17:05 / 18 мая 2012

Новые специальности в банковской сфере

В инвестиционных банках в этом году начали появляться деривативные продукты, которых в России раньше не было, и сейчас они находятся в зачаточной стадии. Соответствующих специалистов на рынке на данный момент тоже практически нет.

 Такие люди сейчас либо привлекаются с Запада, либо «выращиваются» из сотрудников, имеющих опыт работы с ценными бумагами. Что касается специальностей, которых в России раньше не было, например продакт-контролеров, занимающихся учетом по сделкам с ценными бумагами, то их по-прежнему не хватает. Если на Западе можно «взять» продакт-контролера из одного банка и устроить его на аналогичную должность в другой, то в России при поиске кандидата на вакантную позицию вынуждены переманивать специалистов из компании «большой четверки», хорошо знающих бухгалтерский учет и готовых обучаться новой специализации.

– Хорошие специалисты для бэк-офиса банков потихоньку начали появляться на рынке, хотя искать людей по-прежнему сложно. Не хватает таких специальностей, которых в России раньше не было, например, продакт-контролеров, занимающихся учетом по сделкам с ценными бумагами. Эта профессия в свою очередь делится еще на несколько специализаций: equity product control, bond product control, debt product control.

В России при поиске кандидата на вакантную позицию мы вынуждены переманивать специалистов из компании «большой четверки»

Если на Западе можно «взять» продакт-контролера из одного банка и устроить его на аналогичную должность в другой, то в России при поиске кандидата на вакантную позицию мы вынуждены переманивать специалистов из компании «большой четверки», хорошо знающих бухгалтерский учет и готовых обучаться новой специализации. Ведь готовых профессионалов на данный момент практически нет!

Что касается фронт-офиса, то тут ситуация еще сложнее. Проблема в том, что продавцов как таковых в России очень мало, – это тоже новая специальность для местного рынка. Сейлзы и relationship-менеджеры – достаточно новое понятие для России. Самые «зубастые акулы» продаж, например в инвестиционном банкинге, – это либо люди с западным опытом, либо иностранные специалисты. В коммерческих банках relationship-менеджеры раньше отвечали как за работу с клиентами, так и за кредитный контроль. Они общались с клиентами, предлагали им продукты и в то же время являлись кредитными аналитиками (см. справку о профессии), решали, можно ли клиенту продавать тот или иной продукт. Теперь банки жалуются, что такие уникальные сотрудники хотят получать слишком много денег. Банки стали понимать, что им невыгодно, когда один человек совмещает в себе две разные функции: работа с клиентами – это работа специалиста фронт-офиса, аналитик – специалист бэк-офиса. Сейчас постепенно все идет к разделению этих двух функций, поэтому в последнее время спрос на кредитных аналитиков очень увеличился – они нужны буквально в каждом банке! Подобные сотрудники с двухлетним опытом работы и знанием английского языка могут претендовать на оклад в $3500 в месяц.

В инвестиционных банках начали появляться деривативные продукты, которых в России раньше не было, и сейчас они находятся в зачаточной стадии развития. Соответствующих специалистов на рынке на данный момент тоже практически нет. Такие люди сейчас либо привлекаются с Запада, либо «выращиваются» из сотрудников, имеющих опыт работы с ценными бумагами.

В современных условиях рынка нам надо быть креативными, постоянно придумывая, где и как искать людей. К примеру, года четыре назад о позиции «ассистент трейдера» у наших кандидатов были очень смутные представления. Когда мы предлагали им вакансию, они даже обижались и говорили: «Я не хочу работать персональным помощником». При этом на Западе на такой позиции люди работают по пять лет и растут профессионально именно в рамках этой должности. Здесь же кандидаты уверены, что с позиции ассистента уже через год дорастут до трейдера. Для нас по-прежнему остается серьезным вопросом, где искать таких людей. Как правило, мы переманиваем их из «очень маленьких» трейдеров с опытом работы не больше года, мотивируя тем, что из российского банка они перейдут хоть и на более низкую позицию, но в международный банк, где можно будет получить очень ценный для карьерного роста опыт.

