15:07 / 24 июля 2012

Яна Полухина: «Китайскй быт – размеренный и неторопливый…»

c7ef0f

Интерес к Китаю был велик в России всегда. Как и уважение к огромной древней стране, с которой нас связывает, помимо исторических фактов, приличный километраж общих границ.

ТМН: Как Вы попали в Китай? 

Я.П.: Наш университет, ТюмГУ, заключил договор с китайским вузом по обмену студентами. Китайской стороне срочно требовался преподаватель русского языка на год, и я, не раздумывая, согласилась. Осталась в Китае на четыре года, выучила китайский, чтобы иметь возможность свободно передвигаться по стране и лучше узнать ее культуру.

 

ТМН: Ваши первые впечатления от страны и людей? Как они менялись со временем? Можно ли сравнивать пребывание в Китае, скажем, с поездкой в Европу?

Я.П.: О первых впечатлениях сейчас говорить сложно, поскольку через полтора-два месяца жизни в Китае мне уже казалось, что все так, как и должно быть. И когда приезжали сюда друзья, а потом рассказывали другим, что их в стране удивило – слушала с интересом. 

Вообще, китайцы очень дружелюбные и гостеприимные. Всегда чувствуешь их поддержку. Помогут решить все проблемы. Мне кажется, в России чаще чувствуешь себя обиженным и обманутым со стороны соотечественников. Среди китайцев будешь окружен вниманием и восхищением, ни в чем не откажут. Ты гость, поэтому все для тебя. У многих иностранцев, кстати, от этого резко повышается самооценка… Иногда рассказываю друзьям, что китайская культура все же слишком закрыта, иностранец практически никогда не станет китайцу так же близок, как другой китаец. Одно время меня это расстраивало. Но потом поняла, что у меня есть самые настоящие китайские друзья, я поддерживаю с ними отношения до сих пор и очень скучаю. Считаю, что китайская дружба более искренняя, понятная… Может быть, это связано с разными языками, на которых мы говорим: сложно на чужом языке намекать, строить фразы с подтекстом, все говорится прямо или просто – делается. А китайцы предпочитают свои чувства подкреплять делами, а не словами. Мне это очень нравится.

С Европой, конечно, сравнить можно. И в Китае, и в европейских странах больше порядка, чем у нас, виден постоянный прогресс. Однако в той же Германии я всегда чувствовала себя чужой, когда окружающие понимали, что я иностранка. В Китае, наоборот, как дома. Китайцы даже говорили мне: «Наверное, здесь ваш второй дом». Так и есть. 

Кто-то скажет, что в стране грязно, и уровень сервиса не тот, что в Европе. Да, такой Китай вы, возможно, увидите, если будете выбирать все самое дешевое. Но если заплатите чуть больше – поймете, что европейский сервис рядом с китайским и не стоял. В одном документальном фильме есть фраза: «Китайцы творят чудеса». Это действительно так. Хотя обстановка зависит от района, где вы окажетесь. Самая бедная часть Китая – западная, а на востоке – мегаполисы и места, как в фильмах о будущем.

 

  В плане выстраивания социальных отношений мы с китайцами очень похожи, а от европейцев далеки.

 

ТМН: Что вам нравится в Китае, китайцах, китайском бизнесе больше всего? Каковы особенности менталитета?

Я.П.: Встречала там многих бизнесменов из разных стран мира – сотрудничество с китайцами пользуется популярностью.

Что меня лично привлекает в этой стране и ее жителях – быт, размеренный и неторопливый. Когда живешь рядом, это умиляет и вызывает улыбку. Правда, если стоишь на почте 40 минут, чтобы отправить посылку, и перед тобой никого, а китайская подруга извиняется за сотрудников: «Прости их, люди из деревни не знают чувства времени», – то готов взорваться, конечно. Или едешь на велосипеде не торопясь, всех обгоняешь и думаешь: ну как можно так медленно ехать?! Говорят, и в бизнес-отношениях китайцы любят иногда потянуть время. 

Импонирует китайская стабильность и постоянное повышение уровня жизни. На глазах все расцветает. В профессиональном отношении особенностью китайцев является узкая специализация. Каждый делает свое дело, но делает, как правило, хорошо. Например, один лепешки печет, а второй рубит на кусочки. И у того, и у другого – ни одного лишнего движения и максимальная скорость.

ТМН: Насколько легко и охотно китайцы идут на контакт? Интересуются ли Россией, что думают о нас?

