10:10 / 3 октября 2018

Правила жизни Вадима Шумкова

Врио губернатора Курганской области о тюменском регионе, инвестициях и о том, почему нефть — это бренд

25 мая 2018 года Тюменская область заняла первое место в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата, который был презентован Агентством стратегических инициатив (АСИ) на Петербургском международном экономическом форуме. На втором и третьем месте в рейтинге соответственно оказались Москва и Республика Татарстан.

Прежде всего, это заслуга слаженной работы губернатора и его заместителей, в числе которых в вопросах инвестпривлекательности эксперты, в первую очередь, выделяли работу Вадима Шумкова, заместителя Владимира Якушева, а со 2 октября 2018 года – врио губернатора Курганской области.

Журнал tmn подготовил материал, в котором выделил его главные цитаты в период с 2007 по 2018 годы, ранее опубликованные в открытых источниках.

 
 
 

Мы, говоря по-русски, пахали. Потому что нам нравится наш регион, мы его любим. И хотим, чтобы наши дети гордились тем, что живут именно здесь.

Принесет ли первое место в рейтинге какие-нибудь преференции от федерального центра? Нет. Только обязательство быть в лидерах и в следующем году. Это как в спорте – нет ничего хуже, чем быть первым, а потом куда-то скатиться. Так что работать предстоит еще больше.

Все разговоры о том, что этому инвестору (IKEA. – Прим. ред.) мешают зайти в Тюмень, – абсолютное вранье и спекуляции.

Несмотря на то, что у бизнеса и власти разные цели, нас объединяет общая идея – процветание и развитие большой Тюменской области.

Для такого города, как Тюмень международная активность – очень важный момент. Надо признать честно, мы до последнего времени (примерно до 2000 года) считались крайне провинциальным городом (в каких-то моментах им до сих пор и остаемся). А потом пошло по нарастающей: если в 2005 году мы принимали в год одну-две делегации, то в 2007–2008-м уже порядка 40 делегаций.

Тюменская нефть – наш заслуженный бренд и на нем можно и нужно зарабатывать. Именно в Тюмени, а не в Москве надо проводить все основные выставки, связанные с нефтегазовой тематикой. Геология, геофизика, бурение, добыча, транспортировка, переработка, химия и т. д.

Нефть и газ без нас продадут. А обычного экспортера из глубинки должен кто-то сопровождать. И помогать ему на всех этапах его деятельности.

Требовательный ли я начальник? Не секрет, что многие соискатели вакансий приходят к нам с весьма смутными представлениями не только о госслужбе (это поправимо), но и вообще о собственных целях и понятиях в жизни. А исправлять такие ситуации у нас нет ни времени, ни полномочий. Ввиду этого идет постоянный отсев заявившихся, и мало кто доходит до постановки в резерв. Надо понимать, что у нас вареники не раздают. Работа достаточно сложная, оплата труда нормированная, привязанная к определенным бюджетным правилам. Нагрузка большая, зарплата средняя. Ну и я, наверное, не сахар.

Для меня понятие «государственные услуги» – это не пустые слова, здесь нужно применять клиентский подход. На мой взгляд, надо быть ближе к людям. В противном случае, непонятно, кто кого обслуживает.

В детстве точно не хотел быть космонавтом, не хотел стать актером. Время от времени хотелось быть военным, совершать подвиги во имя страны. Потом сложилось так, что начал заниматься бизнесом…

Именно в Тюмени, а не в Москве надо проводить все основные выставки, связанные с нефтегазовой тематикой

 

Открытость и понятность российской государственной и муниципальной структуре совсем не помешает.

Человеку, который работает на госслужбе или вообще занимается вопросами, оказывающими влияние на жизнь других людей, является управленцем, необходимо знать историю. Осуществляя какие-либо реформы, занимаясь управлением, не надо думать, что мы открываем Америку каждый раз. Всегда что-то уже было. К примеру, то, что писал Витте либо Столыпин в начале XX века про Сибирь, Дальний Восток, про Россию, про агрохозяйство, будто бы написано вчера и про нас.