Эльвира Гарифуллина, старший консультант департамента IB рекрутинговой компании Antal International Russia:

– Что касается банковской и финансовой сферы, то есть специализации, которые в России появились максимум два-три года назад. И это не те профессии, о которых чаще всего думают, как например трейдер или аналитик, существующие уже с начала 2000-х годов. Сейчас на первый план выходят такие позиции, как product controller (от англ. – контролер по продуктам), специалист по рискам (риск-аналитики, риск-контролеры, риск-менеджеры), трейдер по деривативам.

Product Controller

Что касается позиции product controller, то это профессия, о существовании которой российские компании совсем недавно еще ничего не знали. Как правило, такая позиция встречается в западных банках, но на данный момент в России их не очень много. Наш клиент (крупная компания, в руководстве которой есть экспаты, способные контролировать это направление) – одна из первых российских компаний, начавшая вводить систему продакт-контроля, выдвинула к кандидатам на эту позицию следующие требования: мотивация, хорошая теоретическая подготовка, профессиональные сертификаты и стремление специалиста к дальнейшему обучению. Профессия product controller включает в себя в том числе и контроль над рисками. Риски делятся на две группы: кредитные и рыночные.

  • Кредитные риски

Направление кредитных рисков в нашей стране, в принципе, существует. Тем не менее, до недавнего времени в инвестиционных компаниях риски почти не анализировались, соответственно, у рисковиков нет опыта анализа рисков в такого рода организациях. В коммерческих банках (корпоративных и розничных) рисковики, конечно, были. В крупных банках существовал также анализ рисков на контагентов и эмитентов – таких специалистов в России постепенно становится больше, но, к сожалению, пока их тоже недостаточно. Особую актуальность это направление приобрело примерно два года назад. Такие специалисты стали первыми, кто смог заняться кредитными рисками в инвестиционных компаниях. У них значительно расширилось поле деятельности: они стали отвечать не только за контрагентов (банки, страховые компании и т. п.), но и за инвестиционные компании, фонды и корпоративных клиентов, т.е различного рода компании.

Цель такого кредитного анализа – понять, не то, насколько вероятно, что компания вернет кредит, а оценить кредитоспособность с точки зрения устойчивости компании: будут ли расти в цене ее акции, что будет происходить с другими ценными бумагами, сколько ценных бумаг можно купить в этой компании или продать контрагентам и т. д.

В прошлом году мы закрывали вакансию кредитного рисковика в крупной российской компании. Работа была непростая, вакансия оставалась открытой в течение года. Над ней работали практически все рекрутинговые агентства Москвы. Нам удалось прямым поиском найти кандидата на эту должность, переманив его из крупного российского банка. В ходе поиска стало очевидно, что на такие позиции можно брать специалистов именно из отделов по анализу контрагентских рисков или из отделов по работе с финансовыми институтами, которые существуют во всех крупных коммерческих банках.

Возможен и другой вариант перехода специалиста по кредитным рискам в инвестиционную компанию, хотя он и менее вероятный. Можно взять кредитного аналитика из коммерческого банка, при условии, что у него есть опыт глубокого анализа деятельности клиента. Если он работал в глобальном банке, то в процессе работы такому специалисту приходилось анализировать не только залоговую часть, но и делать полный, глубокий кредитный анализ, включая позицию компании на рынке, конкурентную среду в конкретном секторе т. п.

Также на позиции кредитных рисковиков можно рассматривать кандидатов из рейтинговых агентств. В Лондоне, кстати, такой переход считается наиболее логичным. У нас в большинстве случаев очень сложно переманить оттуда сотрудников в первую очередь из-за зарплаты: в рейтинговых агентствах она выше, чем в банках. Хотя осуществлять подобные переходы нам также удавалось в еденичных случаях.

  • Рыночные риски

Рыночные риски – это еще одна новая для России сфера. Специалисты по рыночным рискам есть, но их можно пересчитать по пальцам. В первом случае, это совсем молодые работники, получившие год-два назад диплом о высшем образовании, и, в силу того, что у них хорошее образование (математическое или в области риск-менеджмента), они могут претендовать на подобную работу. Тем не менее, поскольку у таких специалистов еще недостаточно опыта, они не могут самостоятельно поставить систему риск-менеджмента с нуля. Они могут модифицировать уже существующие модели или строить свои, но все же им сложно учесть все детали относительно процессов и продуктов банка или инвестиционной компании.

