13:07 / 13 июля 2017

Два фестиваля на одной площадке

4

Гастрономический фестиваль «Сибирский разносол» и фестиваль «Лето в Тобольском Кремле» пройдут 15 июля в Тобольске.

15 июля на Красной площади Тобольска встретятся гастрономический фестиваль «Сибирский разносол» и долгожданный музыкальный фестиваль «Лето в Тобольском Кремле».

Сочетание двух фестивалей говорит об одном – посетители гарантировано получат «хлеба и зрелищ». Но на самом деле, устоявшаяся фраза лишь отчасти может передать то, что ожидает жителей и гостей Тобольска 15 июля. «Сибирский разносол» позволит расширить кулинарные горизонты: вам будут доступны горячие и прохладительные напитки их свежих ягод, ароматные пироги, воздушные торты, варенье из шишек, и конечно, сочные и хрустящие бургеры. Помимо этого, состоятся мастер-классы от известных поваров. Фестиваль «Лето в Тобольском кремле» подарит истинное наслаждение высоким искусством! Тюменский филармонический оркестр и московский театр «Геликон-оперы» представят оперу «Сибирь» У. Джордано! Грандиозные декорации, прекрасные голоса, захватывающий сюжет и живая музыка – фестиваль обещает стать самым громким событием месяца!

Впервые на фестивале «Лето в Тобольском Кремле» Тюменская филармония представит вниманию гостей памятные сувениры с музыкальной символикой. Так, на кружках, значках, магнитах, ручках, блокнотах, сумках, зонтах вы найдете фотографии симфонического оркестра, эмблему Тюменской филармонии, притягательные виды Тобольского Кремля, кленовый листок – символ «Алябьевской осени».

b0fd347101f7a8f

Валерий Кирьянов,
дирижер «Геликон-оперы»

– Мы выступаем за рубежом, у нас плотный график и много поездок по России, но в связи с тем, что открылся новый концертный зал «Стравинский», мы в последнее время стараемся вести насыщенную жизнь в Москве. И на данный момент фестиваль «Лето в Тобольском Кремле» – это единственный масштабный выездной проект с нашим участием. Это, однозначно, эксклюзив.

b0fd347101f7a8f

Евгений Шестаков,
дирижер Тюменского филармонического оркестра

– Я надеюсь, что предстоящее событие станет поводом для выхода фестиваля «Лето в Тобольском Кремле» на всероссийский уровень. Музыка, которую вы услышите, сюжет, который лежит в основе оперы «Сибирь» – ни на что не похожи! «Сибирь» – это фантастическая режиссерская работа, – подчеркнул в своём выступлении художественный руководитель Тюменского филармонического оркестра Евгений Шестаков.

 

Заместитель генерального директора театра «Геликон-опера» по общим вопросам Владимир Горохов рассказал про оперу «Сибирь», open-air и готовность к непогоде.

T82cclSSPyg

1tmn.ru: Готовы ли организаторы и артисты к непогоде?

Владимир Горохов: Вообще, для меня имеет огромное значение, что мы будем выступать там, где, нынешний мэр Москвы Сергей Семенович Собянин, когда был губернатором Тюменской области, строил жизнь региона. Особенно трогательно и ответственно это потому, что мы покажем московский театр, который обрел свой исторический Дом благодаря ему.

Что касается непогоды, артисты нашего театра – профессионалы высочайшего уровня, преданные своему делу, готовые к любым сюрпризам погоды, и доказали это уже неоднократно. Мы не боимся трудностей, с честью прошли через многие испытания, и никакие природные катаклизмы нам не страшны. К тому же, сколько бы раз мы ни выступали на открытых площадках, погода к нам благоволила. Небо вообще любит музыку. А капризы погоды никогда нам не мешали дарить публике настоящее искусство.
 

Давно ли опера «Сибирь» состоит в репертуаре театра и пользуется ли популярностью у слушателей?

Опера «Сибирь», созданная итальянским композитором-веристом Умберто Джордано в самом начале XX столетия, – квинтэссенция жанра веризма, и мы посчитали страшной несправедливостью ее отсутствие на оперной сцене Москвы. В 2006 году, когда мы работали еще во временном помещении на Арбате, «Геликон» вернул этот шедевр нашим зрителям. «Сибирь» – опера особенная: она требует от исполнителей невероятного мастерства и глубочайшего погружения. И вокальные партии очень сложны. Но геликоновцы трудностей не боятся, артистизм у них в «крови», так же, как и беззаветная любовь к музыке. Неудивительно, что «Сибирь» полюбилась зрителям – каждый раз, когда мы играли ее, зал был полон, публика выходила после спектакля в ошеломлении, настолько сюжет и исполнение волновали сознание каждого! В этом году в марте мы возобновили постановку, уже на суперсовременной сцене зала «Стравинский», она получила второе дыхание. И снова – аншлаг, полный восторг и радость зрителей. На самом деле, это ведь оперный раритет.
 

Какое настроение присуще опере и как вы считаете, насколько выбор «Сибири» подходит летнему фестивалю?