Не нами придумано – Россия или будет великой страной, или ее не будет вообще. В 30-е годы без денег, без одежды, живя в землянках, люди строили города и заводы. Сейчас, если опустить откровенное нытье, есть практически всё, с точки зрения материальных благ и базовых элементов для развития, но само развитие идет не теми темпами, какими могло бы. Если говорить не только про экономику и планирование, не хватает двух вещей: единства нации и национального духа.

За что я люблю Тюмень? За многое. Я долго жил на Севере и понимал, что перспектив «длинного» развития у северных городов нет, ведь основная тема, за счет которой они живут, – это нефть, а это ресурс исчерпаемый и невозобновляемый. В Москву ехать не хотел, она кажется мне потоком, в котором все растворяется. Кто бы туда ни попал, от него ничего не остается.

Абсолютное большинство иностранных инвесторов в Тюменскую область почти не получали господдержки – в основном обходились незначительными налоговыми льготами и административным сопровождением. Наши же машиностроители ежегодно получают значительные средства. И ожидания того, что государство должно помогать им и в дальнейшем – не снижаются. Менталитет. Иной раз это самый сильный ограничитель развития, сильнее, чем отсутствие средств или нехватка технологий.

Учиться надо всегда. Особенно управлению. Если мы при наших непомерных богатствах не преуспели даже в экономике, то это лишь потому, что мы скверно управляем.

С таких, как Андрей Козицын (генеральный директор УГМК-холдинг – Прим. ред.) в Свердловской области нужно пылинки стряхивать, чтобы он как можно дольше прожил и в родную область продолжал так же масштабно инвестировать.

Самый ценный опыт – это понимание, что любой кризис происходит от людей и прекращается людьми, если мы говорим про экономику. Остальное все от лукавого. Обратимся к классику: кризис, он всегда в головах. И когда мы начинаем его классифицировать по категориям, родам и видам – это самообман.

Не люблю пассивность, у нас многие все время чего-то ждут. Я считаю, что бизнес в Тюменской области достаточно сильно бюджетоориентирован. Бывает, приходят письма: «Вы мне семь лет поддержку оказывали, а теперь перестали и мне таааак плохо…», или наоборот: «Вы уже пять лет мне поддержку не давали, почему?» По-моему, это неправильно. Если ты делаешь бизнес, то должен делать его сам, на свой страх и риск, не ожидая помощи и поддержки от кого-то. Если будет поддержка – хорошо, но это не необходимое условие.

То, что писал Витте либо Столыпин в начале XX века про Сибирь, Дальний Восток, про Россию, про агрохозяйство, будто бы написано вчера и про нас

 

Я не скажу, что мы в Тюменской области прямо такие умные и особенные. Конечно, есть официально «продвинутые» Татарстан, Калуга, Ульяновск. Но если даже взять данные из нашей официальной презентации, то с 2007 года здесь построено 30 новых заводов. Это достаточно крупные для области предприятия, с учетом того, что промышленность Тюмени начала 2000-х годов – во многом составляли, по сути, полукустарные производства.

Есть среди бизнесменов такие примеры, когда все, что получено в порядке полубесплатной приватизации, доезживают, дожевывают и скидывают втридорога под жилую или коммерческую застройку. У нас (в Тюменской области) достаточно таких товарищей. И мы с ними друг друга откровенно не понимаем. Ты, конечно, волен жить, где угодно (есть такая модная фраза «я гражданин мира»), но завод строил не ты, а вся страна, работал ты через фирмы-однодневки, налоги платил через раз. И потому, когда приходит кризис, и людей, работавших на таких предприятиях, массово выкидывают на улицу, а сами бегут к государству за очередной порцией поддержки, – это совсем некрасиво.