Во втором – это уже состоявшиеся специалисты, выходцы из математических кафедр. В их случае встает другая проблема: они, в силу возраста, не всегда могут приспособиться к новым реалиям, вписаться в корпоративную культуру современных компаний. Одна из крупных российских компаний ищет такого специалиста уже больше года. Сначала искали в России, но не нашли, хотя достойные кандидаты были, но они не подошли по определенным причинам. Потом перешли к международному поиску, вели переговоры со специалистом из Бразилии, но пока безрезультатно. Сегодня на нашем рынке есть буквально 3–4 кандидата, но они, скорее всего, не согласятся на подобное предложение, потому что уже работают в крупных лидирующих банках и чувствуют себя там весьма комфортно.

Прямые инвестиции и корпоративные финансы

Фондов прямых инвестиций в последнее время тоже становится все больше. Прямые инвестиции – это даже более активно развивающееся направление, чем M&A. В Россию приходят фонды, которым интересен ростущий рынок развивающихся стран (emergent market), к которым причисляют Россию. M&A – очень популярная профессия: каждый второй выпускник Плехановской академии или Высшей школы экономики, имеющий опыт работы в компании «большой четверки», стремится перейти в M&AС другой стороны, российские специалисты, проработавшие в крупных инвестиционных компаниях, получившие знания и контакты с инвесторами, открывают свои фонды, инвестиционные бутики, среди них есть достаточно молодые профессионалы в возрасте 29 – 35 лет.

У нас есть резюме специалистов с 10-летним опытом в M&A, которые начинали работать еще в 1990-е годы и сейчас занимают топовые позиции в крупных банках. Сегодня M&A – очень популярная профессия: каждый второй выпускник Плехановской академии или Высшей школы экономики, имеющий опыт работы в компании «большой четверки», стремится перейти в M&A. Это очень амбициозные люди, сфокусированные на карьере (первые 5 лет у них вообще нет времени на личную жизнь, они работают по 24 часа в сутки (если мы говорим о построении красивой карьеры в крупном банке). Нельзя сказать, что это направление абсолютно новое для нас, – просто сейчас мы наблюдаем бум в этой сфере. К нам даже приезжают иностранные специалисты, которые видят, что у нас можно достичь большего, чем у них на родине.

Проектное финансирование

Чего пока нет в России, так это проектного финансирования. Есть банки, в которых существуют отделы по таким название, но по сути как такового проектного финансирования там нет. Обычно под проектным финансированием подразумевают широкий спектр услуг, куда входят и M&A, и долговое финансирование через различные инструменты и схемы.

К примеру, компания хочет построить завод. Она обращается в банк, который организует для нее финансирование под строительство завода. Это не просто выдача кредита, а более сложная сделка – в ней могут совмещаться различные банковские инструменты и продукты. У нас есть клиенты, которые хотят создать у себя проектное финансирование, но поскольку такая работа подразумевает и кредитный анализ, и инвестиционный анализ, и знания разных продуктов, и сложных схем, то очень сложно найти людей с таким бэкграундом.

Стартап-проекты

Сегодня в России есть свободный капитал, и вполне достаточно инвесторов, готовых начать новый бизнес, зачастую это может быть инвестиционная компания или отдел. Таких инвестиционных и управляющих компаний в последнее время появляется все больше. Следовательно, у инвестора есть финансовые средства, которые он хочет вложить, и ему требуются специалисты, способные дать грамотную консультацию, как этими средствами лучше распорядиться.

Найти таких людей достаточно сложно, но все же проще, чем, к примеру, специалистов по проектному финансированию. Все зависит от того, какая компания и какой банк. Если это стартап розничного банка – предпочитают кандидатов из розничного банка, которые знают, каким образом все функционирует. Если это стартап западной компании, то, как правило, есть ответственное лицо из головного офиса, которое курирует этот процесс.

Loading...