18:02 / 5 февраля 2013

Денис Шулаков о перспективах рынка рублевых активов

(

Приход Euroclear и Clearstream позволит в 2013 году увеличить рынок размещений российских долговых бумаг с 82 млрд до 100—120 млрд долл. О том, как будет развиваться в этих условиях Газпромбанк, и об уже достигнутых результатах корреспонденту РБК daily ИВАНУ ШЛЫГИНУ рассказал первый вице-президент Газ­промбанка ДЕНИС ШУЛАКОВ, который пришел в банк в начале октября прошлого года из лондонского офиса Barlcays Capital.

Перспективы рублевых активов

— Насколько интересны рублевые бумаги иностранным инвесторам?

— Сейчас на рынке долговых инструментов весьма необычная ситуация. С одной стороны, рекордно низкие ставки по облигациям в иностранной валюте, с другой — есть желание инвесторов найти дополнительный доход и диверсифицировать свои вложения. Отсюда интерес к локальным валютам в целом и к рублю в частности. А рублевые еврооблигации — это еще и удобный формат для инвесторов-нерезидентов.

Когда мы размещали в декабре 2012 года рублевые евробонды ФСК, никто из иностранных инвесторов не говорил о каких-либо лимитах на Россию. Спрос на этот выпуск более чем в два раза превысил объем 17,5 млрд руб. со ставкой купона 8,45% годовых при сроке обращения 6,25 года. Важно, что такой спрос был на рублевый актив в конце года, когда обычно инвесторы стремятся сократить свои позиции. Во многом это связано с предстоящей либерализацией рынка ОФЗ и допуском международных клиринговых систем Euroclear и Clearstream к российскому рынку, что уже обеспечило приток 6—7 млрд долл. в ОФЗ в этом году.

— Смогут ли отечественные эмитенты предложить достаточное количество ценных бумаг для иностранных инвесторов? Ведь есть уже утвержденные программы заимствований?

— Я бы выделил три обстоятельства. Во-первых, ведущие российские компании имеют профессиональные команды финансистов и технически умеют действовать быстро, как показали «Роснефть», ФСК и НОВАТЭК со своими размещениями, которые состоялись практически друг за другом. Во-вторых, заимствования при таких низких ценах на рынке можно пересмотреть в сторону увеличения. Ведь не секрет, что в период кризиса было заморожено много инвестиционных программ у российских компаний реального сектора, в том числе и электроэнергетики, которые можно будет реанимировать. В-третьих, в целом по объему долговых обязательств по отношению к ВВП наша страна в три раза отстает от среднего показателя по БИК (Бразилия, Индия, Китай), так что потенциал есть.

— Как это скажется на курсе рубля?

— Ожидаемый в ближайшем году приток иностранных инвестиций в размере 15—20 млрд долл. только в рынок ОФЗ может привести к укреплению курса рубля, что уже делает российскую валюту привлекательной. Стоит отметить, что подавляющее большинство иностранных инвесторов фондируется в долларах США, тем не менее они берут сегодня на себя рублевый риск, и, как мы видим, многие его даже не хеджируют.

 

Усиление конкуренции

— Будет ли в таком случае Газпромбанк организовывать размещения только в рублях?

— Рублевый долговой рынок очень перспективен. Но заимствования в американских долларах продолжат оставаться интересными, так как выручка российских экспортеров и прежде всего нефтяных компаний поступает в этой валюте. Привлекательность доллара заключается в его распространенности, как я уже отметил, взять хотя бы тот факт, что нефть на мировых биржах котируется тоже в американской валюте.

В евро не так много российских заемщиков. В качестве альтернативы сейчас интересны иена и швейцарский франк, в которых возможны размещения небольшими объемами в определенные промежутки времени, но экзотикой (как ее многие называют) ни наши клиенты, ни мы сами не видим смысла увлекаться.

— Планирует ли Газпром­банк наращивать свое присутствие на рынке организаторов евробондов в 2013 году?

— Наш фокус — быть максимально полезными нашим основным клиентам. Банк смог организовать с сентября этого года четыре размещения — для «Газпром нефти», «Роснефти», НОВАТЭКа и ФСК — в дополнение к летнему выпуску «Газпрома», и по итогам 2012 года Газпромбанк стал лидером по организации выпусков еврооблигаций для компаний нефтегазового сектора и электроэнергетики. Мы планируем и дальше активно работать на этом рынке.

В 2013 году нам предстоит пережить усиление конкуренции на рынке организации облигационных размещений со стороны глобальных игроков. Это неминуемо произойдет благодаря созданию Центрального депозитария и доступу международных клиринговых систем Euroclear и Clearstream к российскому рынку облигаций.

— Во сколько обычно обходится размещение евробондов эмитенту?

— Обычно общие затраты эмитента на выпуск составляют около 1%. Это общие расходы, которые включают услуги банков-организаторов, юристов, аудиторов. При выпуске на десять лет это составляет около 0,1% годовых: чем больше выпуск по размеру, тем меньше сумма, выраженная в процентах от привлеченной суммы.

