с рук и земли. Главной торговой «точкой» города была Базарная площадь (современная Центральная площадь). В этом же году восстановили торговые ряды, растащенные на дрова во время Гражданской войны: «зеленый» (для торговли зеленью и молочными продуктами), мучной, рыбно-мясной, гончарный и другие. Рядом находилась «толкучка», а напротив нынешнего здания Правительства Тюменской области продавали лошадей, сено, дрова.

В начале1923 г. в Тюмени возобновила работу товарная биржа, где торговали товарами по образцам: зерном, кожей, продуктами питания и другими. Тогда же возродилась городская ярмарка, проводившаяся с 15 июня до 1 августа.

Если в начале 1921 г. в городе насчитывалось лишь 7 торговцев, то через год – уже 691

Реабилитация товарно-денежных отношений сдерживалась сохранением запрета на куплю-продажу земли, крупных предприятий, железнодорожного и водного транспорта, сохранением государственной монополии на ряд потребительских товаров. Поэтому лидером в городской торговле был государственно-кооперативный сектор: в1923 г. из 54 тюменских магазинов 30 являлись государственными, 21 – кооперативными и только 3 принадлежали частным лицам. В то же время базарная и уличная торговля в основном контролировалась частниками.

«Расцветали» тюменские промышленные предприятия, часть которых даже превысила дореволюционные производственные показатели: металлообрабатывающий завод «Механик» и спичечная фабрика «Пламя» – в 1,5 раза, завод валяной обуви «Угольник» – в 4,3 раза.

С оживлением торгово-промышленной деятельности начинает восстанавливаться банковская система. В июне1923 г. открывается Трудовая сберегательная касса, в феврале следующего года – тюменское отделение Промбанка.

Переход к НЭПу изменил весь ритм городской жизни. Ее выразительную зарисовку оставил некто Грей, с помощью которого мы и совершим небольшую экскурсию по Тюмени: «Еще не так давно приезжающий из Москвы с прискорбием сердечным говорил, что у нас скучно. Идешь, бывало, по ул. Республики и ничего-то на ней нет: все дома заняты под казармы или склады. Сейчас не то. И вывески, и окна так и ласкают взор. Все помещения приспособлены под магазины, рестораны. В ресторанах гремит музыка, окна поблескивают мадерой, хересом. В цирке для нашей почтеннейшей публики представляют захватывающие фокусы. В театре вылезает нагло на сцену пинкертоновщина. Посмотрите, как весело прохаживаются вечерком «нэпманы”. В их глазах чинность, важность, уверенность. Не пробуйте называть их товарищами, вы встретите отпор. Называйте их господами. Это забытое слово начинает снова входить в обиход. Все чаще и чаще слышишь на улице: “Позвольте, господин”, “Разрешите, господин”. Безусловно, начинающееся оживление полезно не только “нэпманам”, но и трудящемуся населению. Все больше и больше встречаются веселые лица, нет уже той нахмуренности, недовольства, которое было не так давно. Голод начинает уходить в область преданий. Предприятия снабжаются сырьем, продовольствием и пускаются в ход. Рабочие веселей берутся за работу».

Переход в октябре 1923 г. на выдачу заработной платы червонными рублями, которые были обеспечены золотым запасом страны, позволил тюменцам впервые с1914 г. почувствовать себя защищенными от инфляции, они стали лучше питаться.

Важными достижениями в социальной сфере стали сокращение рабочего дня до 7 часов, осуществленное к 10-й годовщине большевистской революции, улучшение медицинского обслуживания населения, переход к всеобщему начальному образованию.

Наряду с позитивными изменениями, новая экономическая политика была крайне противоречивым явлением: ее ресурсов не хватало на модернизацию промышленных предприятий, большинство которых напоминали средневековые мануфактуры, а порой и ремесленные мастерские. На них почти не использовалась машинная техника, сохранялись сложившиеся в прошлом технологии и приемы работы.

Излюбленные развлечения тюменцев – немое кино и «танцы до упаду»

Тяжелыми оставались жилищные условия большинства горожан. Если в 1920-е гг. численность городского населения выросла на 43,1%, то жилой фонд – лишь на 6,2%. В результате жилая площадь в расчете на одного тюменца сократилась до 4,5 кв. м., хотя норма составляла тогда 9 кв. м. Для сравнения: сейчас норма – 18 кв. м.

Одной из серьезных проблем нэповской Тюмени была безработица, вызванная разными причинами, но в первую очередь опережающими темпами роста городского населения в сравнении с восстановительными процессами в экономике.