Я.П.: Когда дело касается денег, китайцы легко найдут со всеми общий язык. В ход пойдут калькуляторы, жесты и прочее. Если китаец захочет что-то продать – будет стараться изо всех сил. Относительно России – они вообще мало интересуются тем, что происходит за пределами страны. Даже в школе не изучается мировая история и культура. Разве что какие-то эпизодические сведения. И сказки братьев Гримм китайцы читают в переводах под именем китайского автора. Как, впрочем, когда-то было и у нас с «Волшебником изумрудного города». Они знают, что столица России – Москва, знают Путина, Ленина. Про Тюмень наслышаны только студенты того университета, где я работала, либо компании, поставляющие нам нефтегазовое оборудование. Считают, что русские женщины очень красивые, после замужества сильно полнеют, а мужчины пьют много водки (кстати, так думают о наших мужчинах все иностранцы, которых мы встречали в Китае). На севере Китая русских знают лучше, чем на юге. Чем ближе туда, тем меньше изучается русский язык, хотя он на 2-м месте по популярности среди иностранных после английского. К нам, как и к любым иностранцам, относятся хорошо и доброжелательно. Впрочем, нужно отметить, что в последнее время к туристам стали более настороженны. Начали «вылавливать» нелегалов, проверять документы. 

ТМН: Как лучше преодолевать языковой барьер – пользоваться услугами русских или китайских переводчиков?

Я.П.: Лучше всего изучить язык самому. Китайские переводчики, как правило, не очень знают русский, хотя убеждены в обратном. Насколько я осведомлена, оптимальный вариант на русско-китайских бизнес-встречах, – когда обе стороны приезжают со своим переводчиком, поскольку полностью могут довериться только соотечественнику.

ТМН: Стоит ли нам опасаться, как часто говорят, китайского медленного захвата российских территорий? 

Я.П.: Я, конечно, не экономист, но читала книгу одного аналитика, который убеждает, что на север китайцы не пойдут – боятся холода. Приводит в пример Сингапур. Правда, хочу заметить, в китайской провинции Хэйлундцзян холода такие же, что и в наших суровых сибирских краях – и ничего, китайцы отлично себя чувствуют…

ТМН: Есть ли какие-то «секретные ключики» – методики, как расположить к себе китайских партнеров, договориться с ними о выгодных условиях?

Я.П.: Вообще, принципы «подмазывания» и «лести» у китайцев те же, что и у нас. Надо сказать, в плане выстраивания социальных отношений мы с китайцами очень похожи, а от европейцев далеки. Договоры «по знакомству», подарки, дружеские обеды-ужины – без этого жизнь там немыслима. Если вас пригласили на дружеский ужин, готовьтесь провести за ним часа 34, без конца есть, пить и говорить. Конечно, не надо наглеть, грубо и пошло шутить. Отказываться от чего-либо тоже нужно осторожно, чтоб никого не обидеть. 

Дифирамбы – залог хороших отношений. Не нужно давить и торопить. Можно вежливо намекнуть (если вас не устраивают условия), что у вас на примете есть и другие варианты предложений собратьев-китайцев. Это обычно делает партнеров сговорчивее. Всего не описать… Стоит самому какое-то время «повариться в китайской кухне», чтобы прочувствовать их менталитет. Но главный рецепт, как избежать проблем в общении и бизнесе с ними, – ваше личное обаяние и чувство такта. Научиться можно только на практике.  

  Китайцы очень трудолюбивы. Они не умеют авралить, предпочитают делать все заранее, методично, не забывая об отдыхе. 

ТМН: С какими сложностями можно столкнуться при выстраивании отношений с китайскими партнерами и в процессе самой работы (языковой барьер, менталитет, разные правила ведения бизнеса, склонность к доброму и порядочному сотрудничеству или, наоборот, к мошенничеству)? Чего нужно опасаться?

Я.П.: Могут возникнуть любые из указанных трудностей. Плюс много мелочей, которые не опишешь. Хотел, например, как-то русский парень без знания языка купить в Китае пиво: «Что ж, не смогу что ли? Пальцем покажу и денег дам». А вот не купил. Потому что китаянка спросила: холодное ему или теплое – все, проблема… Бывает, что китайцы путают наши месяцы – у них они идут под номерами, от первого до двенадцатого, без названий. Поэтому, что сентябрь, что ноябрь – для них одинаково.

ТМН: Можно ли китайцу доверять? (итальянцам и цыганам, например, нет – обязательно обведут вокруг пальца…) 

Я.П.: Смотря какому китайцу. Если профессиональный торговец, то, скорее, полностью нельзя. 

ТМН: Чем быт обычного китайца, средней китайской семьи отличается от нашего? 

