13:05 / 15 мая 2012

Уроки прошлого для будущего. Что знали вы?

a3dd9f

Кризис, начавшийся в 2008 году и сейчас входящий в новую стадию развития, для многих тогда стал величайшей неожиданностью. Запланированный экспертами бесконечный рост прервался в одночасье. И только после уже свершившегося факта возник вопрос о причинах происшедшего.

Какие ошибки были допущены в реализации политики, построенной на основе кейнсианства и монетаризма, то есть на основе теорий, разработанных и получивших признание в результате серьезных кризисов XX века (Великой депрессии и стагфляции 1960–1970-х годов)? Стоит ли искать эти ошибки, используя модели тех же теорий? Можно ли сегодня исправить положение арсеналом методов, разработанных на основе изучения совершенно других кризисов? И вообще, верно ли определены причины последних?

Нынешний кризис многие сравнивают с мировым экономическим кризисом 1929–1939 годов. Однако если проанализировать Великую депрессию с учетом наших знаний о кризисе сегодняшнем, нельзя не прийти к выводу, что многие теории, объясняющие ее, игнорируют ряд существенных обстоятельств.

Во-первых, поиски причин Великой депрессии сосредоточены в основном на событиях, происходивших в США. Нынешний кризис тоже берет свое начало в Америке, однако его глобальный характер был осознан практически с самого начала. Также и причины сегодняшнего кризиса многие видят в накопившихся мировых дисбалансах, а не только в американской ситуации. Поэтому было бы интересно рассмотреть Великую депрессию с точки зрения мировых дисбалансов того времени.

Во-вторых, нередко считают, что истоки сегодняшнего кризиса следует искать в событиях более раннего времени. Одни видят их в ситуации, сложившейся в мировой экономике в результате схлопывания пузыря «новой экономики» в 2001 году. Другие, к их числу относится и автор этой статьи, – в событиях 1970-х – начала 1980-х годов.

В результате появления трех мощных технологических центров, производящих огромное количество товаров на фоне статичного рынка сбыта, начался кризис, известный как Великая ценовая депрессия

Что касается Великой депрессии, то ее причины не принято искать так далеко. Обычно дело ограничивается анализом тех лет, которые ей непосредственно предшествовали. Однако куда интереснее посмотреть, как выглядит Великая депрессия на более широком историческом фоне.

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И ОБРАЗОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ЦЕНТРОВ

XIX век был веком бурного научно-технического прогресса (НТП), связанного с постоянным углублением разделения труда. Благодаря НТП удалось совершить прорыв в производстве и сбыте товаров.

Первым очагом НТП стала Англия. Выражаясь современным языком, Англия была технологическим центром мира XIX века. Однако постоянный рост разделения труда требует постоянного расширения границ экономики. Со второй половины столетия разделение труда уже не могло вместиться в границы острова. Первыми своеобразными технологическими колониями*1 Альбиона стали Франция, Бельгия и Голландия, куда в начале XIX века пошли потоки английского капитала – не только денег, но и технологий, оборудования*2, знаний.

Это было расширением не только производства, но и рынка сбыта. Технологическая колония, развивая собственное производство, развивала и внутренний рынок. В итоге английской экспансии образовался огромный технологический центр в Европе с ядром в Англии. Затем этот центр начал расширяться дальше – на западе дошел до Американского континента, на востоке до Германии. Со временем Америка получила возможность стать самостоятельным технологическим центром. Был сформирован широкий внутренний рынок американских товаров. Это позволило Америке воссоздать на своей территории полную систему разделения труда. Все центры производили продукцию с относительно одинаковыми характеристиками, поэтому методом конкурентной борьбы могли быть только цены. Ими страны и стали манипулировать. В результате появления трех мощных технологических центров, производящих огромное количество товаров (не только высокотехнологичных, но и продовольственных) на фоне статичного рынка сбыта, в середине XIX века в мире начался кризис, известный как Великая ценовая депрессия. Он длился около 40 лет и выходом из него стала Первая мировая война, целью которой был именно передел рынков.

МИР ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Цель Первой мировой войны не была достигнута – вопрос о переделе рынков так и остался открытым. Единственной победительницей в войне оказалась Америка. Американский технологический центр во время войны был основным производителем товаров, поставляемых в воюющие страны. Благодаря этому в Америку шел приток золота, был постоянный положительный торговый баланс. Американский технологический центр стал главным, однако этот статус не означал дальнейшего развития. Основным покупателем американских товаров оставалась разоренная Европа. При тогдашнем европейском спросе невозможно было и наращивать производство в Америке, чей внутренний рынок и так был насыщен товарами.

Еще одним важным моментом, связывающим развитие Америки с развитием Европы, была ситуация с государственными долгами. Воюющие страны брали военные долги у уже разбогатевшей Америки. Чтобы получить эти деньги обратно, Америке было выгодно, чтобы страны-должники восстановили свою экономику, а это было невозможно без значительных финансовых вложений. Тогда Америка пошла на серьезный шаг и, как стало видно только сейчас, попыталась убить сразу двух зайцев. Она дала кредиты Англии*3 на восстановление ее технологического центра, причем возрождение производства должно было простимулировать и увеличение платежеспособного спроса.

В свою очередь английскому технологическому центру, в который входили страны – победители в Первой мировой войне, по Версальскому договору должна была выплатить репарации Германия. Причем для этого центра она, как и вся Европа для Америки, представляла собой один из крупнейших рынков сбыта. Без подъема Германии не могло произойти подъема английского технологического центра, поэтому Америке было выгодно поддержать и развитие немецкой экономики. В результате между странами мира сложилась система взаимных задолженностей, замыкающаяся на США.