Среди других социальных болезней отметим широкое распространение пьянства. По приблизительным оценкам в 1926 г. на каждого жителя Тюмени выгонялось по ведру-два самогона, не считая  водки, вина и пива. Вот всего лишь одна картинка из жизни местных пьяниц – завсегдатаев пивной лавки «НЭП-2», размещавшейся напротив современного кинотеатра «Темп»: «Пьяные до невозможности посетители пивной выходят на улицу, мерзко ругаются и устраивают такие сцены, что по улице нельзя пройти. Во дворе же пивной безобразия доходят донельзя: одни – валяются и хрюкают, другие – дерутся, третьи – оправляются, превращая двор в свиной хлев. Тут же трутся полупьяные женщины легкого поведения».

Тюменская милиция в1923 г. получила право штрафовать пьяных на улицах или в общественных местах, через три года запретили продавать водку и вино в праздничные дни, а в будни – после обеда. Однако эти меры мало сказывались на масштабах пьянства: производство и реализация алкоголя являлись важным источником формирования городского бюджета, и отказаться от такой доходной статьи никто не решался.

Пьянство в сочетании с другими причинами обусловило высокий уровень хулиганства и преступности, особенно в первые годы НЭПа. Пожалуй, самым криминогенным районом города являлись Сараи (район современной ул. Карской), где проживали целые бандитские династии. 

Тюменская милиция в 1923 г. получила право штрафовать пьяных на улицах или в общественных местах, через три года запретили продавать водку и вино в праздничные дни, а в будни – после обеда

Разумеется, фиксируя внимание на подобных явлениях, нельзя не видеть и другое. Морально-нравственный климат  города прежде всего определяли люди-труженики. Их рабочий день начинался в 6 часов утра: надо было принести воды с водоразборной колонки, накормить и напоить домашний скот, отправить в школу детей. Напряженная работа не прекращалась и после заводского гудка, когда многие мужчины приходили на разгрузку барж, чтобы «еще поработать часа четыре на рубашонку ребенку».



Самым популярным развлечением горожан в годы НЭПа оставалось кино (тогда немое). Кинотеатров в Тюмени было несколько – «Красная звезда», «Октябрь», «Победа», «Художественное кино». Вечерами в городских садах организовывались «танцы до упаду», как гласит рекламное объявление того времени. Молодежь увлекалась спортом. В 1923 г. в городе состоялся первый чемпионат по конькобежному и лыжному спорту, затем – по футболу, в котором участвовали шесть команд, а чуть позже была организована сборная команда городских футболистов.

В начале двадцатых Тюменский губисполком установил «обязательные праздники», нерабочие дни: 1 января – Новый год, 22 января – День начал первой российской революции 1905–1907 гг., 12 марта – День низвержения самодержавия, 18 марта – День Парижской коммуны, 1 мая – День интернационала, 15 июля – День освобождения Урала от белогвардейщины, 7 ноября – День пролетарской революции.

Непременным элементом революционных праздников были демонстрации. Обычно их участники собирались на Площади допризывной подготовки (район современной ул. Орджоникидзе), затем колоннами двигались по ул. Республики до Площади борцов революции, где проходил тожественный митинг. С1926 г. обязательным атрибутом демонстраций стали глухо гремящие по каменной мостовой тракторы с прицепными плугами или сеялками. На демонстрации 1 мая1928 г. вслед за тракторами медленно двигалась крестьянская лошадка, запряженная в соху, к которой был прикреплен красный стяг с четверостишием:

Шибко жизнь свою кляня,

Плакала кобыла:

Трактор вытеснил меня –

Дьявольская сила.

Безусловно, такие политические акции оказывали воздействие на массовое сознание. Однако и само оно впитывало в себя все противоречия двадцатых годов и оставалось «расколотым». Отсюда, с одной стороны, представление о НЭПе как «золотом десятилетии», с другой – отторжение его, ностальгия по ушедшей эпохе «бури и натиска», когда выброшенные на поверхность политической жизни социальные «низы» безбоязненно творили расправу над буржуазией.

Обратимся еще раз к зарисовке Грея, где он передает тревожные настроения тюменских пролетариев в связи с хозяйственным укреплением «нэпманов» и предлагает собственный «рецепт» выхода из нэповских противоречий:

          «– Вот только бы не дать вылезающим буржуям воли, – жалуются мне рабочие, которым мы, большевики,  отвечаем:

           – Товарищи рабочие, бояться нечего. Советская власть на страже ваших интересов, она не допустит, чтобы непмановская свинья сожрала все, добытое большевистской революцией. Пусть буржуазия пока пожирует, вкусней потом из нее будет окорок».

Автор текста: Валерий Кружинов

Автор фото: Александр Аксёнов



Loading...