11:01 / 14 Январь 2019

Правила жизни Сергея Собянина

Правила жизни Сергея Собянина

Мэр Москвы о критике в адрес чиновников, реформах в российской столице и слухах, что он станет премьер-министром

Его любят и до сих пор помнят почти все жители Югры, ЯНАО и юга Тюменской области и до сих пор недолюбливает практически половина москвичей. Кто он – один из самых влиятельных людей в политике в современной России? И как он относится к тому, что чем лучше делает Москву, тем больше критики выслушивает в свой адрес?
 
 

Тебя любят и ненавидят люди, которых ты ни разу не видел и не знаешь. Причины любви и ненависти не всегда понятны и рациональны. К сожалению, с годами панцирь не растет, шкура толще не становится, скорее наоборот, нервы оголяются.

У каждого есть власть. Можно управлять не только другими, но и собой, своими поступками, ставить себе цель и достигать ее. Кто-то командует женой и наоборот. Кто-то пишет законы. Кто-то контролирует их исполнение. Это всё проявления власти. Мэр Москвы действительно может многое, но далеко не всё. Для меня власть – синоним ответственности. А ответственность – это скорее бремя, нежели кайф. Никогда меня не покидало желание сбросить этот груз. Но то, чем ты занимаешься, – это главное в твоей жизни. Ты можешь сделать добро для огромного количества людей. Это важно.

Есть такая теория: если хотите быть счастливым, выбирайте цели проще, тогда гарантированно достигнете результата. Возможно. Но, как правило, если речь идет о серьезных и системных изменениях, простых решений нет.

Большинство моих подчиненных – люди амбициозные, с большим желанием самореализоваться. Люди получают столько полномочий, сколько могут потянуть. Такая возможность самореализации вряд ли еще в моей и их жизни представится. При этом работа сопряжена с огромной нагрузкой и рисками. Справиться могут только сильные духом, люди со стержнем. Опираться можно только на тех, кто не гнется.

Если ты хочешь быть успешным мэром, ты должен любить город и горожан. Иначе вся твоя деятельность смысла не имеет. Это будет мучение, а не работа.

Образ чиновника в России создавался не один, два или три года, а столетиями. И исправить его в одночасье нельзя.

Правила жизни Сергея Собянина

Как правило, начальники обречены на одиночество при огромном количестве людей вокруг

 
 

Я против того, чтобы мэры городов, руководители субъектов позиционировали себя как великие политики.

Лично я, независимо от того, выбрали меня или назначили, всё равно буду работать с полной отдачей.

Что касается западных городов: первые мои встречи с коллегами происходили так, что со мной разговаривали свысока или с пренебрежением либо со снисхождением. Сегодня, наоборот, с нами говорят с какой-то завистью и недоверием: «Как же это могло произойти в Москве? Не может быть, чтобы они такое сделали».

В 2011 году, когда мы начинали работу с выставкой «Denkmal, Россия — Москва» (Крупнейшая выставка реставрации памятников архитектуры. – Прим. ред.), нам даже показать нечего было, буквально единицы каких-то объектов, которые только начинали реставрировать. Сегодня мы отреставрировали 900 объектов, памятников. В мире никогда никто такого масштаба реставрации не проводил, за всю историю человечества.

Поток туристов с 2010 года вырос с 12 до 21 миллиона человек. Причем едут в Москву сейчас не только россияне. Несмотря на всё, что происходит вокруг, на постоянное запугивание мира Москвой, количество иностранцев за эти семь лет увеличилось на 40%. Я уверен, что оно будет расти и дальше.

Правила жизни Сергея Собянина

Доходная часть бюджета Москвы в 2018 году – более 2 трлн рублей. В 2010 году, когда я стал мэром, доходы были в два раза меньше. Сейчас стабильность бюджета Москвы объясняется стабильностью экономики города. Она диверсифицирована: если проседают одни сегменты, их восполняют другие.

За последние годы мы ввели количество коммерческой недвижимости, которое не создавалось за всю историю Москвы. Ни в одном крупном городе такого роста не было.

Прибыль девелоперов меня волнует в последнюю очередь, меня волнует создание конкурентной среды для развития бизнеса. Если бы офисы были в два раза дороже, чем сейчас, все бы просто сбежали в Московскую область. А мы видим, что, наоборот, возвращаются те, кто раньше уходил.

Налоговые отчисления из бюджета Москвы в федеральный бюджет составляют около 1 трлн рублей, за последние годы мы увеличили эту сумму на 50–60%. За счет этого покрываются 2/3 федеральных трансфертов другим субъектам Федерации, общая сумма которых – 1,5 трлн рублей. Я Минфину говорю: если вы не будете нас трогать и обрезать деньги, которые идут на развитие города, через 3–4 года мы выйдем на 1,5 трлн. То есть только за счет отчислений Москвы можно будет осуществлять все трансферты регионам. Если вы нам обрежете бюджет, темпы развития снизятся и в результате потеряют все – и Москва, и страна в целом.

Сейчас каждый десятый пенсионер в стране, не считая самих москвичей, получает пенсию за счет налоговых отчислений москвичей. Каждый десятый гражданин страны получает медицинскую помощь за счет отчислений москвичей. Басни про то, что мы собрали в Москве деньги со всей страны, – это вранье и чушь. Всё наоборот. Москва, как и все крупнейшие мегаполисы, является драйвером экономики. У нас самая высокая производительность труда – в 5–10 раз выше, чем в других регионах. Мы ни у кого ничего не отбираем.

По динамике развития мы находимся среди мировых лидеров. С нами может конкурировать только Пекин, но, по оценке экспертов, мы и его в прошлом году обогнали.

Правила жизни Сергея Собянина

Публичный политик должен быть святее папы. Ему не прощается и доли того, что могут позволить себе его оппоненты

 
 

В чем отстает Москва? В обеспеченности людей жильем она самая низкая в мире.

Московская транспортная проблема является самой сложной не только в России, но и в мире. Увеличивается количество машин, которое сегодня уже составляет 370 на 1000 жителей. Мы догнали европейские города и сейчас догоняем американские. Во всем мире число автомобилей на душу населения начинает снижаться. А мы как торпеда несемся вперед, всё увеличивая и увеличивая этот показатель. Мы десятилетиями были ограничены, и машина была мечтой. Теперь мечта сбылась, и все стремятся ее реализовать. Это психология.

Я считаю своей обязанностью завершить реформы, начатые в городе. Огромные заделы у нас в строительстве метро, транспортных коммуникаций. Казалось бы, оно и само по себе будет строиться, но в нашей стране «само по себе» ничего не делается. Стоит чуть-чуть расслабиться, не уследить за расходами, и будем как некоторые – не хочу показывать пальцем – кричать, что у нас денег нет, Минфин такой-сякой средства не дает. Всё остановится. И мне будет очень неприятно, если это произойдет. Желание завершить начатое у меня есть.

Слухи о том, что я стану премьер-министром, никогда не обсуждаю. Если они появляются, значит, этого почти со 100%-ой вероятностью не произойдет. Я прошел всю эту кухню работы в федеральном правительстве. У меня нет никакого желания менять свою нынешнюю должность.
 
 


*источник: журнал tmn №37 (октябрь–декабрь 2018)


 

При подготовке материала использовались выдержки из журнала Esquire, «Российской Газеты», газеты «Ведомости»