12:04 / 7 апреля 2014

Юань подсиживает Дядю Сэма

222585

В 2015 году юань войдет в тройку активных торговых валют мира

Светлое будущее юаня — национальной валюты Китая — предопределено. В следующем году китайский юань войдет в тройку самых активных торговых валют мира, а в ближайшей перспективе станет мировой резервной валютой наравне с долларом и евро, считает английский банк HSBC. Российские эксперты более сдержанны в оценке интернационализации юаня.

Юань становится во всем мире все более весомой валютой, и его интернационализация ускоряется с каждым годом, говорится в исследовании банка HSBC. Эволюция китайской валюты будет проходить в три этапа: сначала юань должен стать мировой торговой валютой, затем — инвестиционной и, наконец, мировой резервной валютой, используемой разными странами для международных расчетов.

Первый этап уже реализуется, и успешно.

По данным финансовой группы SWIFT, юань по итогам прошлого года стал одной из 10 самых активно торгуемых валют, опередив 22 другие валюты за три года.

Более того, по данным группы, в декабре 2013 года юань обогнал евро, став второй наиболее используемой мировой торговой валютой после доллара. Сейчас юань является одной из 10 самых часто используемых валют в мире для проведения расчетов. По итогам февраля 2014 года китайская валюта заняла седьмую позицию, немного опередив швейцарский франк. В 2010 году лишь 3% внешней торговли Китая осуществлялось в юанях, сейчас — около 18%.

Роль юаня как инвестиционной валюты также растет. Январь этого года был ознаменован тремя важными событиями, включая выпуск облигаций Народным банком Китая на сумму 2,5 млрд юаней. На сегодняшний день это крупнейшая офшорная сделка в юанях, проведенная в Лондоне.

Отдельно стоит отметить получение британской управляющей компанией лицензии, выданной Китайской комиссией по регулированию рынка ценных бумаг, на прямое инвестирование в Китай. Такая лицензия была получена впервые за пределами Гонконга или материковой части Китая. Вслед за этим событием в первой половине января китайский биржевой инвестиционный фонд (ETF) начал торговаться на Лондонской фондовой бирже, став первым биржевым инвестиционным фондом, котирующимся в Европе, с момента смягчения правил в июле 2012 года, отмечают эксперты HSBC.

Мир будет только счастлив, если юань превратится в плавающую валюту с рыночными механизмами. Но тогда правительству придется отказаться от контроля за курсообразованием юаня, которым оно так дорожит.

Нарастает поток средств из Китая на глобальные рынки. По оценкам Международного валютного фонда, чистый отток средств из Китая может составить до $1,35 трлн, или 15% от ВВП страны.

Третий пленум XVIII съезда ЦК Компартии Китая, состоявшийся в ноябре 2013 года, поставил задачу добиться полной конвертируемости юаня.

Ожидается, что Шанхайская зона свободной торговли станет пробной площадкой для осуществления этих планов. Зона допускает открытие счетов как в юанях, так и в других иностранных валютах. После чего другие города смогут также создавать подобные зоны. По мере того как юань становится мировой валютой, создаются рынки инвестиционных продуктов в китайской валюте: акций, облигаций, биржевых инвестиционных фондов, краткосрочных финансовых инструментов.

Китай заключил соглашения о валютном свопе (обмене задолженностями в валюте) как минимум с 20 центральными банками разных стран, включая Нацбанк Японии, Южной Кореи, Таиланда, Новой Зеландии, Аргентины и Малайзии, а также с Европейским центральным банком. Вклады в юанях составляют около 12% от всех вкладов в банковской системе Гонконга (в 2008 году эта цифра составляла лишь 1%).

На сегодняшний день существует четыре офшорных центра китайской валюты: Гонконг, Сингапур, Лондон и Тайвань. На конец марта Народный банк Китая и Бундесбанк Германии также договорились о сотрудничестве при клиринге и расчетах по платежам в юанях, благодаря чему Франкфурт также получит свою долю на офшорном рынке.

По данным финансовой группы SWIFT, юань по итогам прошлого года стал одной из 10 самых активно торгуемых валют, опередив 22 другие валюты за три года.

Помимо этого 31 марта Банк Англии и Народный банк Китая подписали соглашение о создании в британской столице расчетного центра по работе с юанем с целью усиления сотрудничества в сфере проведения международных расчетов и создания клирингового центра для проведения торговых сделок в юанях.

«В связи с тем что интернационализация юаня и финансовые реформы набирают скорость, мы полагаем, что увеличение роли китайской валюты в мировом управлении резервами в ближайшие годы также будет проходить быстрее, чем многие ожидали», — считают в HSBC.

Китайский юань скоро будет готов занять свое место среди главных мировых валют, отличительной чертой которых является полная конвертируемость. Однако это не означает, что юань заменит доллар в качестве доминирующей резервной валюты. Но он войдет в топ-3 резервных валют наряду с долларом США и евро.

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», не полностью разделяют оптимизм HSBC относительно перспектив юаня.

«Я не думаю, что юань станет за три года одной из трех наиболее активно торгуемых валют, слишком рано, учитывая, что юань — не полностью конвертируемая валюта», — говорит Крис Тернер, главный валютный стратег банка ING.

