12:04 / 13 апреля 2013

Искусство принадлежать провинции

a16e59

Когда две недели назад началась выставка номинантов «Инновации», многие обратили внимание на обилие региональных проектов в шорт-листе этого конкурса. И дело не только в том, что регламентом премии по-прежнему предусмотрена […]

Когда две недели назад началась выставка номинантов «Инновации», многие обратили внимание на обилие региональных проектов в шорт-листе этого конкурса. И дело не только в том, что регламентом премии по-прежнему предусмотрена номинация «Региональный проект современного искусства»; за ее отмену, кстати, второй год ратуют сами устроители, дабы не отделять провинциальную художественную жизнь от московской и питерской.

Более существенно, что нестоличные авторы и выставки в этот раз претендовали буквально на все призы, кроме разве что категории «Теория, критика, искусствознание».

А после того, как на сцену в Манеже в самом начале церемонии вышел директор Государственного центра современного искусства (ГЦСИ), один из идеологов «Инновации» Михаил Миндлин, и произнес прочувствованную речь о том, как важно двигать именно региональные инициативы, закралось устойчивое подозрение, что Москве и Петербургу на сей раз и впрямь мало что светит.

Разумеется, этот сдвиг премиальных акцентов произведен несколько искусственно: не было в прошлом году ситуации, чтобы регионы затыкали столицы за пояс по всем параметрам.

Но жюри явно стремилось поощрить события в «замкадье», и тут прочитывается своя логика.

Хотелось избежать тусовочной замкнутости друг на друге, преодолеть потаенную рознь между метрополией и провинцией, да и вообще напомнить о «необъятных просторах нашей родины», где людям тоже нужны культурные подвижки и позитивные перемены. А раз так, столичным авторам (среди которых, правда, полным-полно «понаехавших», но в предложенном контексте это как бы не считается) придется потесниться, пусть даже временно. Признаться, пока не вполне понятно, насколько «региональный тренд», сформированный нынешней «Инновацией», окажется долгосрочным. Посмотрим в дальнейшем — в том числе, вероятно, и с помощью телеканала «Дождь», который вчера второй раз подряд вел прямую трансляцию церемонии.

Раздавать награды, впрочем, начали с номинаций, про которые все было уже известно заранее.

За поддержку современного искусства России безденежного приза и почетного диплома удостоился фонд Михаила Прохорова

(получать премию вышла сестра олигарха Ирина Дмитриевна, всеми делами фонда фактически и заправляющая), а в категории «За творческий вклад» лавры достались знаменитому художнику Эрику Булатову, много лет обитающему в Париже, но творчески весьма укорененному в России. Кстати, родом он из Свердловска, то бишь Екатеринбурга, что оказалось созвучно сегодняшним «инновационным» веяниям. Вручать эту награду самолично вышел министр культуры Владимир Мединский. Кроме респекта Булатову достался еще и денежный приз в размере 600 тыс. рублей. В ходе процедуры звучали чуть зловещая органные пассажи и ангельские речитативы в исполнении хора детской школы искусств имени Глинки из Троицка, в минувшем году ставшего частью «новой Москвы».

Фраза «лучше быть кураторским проектом, чем могилой неизвестного героя», сказанная со сцены поэтом Андреем Родионовым, анонсировала вручение премии в номинации «кураторский проект». Лауреатом стала Ярослава Бубнова, в прошлом наша соотечественница, а ныне гражданка Болгарии, чьими усилиями минувшей осенью создавался основной проект 2-й Уральской индустриальной биеннале. Пожалуй, эту выставку на территории экс-типографии «Уральский рабочий» в Екатеринбурге трудновато причислить к вершинным арт-достижениям планеты, однако куратору наверняка было поставлено в заслугу упорство, с которым образчики международного актуального искусства имплантировались в не очень приспособленную для такого показа среду.

Победителем в номинации «Региональный проект», упразднить которую так хотелось бы оргкомитету «Инновации», стал художник Илья Долгов из Воронежа, выдвинутый за проект «Гербарий» — весьма эстетский и несколько даже аутичный.

Тем не менее автор при вручении приза отыскал в себе гражданское мужество и произнес тираду, увенчавшуюся фразой «Коллеги, возвращайтесь домой!», адресованную землякам-художникам, которые заняты покорением столицы. А после псевдомаяковской строчки «Что нам искусствознание — ненависть казака» вручался приз в упомянутой выше номинации «Теория, критика, искусствознание» — его удостоилась книга москвички Елены Петровской «Безымянные сообщества». Речь об исследовании скорее культурологическом, нежели прямо искусствоведческом, предметом которого стали отношения между коллективным и индивидуальным восприятием всяческих медиа.

В категории «Новая генерация» приза удостоился художник Иван Плющ из Петербурга, но опять же с проектом, реализованным на Урале, в рамках упомянутой индустриальной биеннале. Инсталляция «Процесс прохождения», выстроенная в полуразрушенном концертном зале ДК им. Орджоникидзе, отсылала к советским культурным кодам и перекликалась с тотальными инсталляциями Ильи Кабакова. Этому же автору достался специальный приз посольства Франции — трехмесячная стажировка в парижском городке художников Cite des Arts.

А фонд Stella Art решил наградить своим призом стрит-артиста из Екатеринбурга Тимофея Радю за проект «Превыше всего». На крышах уральских хрущевок и многоэтажек автор выкладывал всевозможные неполитические лозунги типа «Возвращайся!» или «С любовью!». Деятельность, обозначаемая Радей как «улучшения на районе», приглянулась учредителям награды больше других молодежных арт-инициатив. Почему-то совсем не вызвало удивления, что новоиспеченный лауреат на манер Бэнкси не пожелал светиться перед публикой и прислал вместо себя представителя. Одно из трех: или вышедший получать награду Кирилл Воронков сам и есть Тимофей Радя, или Радя мыслит себя русскоязычной ипостасью Бэнкси.

Наконец, награду в номинации «Произведение визуального искусства» (Гран-при конкурса с эквивалентом в 800 тысяч рублей) получил дуэт «Провмыза» из Нижнего Новгорода — Галина Мызникова и Сергей Проворов.

Они были представлены оперой «Марево», которая недавно демонстрировалась во внеконкурсной программе «Золотой маски». Вообще-то, речь не совсем об опере в привычном понимании: это перформанс, тяготеющий к видеоарту и глубоко артхаусному кинематографу. Неопределенный сюжет, игра света и тени, ожидание саспенса и апокалиптическая подоплека — таков набор авторских инструментов. Выбор жюри мог бы выглядеть экзотическим, однако не стоит забывать, что «Провмыза» в 2005 году представляла Россию на Венецианской биеннале, а впоследствии получала приз Роттердамского кинофестиваля. У лауреатов нынешней «Инновации» точно существуют поклонники, но едва ли их много. Есть шанс, что теперь станет больше.

 

 



Велимир Мойст

Loading...