«Шлюмберже» была первой крупной иностранной компанией, зашедшей в Тюмень, потом возникали заявления, что у нас идет «шлюмберизация» в экономике. Вместе с тем есть сухая статистика и факты. «Шлюмберже» инвестировала в Тюменскую землю 4,2 млрд российских рублей, а вы? А вы, как нередко на практике бывает, получили советское еще предприятие почти даром, выжали его как лимон, не реинвестируя ни рубля ни в здания, ни в оборудование, ни в людей. «Шлюмберже» трудоустроило почти 700 жителей Тюменской области и платит им «белую» зарплату, а вы? Тишина. Иностранцы не работают через «фирмы-поганки», и их налоги идут на строительство наших дорог, детских садов, школ, оборону, у них безопасность, а как у вас? Снова тишина. Так кто в итоге больший патриот? В моем понимании патриотизм – это не красивые слова и махание национальным флагом, а исключительно практические действия, направленные на реальное укрепление и процветание твоей страны и края.

Для одной седьмой части суши, которую представляет собой Россия, все ресурсы ситуативного управления экономикой уже исчерпаны. И чем быстрее мы внедрим плановое управление важнейшими секторами экономики, от которых зависит будущее страны, тем лучше. Это единственный способ освоения, удержания и эффективного развития того, что мы имеем.

С одной стороны, бизнесмены считают, что они имеют право продать тут всё или выкачать отсюда средства и строить свое будущее за границей. А с другой – сегодня в Болгарии 300 тысяч собственников жилья с российскими паспортами, в Германии – 150 тысяч, в Испании – 200 тысяч, сотни тысяч в Чехии, Финляндии и Прибалтике, и как-то складывается ощущение, что мы как жители огромной страны сами не знаем, чего хотим в этой жизни. Разве 300 тысяч болгар, 150 тысяч немцев и сотни тысяч чехов вложили соразмерные средства в нашу экономику? Или они не считают себя «гражданами мира», и это исключительно российская прерогатива? Но ведь приезжая из-за границы в Россию, мы начинаем говорить: «Ах, какие у нас ужасные дороги, какая у нас недофинансированная медицина, какие здания вокруг страшные, как у нас тут все ужасно, а вот там!..» А как это все здесь будет развиваться, извините, если вы сами свои деньги выводите туда, и таких, как вы, в год набирается на 100-150 млрд долларов? Развивать экономику такой страны через офшоры – всё равно, что носить воду в решете: движений много, а результат крайне низок.

Я нормально отношусь к сближению с Китаем, считаю, что это неизбежно. Долгое время был абсолютно обратный тренд: мы лезли в Европу и просили безвизовое пространство, нас же там в лицо тыкали нашей нецивилизованностью и учили жить. Мы отдались (Западу. – Прим. ред.) и ждали, что нам что-то будет взамен, а нам в итоге напинали и сказали, что у нас порода не та. С китайцами надо работать очень обстоятельно. Их менталитет тонок, формировался тысячелетиями, в своей, закрытой культуре и совершенно не похож на наш. Если также глупо всё отдать, то можно опять сесть в лужу. Самим надо всё делать, находясь в полном равновесии по отношению и к Востоку, и к Западу.

Надо понимать, что у нас вареники не раздают: работа сложная, оплата труда нормированная, привязанная к бюджетным правилам, нагрузка большая, ну, и я, наверное, не сахар

 

Переживать за страну на страницах Твиттера и Фейсбука, ничего при этом самому не делая, – это инфантилизм. Возьми и сделай то немногое, что можешь – руками или головой. Сделай это лучше, чем те, кем ты недоволен.

Систему, в том числе государственную, составляют люди. Все они производные от единой матрицы-общества. Потому, если с системой что-то не так, ответ надо искать не в поиске плохих чиновников, военных, милиционеров, учителей или инженеров, делая крайней за все беды одну из категорий. Менять надо что-то «в консерватории», потому что состояние любой из этих систем почти зеркально отражает состояние самого общества на данный момент.

Опыт революций 1917 и 1991 годов показал, что развал системы дает только увеличение хаоса, деградацию и жертвы. А значит, настоящие перемены к лучшему возможны исключительно через эволюцию.

Вступая на любую должность, надо к ней относиться таким образом: повесил пиджак на спинку стула, пришло время – надо взять пиджак и больше ничего тебя в этом кабинете не должно задерживать.

 
 

В процессе подготовки материала были использованы цитаты из РБК, vsluh.ru, «Новый день» и 72.ru.

 
 


Материал подготовил Валерий Гут
Фото: Тюменская линия, znak.com