Мы видим ажиотажный спрос со стороны инвестиционного мирового сообщества на российских эмитентов первого эшелона

— С какой целью покупают российские корпоративные евробонды? Сомневаюсь, что здесь работает стратегия «купить и держать». Как обстоят дела с ликвидностью этих выпусков на вторичном рынке, интересны ли они спекулянтам?

— Облигации крупнейших российских корпоративных эмитентов крайне привлекательны для всех типов инвесторов, будь то real-money accounts или спекулянты, в силу достаточно высокой ставки доходности в сочетании с первоклассным кредитным качеством. Сейчас рынок находится в той стадии, когда количество желающих купить привлекательный актив эмитентов развивающихся рынков чрезвычайно велико. А предложение таких эмиссий ограничено. В связи с этим мы и видим ажиотажный спрос со стороны инвестиционного мирового сообщества на российских эмитентов первого эшелона. Кстати, стратегия buy & hold здесь абсолютно приемлема, так как доходность в районе 4% на десять лет достаточно привлекательна для большинства хедж-фондов и управляющих компаний. Ликвидность выпусков «Роснефти», «Газпрома» и «Газ­пром нефти» высока на вторичном рынке, что объясняется большой переподпиской и значительной базой инвесторов.

 

Кто купил бонды «Газпром нефти» и «Роснефти»

— Чем принципиально отличались размещения евробондов «Роснефти» и «Газпром нефти»?

— Принципиальных отличий немного, можно выделить время выхода на рынок и структуру выпуска. Евробонды «Газпром нефти» были размещены 10 сентября сроком на десять лет на 1,5 млрд долл. «Роснефть» же выпустила два транша евробондов 29 ноября. Один из них тоже был десятилетним на 2 млрд долл., второй — пятилетним на 1 млрд долл.

— За счет чего удалось достичь спроса 25 млрд долл. от инвесторов при размещении «Роснефти»? Почему у «Газпром нефти» спрос был в районе лишь 10 млрд долл.?

— Оба заемщика похожи друг на друга по своим финансовым метрикам, профилю бизнеса и рынку операций. Вследствие этого спрос на оба размещения был очень значительный, и нельзя говорить, что в «Газпром нефти» он был меньше. Изначально «Газпром нефть» маркетировала объем выпуска 1 млрд долл., то есть переподписка составила более чем десять раз, и хороший спрос позволил эмитенту не только увеличить объем размещения, но и снизить купонную ставку.

При размещении выпусков «Роснефти» суммарный спрос составил 25 млрд долл. и распределился в пропорции 40 на 60, то есть спрос на десятилетний транш составил примерно 15 млрд долл., фактически совпав со спросом на выпуск «Газпром нефти» на 1,5 млрд долл.

— Какие группы инвесторов и из каких стран наиболее активно проявляют себя в подобных размещениях? Речь идет о пенсионных фондах и страховых компаниях или о банках, управляющих компаниях?

— В подобных размещениях наиболее активно проявляют себя американские и европейские инвесторы, причем это как частные, так и государственные пенсионные фонды, хедж-фонды, управляющие компании и банки. Разница только в объеме заявки. Самые крупные, как правило, приходят от американских фондов и управляющих компаний. Так, в выпуске «Газпром нефти» на инвесторов из США пришлось 45%, Великобритании — 23%, континентальной Европы — 18%, а на Россию — всего 2%. Впрочем, российские инвесторы могли инвестировать из других юрисдикций. В траншах «Роснефти» также преобладали инвесторы из США с долей 52—53%. В то же время инвесторы из континентальной Европы оказались активнее в коротком транше (31%), а в длинном — 15%. Инвесторы из Великобритании предпочли более длинный выпуск (27%) короткому траншу (12%).

В выпуске как «Роснефти», так и «Газпром нефти» преобладали институциональные инвесторы с долей в зависимости от выпуска от 74 до 85%. Доля частных банков колебалась от 8 до 16%, а хедж-фондов — от 6 до 8%.

— Выкупают ли в процессе размещения на себя что-то сами организаторы и соорганизаторы?

— Спрос инвесторов настолько высок, что потребности в участии банков-организаторов не было. А что касается инвестиционной привлекательности этих выпусков, то о ней мы уже говорили, и каждый из банков мог претендовать на покупку только на конкурентных условиях с инвесторами. Как показали вторичные торги, размещение оказалось обоюдовыгодным и эмитентам, и инвесторам.

В то же время хотелось обратить внимание на то, что этой осенью и «Роснефть», и «Газпром нефть» также разместили выпуски локальных рублевых облигаций объемом 20 млрд и 10 млрд руб. соответственно. В этих выпусках основной спрос пришелся на российских инвесторов. Однако ситуация меняется, и в контексте либерализации российского рублевого рынка облигаций мы ожидаем существенного роста спроса среди иностранных инвесторов и на локальные выпуски лучших российских корпоративных заемщиков.

Loading...