«Мир будет только счастлив, если юань превратится в плавающую валюту с рыночными механизмами. Но тогда правительству придется отказаться от контроля за курсообразованием юаня, которым оно так дорожит», — говорит Джон Харди, глава отдела валютной стратегии Saxo Bank. Но на сокращение присутствия доллара на мировых рынках уйдет немало времени — это длительный процесс. Те, кто «пытается ослабить статус доллара как резервной валюты», на самом деле ничего такого не делают, а лишь «диверсифицируют» свои резервы, отмечает Харди.

Китай, безусловно, заинтересован в том, чтобы в долгосрочной перспективе ослабить доллар, но отказаться от доллара в качестве резервной валюты очень сложно, поскольку в этом случае под угрозой уничтожения окажется сама экономическая модель Китая, исключительно меркантильная. «Эта модель помогала экспортно ориентированным экономикам развивающихся стран двигаться вперед в течение последних нескольких десятилетий», — говорит Харди.

Дальнейшую интернационализацию юаня, безусловно, будет сдерживать исторически сложившийся экономический порядок с лидирующими позициями в нем доллара США как международной валюты и ФРС США как проводника этой валюты, согласен Ярослав Подсеваткин, руководитель отдела исполнения брокерских поручений ИК «Атон».

Глобализация юаня во многом будет зависеть от выполнения руководством Китая заявленных реформ по либерализации экономики, проведению структурных реформ. «Китаю необходимо менять модель экономики с экспортной на экономику с развитым внутренним спросом. А пока этого не происходит, юань падает по отношению к мировой резервной валюте так же, как и большинство валют стран БРИКС, хотя и меньшими темпами», — говорит Роман Ермаков, аналитик управления инвестиционных операций Ланта-банка.

Юань в перспективе может занять место равноправного партнера доллару и евро, считает главный экономист инвестиционной компании «Сбербанк CIB» Евгений Гавриленков. Он дает такой прогноз исходя из масштаба экономики Китая. «Предположительно страна сохранит высокие темпы увеличения ВВП, и в течение короткого периода его размеры приблизятся к $14–16 трлн, что сопоставимо с показателями Европейского союзаи США», — сообщил Гавриленков, выступая на 15-м инвестиционном форуме в Пекине в марте этого года.

Место юаня, безусловно, не соответствует масштабу экономики Китая, который занимает второе место в мире по ВВП, добавляет Подсеваткин.

Региональные валюты теснят доллар со времен Бреттон-Вудской конференции 1944 года и потеснили очень сильно во всем мире. Доля американской экономики в мировой также существенно сократилась, отмечает Константин Бушуев, начальник отдела анализа рынков компании «Открытие-Брокер». «Сместить доллар с позиции центральной мировой валюты в ближайшие полвека, пожалуй, может быть под силу только юаню», — считает Константин Бушуев, начальник отдела анализа рынков компании «Открытие-Брокер».

Доминирующее положение доллара и евро в международных расчетах нравится не всем. Некоторые страны предпринимали попытки ввести свои резервные валюты. Противостоять доллару договаривались в апреле 2011 года в ходе саммита на острое Хайнань и страны — члены БРИКС. В подписанной пятью странами декларации было зафиксировано, что участники выступают за реформирование международной валютной системы, в частности за расширение валютной корзины специальных прав заимствования (SDR) МВФ. А Банк развития Китая обязался выделить четверым участникам БРИКС кредиты на 10 млрд юаней.

Китаю необходимо менять модель экономики с экспортной на экономику с развитым внутренним спросом. А пока этого не происходит, юань падает по отношению к мировой резервной валюте так же, как и большинство валют стран БРИКС, хотя и меньшими темпами.

В двустороннем порядке Россия и Китай с 2008 года договорились активизировать торговлю в рублях и юанях, а в 2011 году Центральный банк России заключил с Народным банком Китая соглашение о внешнеторговых расчетах в юанях и рублях. При этом на Московской бирже юань торгуется за рубли с декабря 2010 года.

Многие страны хотели бы утвердить свои валюты в качестве резервной. «Выгода от превращения национальной валюты в резервную очевидна — вы можете выпускать долговые обязательства в своей собственной валюте по более низкой стоимости», — отмечает Тернер. Он не исключает, что Китай поставил своей целью сделать юань резервной валютой за счет ослабления доллара.

Вопрос о выгоде ослабления доллара неоднозначен, уточняет Подсеваткин.

С одной стороны, доллар, как международная валюта, уверенно главенствует на рынке, а сильные игроки хотели бы больше веса для своих национальных валют.

С другой стороны, для таких стран, как Россия, часть золотовалютных резервов которой вложены в экономику США в виде казначейских облигаций и доллара, ослабление этой валюты повлечет за собой и переоценку в сторону понижения реального объема золотовалютных резервов.

В усилении конкурентоспособности своей валюты по отношению к доллару заинтересованы такие страны, как Швейцария, Китай, Великобритания, Япония и еврозона. То есть страны, обладающие достаточным экономическим потенциалом и такими же сильными экономическими амбициями, добавляет Подсеваткин.

Газета.Ру

Loading...