Учитывая, что Америке было выгодно не просто развитие производства этих стран, но и оживление спроса в них, можно сказать, что факт выдачи займов Европе был первым, пусть и неосознанным опытом США искусственно стимулировать спрос через кредитование.

Со временем на американские деньги Англии и Германии удалось восстановить свои технологические центры. Изначально, когда Америка выдавала кредиты на восстановление производства (в том числе и Германии), предполагалось, что страны-заемщики будут осваивать восточные рынки, в частности рынок СССР. Однако монополия внешней торговли, введенная в Советском Союзе, и его курс на индустриализацию серьезно ограничили возможности расширения в восточном направлении.

В результате из-за бурного развития промышленности в мире произошло перенасыщение рынков товарами и проблемы, ставшие причинами Первой мировой войны и приглушенные ею на некоторое время, снова стали проявлять себя. Только на этот раз к ним добавились проблемы, связанные с накопленными долгами.

ПРИЧИНЫ ВЕЛИКОЙ ДЕПРЕССИИ

В наиболее тяжелом положении находилась Великобритания. Она стремительно теряла роль мирового технологического центра и традиционные рынки (Франция, например, переориентировалась на США). В 1927 году Уинстон Черчилль, который на тот момент занимал пост канцлера казначейства, решил искусственно поддержать курс фунта стерлингов. Единственной страной, способной помочь в этом, являлись богатые США, для которых помощь Англии была не столько актом доброй воли, сколько необходимостью.

Обесценение фунта означало бы обесценение британского долга, которое не только привело бы к появлению «плохих» долгов в кредитном портфеле США, но и грозило кризисом в странах – потребителях американской продукции. В результате по взаимной договоренности было решено поддержать фунт стерлингов дешевыми американскими кредитами, для чего была снижена ставка рефинансирования. После закрепления высокого курса фунта реальная стоимость государственного долга Англии перед Америкой увеличилась примерно на 750 млн фунтов стерлингов.

Если внимательно присмотреться, нетрудно увидеть сходство сценариев двух кризисов: сегодняшнего и 80-летней давности

Однако в результате этой операции в США сложились идеальные условия для формирования «финансового пузыря». С одной стороны, низкая стоимость кредита, с другой – высокое положительное сальдо торгового баланса, дающее возможность печатать дополнительные доллары. И еще один момент: заниженный курс национальной валюты сдерживает рост потребления, так что внутренний рынок начинает замедляться – и все это в условиях ожесточенной конкуренции на мировых рынках. При этом увеличивается дифференциация доходов. У владельцев производств, прибыли которых постоянно растут, появляется необходимость куда-то вкладывать деньги, но развивать производство дальше, с их точки зрения, не имеет смысла, так как внутренний рынок растет медленно, а на международных рынках высок уровень конкуренции. В поиске новых точек приложения капитала эти люди идут на финансовые рынки, на которых образуются пузыри.

В результате в США начал надуваться двойной пузырь: на фондовом рынке и в сфере потребительского кредитования. Второй из этих пузырей до поры до времени позволял поддерживать спрос на продукцию американской промышленности, хотя часть потребительских кредитов также пошла на фондовый рынок. После этого надо было только ждать, когда лопнет первый пузырь. Избежать такого сценария можно, если вкладывать излишки капитала в другие страны. Благодаря этому в XIX веке Англия избежала надувания финансовых пузырей в стране.

Когда началась паника на фондовых рынках, это сразу же привело к оттоку средств из сферы потребительского кредитования – многие потребители обанкротились, не будучи в состоянии рефинансировать свои долги. И спустя некоторое время начала останавливаться промышленность, динамика которой задавалась динамикой потребительского кредита. Биржевой крах перерос в Великую депрессию.

Если внимательно присмотреться, нетрудно увидеть сходство сценариев двух кризисов: сегодняшнего и 80-летней давности. Единственное серьезное отличие – в позиции двух ведущих мировых держав. Тогда это были Англия и США, сегодня – США и Китай. Утрачивающая свои позиции индустриальная держава и быстро растущая новая.

Сходств много. Достаточно вспомнить про заниженный курс юаня, про покупку Китаем американских облигаций. В 20-е годы прошлого столетия было то же самое, только тогда в роли Китая выступали США. Однако есть и принципиальное отличие: Китай не сумел и, по-видимому, в ближайшие десятилетия не сможет стать новым технологическим центром.

Это различие предопределило и видоизменение сценария кризиса. Он начался не в новой индустриальной державе, как 80 лет назад, а в старой, что, впрочем, не исключает того, что Китай, в котором сформировался свой масштабный пузырь, еще вызовет очередную волну мирового кризиса, когда этот пузырь наконец лопнет.

В начале прошлого века США, став новым, быстро растущим технологическим центром, сумели абсорбировать основную долю излишних капиталов старого центра, но, столкнувшись с ограничениями мирового спроса, на полном ходу въехали в кризис. Китай с его узким внутренним рынком не смог абсорбировать капиталы старого центра, и в последнем случился кризис. Впрочем, за этим исключением, механизмы разворачивания кризиса одни и те же.

Сноски:

*1. Технологическая колония – страна, импортирующая из ядра технологического центра капиталы и применяющая их для развития внутреннего производства.

Как правило, технологическая колония полностью связана с ядром рынками сбыта и финансами, но независима политически.

*2. В 1842 году был снят запрет на вывоз машин. До этого времени континентальные страны контрабандой вывозили отдельные экземпляры машин и копировали их.

*3. В 1927 году сумма долга Англии перед США составила 4480 млрд долларов, Франции – 4025 млрд, Бельгии – 413 млн долларов.

Автор текста: Анна Кузьмина

Автор фото: www.britannica.com

Loading...