Это настоящая мелодрама с трагическим финалом. В ней сконцентрирована жизнь, человеческие эмоции. И там потрясающая музыка – есть светлые, трогательные моменты, есть темные, сложные, агрессивные. И плохие характеры есть, и любовь, и трагедия. «Сибирь» насыщена бурными эмоциями. А эмоции не имеют сезонности и актуальны в любое время года.
 

Чем обусловлен выбор «Сибири» для фестиваля? Почему именно этот материал?

Джордано много знал о России, и, кстати, был женат на русской аристократке Ольге Шпац Вурмс. Именно эта опера (шестая из одиннадцати) стала его любимой, и наряду с самым популярным и известным его произведением, оперой «Федора», породила в свое время «русскую моду». Джордано был искренне увлечен русским мелосом, русской культурой, русскими людьми. В опере «Сибирь» события происходят, кроме столицы, на сибирской земле, причем сначала – в блистательных салонах столичного Санкт-Петербурга, а во втором действии – на каторге в Сибири, в Тобольске. Но композитор начал писать музыку именно с сибирских эпизодов. Они имели для него огромное значение и, мне кажется, несли огромную смысловую нагрузку. Конечно, мы хотели, чтобы наш театр представил на фестивале именно этот спектакль, и именно там, где происходит его действие.
 

В этом году в марте мы возобновили постановку, уже на суперсовременной сцене зала «Стравинский», она получила второе дыхание. И снова – аншлаг, полный восторг и радость зрителей

Существует множество фестивалей мирового уровня, когда оперные исполнители выходят за пределы концертного зала. Как вы считаете, насколько формат open-air подходит классическому искусству?

Формат open-air – это, прежде всего, зрелище, доступное для широкого зрителя, а, когда классическая опера «выходит в люди», возникает полный эффект погружения в музыку. Такие оперные спектакли, особенно на фоне естественных декораций (деревья, небо, стены храмов) открывают новые грани восприятия. В театре, например, невозможно, чтобы птицы летали во время спектакля… А на открытом воздухе сама природа нам помогает. Птицы прилетают, всё становится ярче, живее, эмоциональнее. И, возможно, у тех, кто никогда не добирался до концертных площадок или театральных сцен, именно в этот момент произойдет озарение и в душе затеплится любовь к классической музыке, к гениальным оперным творениям. И они пойдут в театр.
 

На фестивале в Тобольске артисты будут выступать на свежем воздухе. Насколько это трудно для исполнителей?

Безусловно, для певца выступать на открытом воздухе – как игра в рулетку: погода бывает разной, а человеческий голос, как известно, инструмент хрупкий, реагирует на любое изменение атмосферных условий. К тому же, добиться идеального звучания на огромном пространстве – технологически сложно. Но, как я уже говорил раньше, наши певцы имеют богатый опыт выступлений на открытом воздухе, а команда постановщиков, среди которых и высокопрофессиональные звукорежиссеры, готова к любым погодным сюрпризам.
 

Какими эпитетами вы могли бы описать постановки вашего театра? В частности, те, что будут представлены в Тюмени.

Потрясающие. Феноменальные. Это мощная энергетика и чистый драйв, огромная порция позитивных эмоций. Я не кривлю душой – восторженные отзывы наших зрителей и полные залы это убедительно подтверждают. Уверен, что выступления «Геликон-оперы» на фестивале в Тюмени станут ярким тому свидетельством. Деятельность нашего театра в основном проходит в Москве, мы много также выезжаем на гастроли в Европу, но работа на территории нашей страны в регионах, где нет оперных театров – это огромная ответственность для нас: вдруг это положит начало любви, которая приведет к созданию оперного театра в регионе?
 

Является ли введение в оперу композиций Алябьева верным решением? Как изменилась опера?

Джордано обожал русские народные песни, и не удивительно, что сам автор насытил партитуру русскими мелодиями. Мне кажется, введение в музыкальную ткань оперы двух чудесных романсов Александра Алябьева «Соловей» и «Сладко пел душа соловушко», близких по духу, по звучанию русским народным песням, очень органично. Да, мы ведь не вправе менять то, что было создано гениями прошлого. Мы очень осторожно добавили русский акцент, тем более, Александр Алябьев – уроженец этих мест, и в этом году наша страна отмечает 230-летие выдающегося русского композитора. Надеемся, публика воспримет это небольшое добавление с энтузиазмом.
 

Артистам наверняка часто приходится «сыгрываться» с разными коллективами. Что «Геликон-опера» ждет от творческого союза с Тюменским филармоническим оркестром? Сложно ли это – настроиться на общий лад?

Самое главное в любом ансамбле, оркестре, коллективе – это настроенность на партнера по сцене, это способность его слышать и быть с ним на одной волне. Искреннее желание взаимного творчества. Наши артисты привыкли работать в ансамбле, чутко реагируют на партнеров по сцене. Когда возникает творческий контакт всех участников спектакля и сопереживание тому, что происходит на сцене, это счастье.
 

«Геликон-опера» известен всему миру, какие тренды театр задает сейчас? Какой должна быть современная опера?

Главный «тренд» – живой, интересный, не скучный, мудрый, эмоциональный театр красивых, талантливых актеров и зрителей.

Loading...