14:03 / 25 марта 2013

Пять мифов о России и Китае с последующим разоблачением

77ab99

Русская служба Би-би-си попыталась разобраться с самыми распространенными стереотипами друг о друге, бытующими в российском и китайском массовом сознании. Помогал ей в этом доцент кафедры востоковедения МГИМО Владимир Корсун.

1. Китайцы исключительно трудолюбивы и неприхотливы.

В рассуждениях россиян об этом звучит не столько белая зависть и стремление поучиться, сколько высокомерие: дескать, и мы могли бы так же, невелика хитрость, да нема дураков за гроши спину ломать.Самые жалкие лачуги в России называют «шанхаями», хотя настоящий Шанхай — город небоскребов. Представление о Китае как бедной стране, где люди бьются, словно рыба об лед, ради выживания, давно верно лишь отчасти. В незатронутой модернизацией глубинке многие продолжают существовать на один-два доллара в день, но минимум 200 миллионов человек, что превышает все население России, уже достигли потребительских стандартов «золотого миллиарда». Китай превратился в один из крупнейших мировых рынков автомобилей, электронных гаджетов, модной одежды и косметики.

Китай обязан своими успехами конфуцианской этике, но станут ли новые поколения следовать этим заветам, еще вопрос

Политика одного ребенка породила феномен «маленьких императоров». Масса взрослых наперебой закармливает и балует малыша, покупает дорогие кроссовки и плееры, стараясь дать ему все, чего сами были лишены в детстве. «Несомненно, Китай обязан своими успехами конфуцианской этике: упорный труд, самоограничение, накопительство, стремление повысить свой социальный статус, — говорит Владимир Корсун. — Но станут ли новые поколения следовать этим заветам, еще вопрос». По мнению эксперта, это проблема прежде всего самого Китая.

2. Китай зарится на российский Дальний Восток.

Опасения россиян подпитывают три фактора: тень Даманского, неудовлетворительная работа миграционной и пограничной служб, из-за чего число китайцев, проживающих в России, достоверно неизвестно, и распространенное представление о них как о людях себе на уме. «В списке эпитетов, которые приходят россиянам на ум при упоминании китайцев, на первом месте стоит слово „хитрые“, — отмечает эксперт. — Есть мнение, что русский в общении — яйцо в скорлупе: трудно проломить, зато потом душа нараспашку. Китаец — вареное яйцо без скорлупы: сопротивления, вроде, никакого, но в свой „желток“ он постороннего не пустит».

«Это, опять же, конфуцианская культура: реагировать сдержанно, делать свое дело исподволь, считать на много ходов вперед. И у русских, и у американцев такой стиль вызывают опасения: мягко стелют, а что они там задумали?» Однако к Дальнему Востоку, по мнению российского синолога, все это не имеет отношения.

«Если Китай и стремится к экспансии, то на юг. В Сибири их не устраивает суровый климат, а также российская бюрократия и криминал. Центральную Россию китайцы рассматривают в основном как трамплин для проникновения в Европу. По имеющимся данным, число китайских иммигрантов последние годы снижается, а те, кто приезжает, хотят заработать и уехать», — говорит он.

3. Китайские товары дешевы, но низкопробны.

Выражения «китайское качество» и «китайские поделки» сделались в русском языке нарицательными. По оценкам экспертов, китайские производители давно научились выпускать продукцию мирового уровня. Правда, качественные изделия они направляют на требовательные рынки США и Европы, а в Россию нередко пытаются сбыть что поплоше. Но это проблема не китайцев, а российских импортеров и потребителей.

4. Китайцы — невероятные патриоты.

«Патриотизм китайцев направлен главным образом на малую родину и общину, а не на государство, — утверждает Владимир Корсун. — Высшая цель жизни — вернуться на склоне лет в родную деревню „в богатом халате“ и облагодетельствовать земляков. Эмигранты-»хуацяо" охотно инвестируют в китайскую экономику, но насколько они готовы быть проводниками политических интересов Пекина, еще неизвестно".

«К тому же китайская культура — это, по выражению американского этнопсихолога Рут Бенедикт, „культура стыда“. Двое китайцев никогда не будут откровенны с иностранцем, потому что смотрят друг на друга, а останьтесь с китайцем наедине — он наговорит о своей стране такого, что мало не покажется».

5. Китайцы — приверженцы сложного этикета.

Этот стереотип сталкивается с личным опытом россиян, посещающих Поднебесную и с удивлением рассказывающих, что ее жители разговаривают в общественных местах во весь голос, смачно сплевывают на асфальт, пристают с предложениями сфотографироваться вместе к незнакомым людям. Коллега возмущалась тем, что китайская продавщица ткнула ее пальцем в глаз — ей, видите ли, стало любопытно, накладные у гостьи ресницы или натуральные.

«Культурная элита действительно воспитана на „китайских церемониях“, поклоны, „улыбка номер пять“, „улыбка номер восемь“, — говорит Владимир Корсун. — Мало-помалу это уходит благодаря контактам с внешним миром. Я с 2009 года не пропускаю ни одного кадра с участием Си Цзиньпина. Он держится намного свободнее, чем застегнутый на все пуговицы Ху Цзиньтао, возможно, потому что Си — сын члена политбюро, которому с детства многое позволялось».

«А городские простолюдины — это в основном вчерашние деревенские жители, которые ведут себя с детской непосредственностью. Государство целенаправленно воспитывает хорошие манеры с помощью штрафов и пропаганды, особо активная кампания такого рода велась накануне Пекинской олимпиады. Таким образом, можно сказать, что модели поведения верхов и низов постепенно сходятся и приближаются к общемировым нормам».

Loading...