Я.П.: Живут, как и мы, в «скворечниках». Чем больше денег, тем больше «скворечник». Частных домов почти нет, 90% территории Китая – горы, поэтому все пригодные для жизни пятачки земли давно заняты. Правда, в деревнях каждый живет в своем доме. Дома каменные, так как дерево – дорогой материал. Там нет отопления и печей. Зимой, хоть и короткой, очень холодно. Вообще, в китайских городах работает такое правило: севернее реки Янцзы отопление зимой есть, южнее – нет. Так что если в Китай отправитесь зимой, то берите побольше теплых вещей. В помещениях, как правило, если не холодно, то прохладно. В гостиницах тоже. Есть кондиционеры, но они не всегда дают привычную нам комнатную температуру.

Китайцы очень трудолюбивы. Они не умеют авралить, предпочитают делать все заранее, методично, не забывая об отдыхе. В 11 вечера все будут спать, зато утром рано встанут, в обед с 12 до 14 никому не будут звонить, ибо это время священного китайского послеобеденного сна. 

Обычно работают без выходных. В среднестатистической организации сотрудники имеют всего три выходных дня в месяц. Понятия «отпуск» тоже не существует. Только официальные по всей стране выходные по случаю больших праздников.

Любят путешествовать. Если выдается возможность – едут осматривать достопримечательности. Наш университет, например, ежегодно организовывал преподавателям путешествие на майские праздники.  

ТМН: Каковы ценности сегодняшней китайской культуры? Приоритеты?

Я.П.: На первом месте здоровье, даже у молодежи, потом деньги – китайцы очень прагматичны, затем семья (в Китае развод – большая редкость, если развелся – клеймо позора на всю жизнь, это испортит карьеру, и больше не будет шансов для второго брака). Очень ценят связи.

ТМН: Насколько современные китайцы придерживаются своих тысячелетних традиций? 

Я.П. По-разному. В больших городах глобализируются, в маленьких (которых большинство) очень каноничны и традиционны. На том и стоит государство. Влияние американской культуры заметно, хотя китайцы уверяют, что они ее только созерцают, но не применяют. Государство активно пропагандирует свои традиционные особенности среди иностранцев, но молодежь уже плохо их знает (как и у нас). Свободомыслия нет. Везде главное – делать то, что тебе говорят, и не умничать. Потом, когда взберешься по карьерной лестнице повыше, будешь сам говорить другим, что делать, и наслаждаться властью и лестью.  

ТМН: Ценится ли китайское искусство, чем оно отличается? Какое место занимает в жизни китайцев сегодня?

Я.П.: Китайским искусством занимаются только специалисты, имеющие к нему непосредственное отношение. Остальные рассматривают по случаю и, как и положено, восхищаются, по большей части мало что в нем понимая. Это относится к традиционному искусству. Современное авангардное в Китае особо не ценится, хотя, читала, на сегодняшний день китайские авангардисты – ведущие в мире. Правда, большинство из них живут в Америке и других странах. У соотечественников они не востребованы. Популярен тот, кто трудится в каноническом стиле, копирует старых мастеров. Есть у китайцев 10 знаменитых картин, которые вы увидите в каждом китайском магазине, торгующем живописью. Их знают все, ими восторгаются – ибо это правильно. Художники, которые повсеместно пользуются уважением, Ци Байши (рисовал петухов, рыбок, креветок и прочую мелкую живность в окружении лотосов и бамбука), Сюй Бэйхун (автор знаменитых лошадей, мчащихся по пустынным просторам рисовой бумаги).

Традиционная гордость китайцев – пекинская опера (и все, что с ней связано), бело-голубая керамика, эмалевые вазы, театр теней, художественное вырезание сложных миниатюр из бумаги, изготовление воздушных змеев (китайский город Вэйфан – мировая столица воздушных змеев, ежегодно там проводится международный фестиваль), китайская каллиграфия (это отдельный вид искусства), изготовление штампов, сучжоуская вышивка, садово-парковое искусство (опять же в Сучжоу), художественная резьба по дереву.

 

Торговаться на рынке или в магазине – традиционный китайский вид спорта. 

 

ТМН: Что они едят и пьют? 

Я.П.: Еда – это святое. Главный показатель высокого социального статуса – посещение дорогих ресторанов. Еда, по мнению китайцев, должна быть красивой, вкусной и полезной. Однако полезность они находят буквально во всем. Всеядность китайцев – скорее, миф. Всеядны, по слухам, только те, кто из южной провинции Гуанчжоу, но и там, чтобы попробовать, скажем, мозг мартышки или мясо змеи, надо прилично заплатить в специализированном ресторане. Основная пища типичного китайца – рис и овощи. Хлеба нет (разве что в провинции Шаньдун много пампушек, лепешек и сладкого белого хлеба). В каждой местности своя кухня. Самая острая – в провинциях Сычуань и Юньнань, сладкая – в Шанхае и окрестностях. Соленая и чесночная – в Шаньдуне. И так далее. Но в любом случае – в Китае бесконечное разнообразие блюд, и я еще не видела человека, который не нашел бы там того, что ему понравилось. Надо не бояться пробовать. Конечно, у нас с китайцами разные вкусы, но если ваши китайские партнеры давно работают с русскими, то они уже знают, что русским обычно нравится.

Пьют, в основном, воду. Чай – для гурманов. На севере мужчины пьют водку, на юге – сухое вино. Женщины не употребляют алкоголь. Пьющая (или, еще хуже, курящая) женщина – «та, которую можно выбросить», утверждают китайцы. Если не станете пить с китайскими партнерами – будут уговаривать и обижаться. Однако мужчина освобождается от принятия крепких напитков, если собирается зачать ребенка в ближайший год. Перед этим год пить нельзя – все для здорового потомства.

ТМН: Что представляет собой сегодняшняя медицина? Это обычные клиники западного образца? Или больше поклонников «народной китайской медицины»?

Я.П.: В основном обычные клиники, в которых курят, едят в коридорах, ходят в грязной одежде и даже ездят на велосипедах. В кабинет к врачу дверь всегда открыта, все толпятся вокруг него и пациента. В стоматологии тоже. В больших городах почище. Но все же нашей медицине мы склонны доверять больше. Традиционная, по-моему, больше ориентирована на профилактику, нежели на лечение. Есть, конечно, очень дорогие центры тибетской медицины. Говорят, там за большие деньги можно пройти курс эффективного лечения. Даже Борис Ельцин был одним из их пациентов. Сами китайцы в медицине разбираются мало, поэтому врачам (даже халтурщикам) верят безоговорочно и готовы платить любые деньги. Читала в китайском журнале, что только 4% населения немного разбираются в медицине и гигиене. Есть провинции, где бьют тревогу по случаю чрезмерного распространения определенных заболеваний.  

ТМН: Насколько дороже или дешевле жить в Китае, чем в России? 

Я.П.: Очень дешево, если не покупать все за ту цену, которую вам предложат изначально. Торговаться на рынке или в магазине – традиционный китайский вид спорта. Если вы не торгуетесь – продавец будет разочарован, вы просто потеряете его уважение. Например, в туристической зоне можете за 120 юаней купить зонтик, реальная цена которого – 10 юаней. Самое дешевое – продукты. Дешевле, чем у нас, раз в десять. Опять же, смотря какие. Например, пекинская капуста стоит на рынке 1 юань за килограмм (курс юаня к рублю в июле 2012 – около 5 рублей), для сравнения, у нас он – рублей 70. Но шоколад в России дешевле и лучше. Цены на вещи ниже в среднем в три раза, на такси и общественный транспорт – также смешные. Сравните, московское метро – 28 рублей, пекинское – 2 юаня (около 10 рублей). Кстати, и выглядит последнее однозначно приличней. Однако если вы приедете в составе туристической группы с китайским гидом, то дешевого Китая вы не увидите вообще. 

ТМН: Есть ли какие-то рецепты, как избежать проблем в общении и бизнесе? 

Я.П.: Главный рецепт – личное обаяние и чувство такта. В свое время первые полгода работы с китайцами я только наблюдала и со всем соглашалась. Потом постепенно начала выдвигать свои требования и предложения по работе. И китайские коллеги меня во всем поддержали. Научиться взаимодействию можно только на практике.

 

СПРАВКА: 

Яна Полухина, доцент кафедры русского языка ИГН ТюмГУ

Закончила филологический факультет ТюмГУ по специальности «лингвистика», защитила кандидатскую диссертацию.

Работала преподавателем русского языка в ТюмГУ, прошла курсы преподавателей русского как иностранного в РУДН (Москва). 

На протяжении четырех лет жила в Китае и работала преподавателем в университете города Цюйфу провинции Шаньдун (родина Конфуция, находится под охраной ЮНЕСКО), выучила китайский язык. В Китае награждена двумя медалями (от региона и провинции), которые вручаются иностранцам, внесшим значительный вклад в развитие региона и популяризацию китайской культуры за рубежом (писала статьи в «Тюменские известия»); ей посвящена публикация в газете «Женьминь Жибао». 

Сейчас планирует заниматься научной деятельностью в сфере русского языка как иностранного, преподает у китайцев и русских в ТюмГУ. Пишет научные статьи по сравнительному анализу некоторых аспектов русского и китайского языков.

Loading...